Именно так называется третья, заключительная часть трилогии Дмитрия Коржова «Мурманцы». Сегодня в 15 часов в областной научной библиотеке начнется представление этой книги читателям-мурманчанам. А мы публикуем несколько мнений о новом издании и трилогии в целом.

Главный герой - Город

Героев, претендующих на статус главного, в новом романе Дмитрия Коржова нет. Они окончательно растворились. Точнее, главным героем наконец стал именно город. Этот роман - мозаика: пейзажная и событийная. Жилстрой, стадион, ресторан, порт - фрагменты, из которых складывается внешний, наглядный портрет Мурманска.

Но есть еще портрет исторический: визит Хрущева, визит Кастро, прочие реалии времени в виде открытых катков, портвейна «777», литературных сборищ в редакции «Полярки» и т. д. Все это выписано очень вкусно. Мне поначалу не хватало сквозной линии, корневой фигуры, за которой тянулась бы нить повествования (ни Горевой, ни Филатова на эту роль не годятся), но потом обвыкся и понял, повторюсь, что книга не о людях, а о городе.

Александр РЫЖОВ, поэт и прозаик, Оленегорск.

Шкатулка с секретом

Только прочитав все три романа, можно понять, что закончить свой эпос Дмитрий Коржов планировал, но не в первом, а в третьем романе. И это ему, по-моему, вполне удалось.

Мы видим, что уже с первой главы автор методично и целенаправленно доводит все сюжетные линии, оборванные в предыдущих романах, до логического завершения. Мы узнаем, почему «рассвета для Маши не было», дождалась ли Санька Николая Скворцова, что стало с Дашей Сазоновой, опять же героиней еще первых «Мурманцев». Все оборванные ниточки связаны, все лакуны заполнены.

Дмитрию Коржову удалось постичь душу города в единстве всех сторон жизни: сил природы, бытовой жизни, духовной, причастности к судьбе страны. Трепетное признание в любви к городу ощущается буквально в каждой строчке, Мурманску посвященной. И для каждого героя город становится чем-то особенным: для Алексея Кольцова Мурманск - это шкатулка памяти, для Сашки Горевого, восхищенными глазами которого мы смотрим на Мурманск, - это город-мечта: строящийся, меняющийся, возрожденный.

Город - не просто фон или декорация, город - полноправный участник, главный герой событий и жизни, и романа.

Увлекает и зачаровывает мелодика письма, ее стиховая основа, иногда ловишь себя на мысли, что некоторые прозаические строчки вполне могли бы стать началом либо частью стихотворения. Сразу при этом вспоминаешь внешне незамысловатую, лишенную метафоричности прозу Юрия Казакова.

Елена ШТУРНЕВА, поэт и литературовед, Апатиты.

Третья. Дальше - четвертая и пятая?

Думается, пространство романа можно расширить. Герои могут чуть побольше размышлять, а некоторые линии, намеченные и оборванные скороговоркой, - получить продолжение. Не факт, что из-за этого сильно разрастется текст. Автор вполне способен рисовать исторический контекст несколькими деталями, сохраняя избранную им и соразмерную читателю и северному пейзажу тональность семейной саги. Для такой пастели массовые сцены и взгляд с птичьего полета или кремлевских башен, привычные по многим иным эпопеям, отнюдь не требуются.

Завершена третья часть романа. Однако пристрастие Коржова к открытым финалам наводит на мысль о том, что возможны и четвертая, и пятая. Материала хватит - отечественная история второй половины XX века тоже щедра на пики и переломы. Расцвет атомного подводного или же ледокольного флота СССР, перипетии перестройки… хоть до пожара на подлодке «Екатеринбург», который случился 29 декабря 2011 года и о котором по-прежнему гуляет много слухов, доводи повествование.

Такая цепочка, говоря импортным языком, сиквелов может родить как минимум серию хороших, но скорее приключенческих повестей. Киношное слово использую отнюдь не случайно: и в своем нынешнем, далеко не оконченном виде, «Мурманцы» так и просятся на экран.

Если же автор, не обязательно спеша к предстоящему в 2016 году столетию Мурманска, на уже проверенной сюжетной основе придаст роману достойный заложенного потенциала масштаб, поднимется до историософии - может получиться по-настоящему эпический текст, осмысляющий судьбы России и русских людей в минувшем веке. Желаю именно этого, ощущая необходимость в таком осмыслении и веря, что оно грядет. А также в надежде, что у такого романа обязательно найдется думающий читатель.

Андрей РАСТОРГУЕВ, поэт, переводчик, журналист, Екатеринбург.

Редкая привилегия

Первая и вторая части романа вышли соответственно в 2008 и 2011 годах и посвящены драматическим событиям, происходившим в Мурманске в период Гражданской и Великой Отечественной войн. В третьей части действие перенесено уже в начало 60-х годов прошлого века. Таким образом, роман являет собой впечатляющее художественно-историческое повествование, посвященное самым, пожалуй, знаковым периодам в истории города, ставшего главным северным форпостом нашей страны. И, что несомненно важно, людям, жившим в те сложные и во многом трагические времена, именно тем самым мурманцам, ибо так они себя называли.

Задача, поставленная Дмитрием Коржовым перед самим собой при создании романа, была весьма ответственной и крайне сложной. В отечественной литературе, кроме повести Сергея Колбасьева «Центромурцы» и романа Валентина Пикуля «Из тупика», нет более ничего, посвященного Мурманску и его людям. Да, на региональном уровне велись определенные исторические исследования, и труды мурманских ученых сыграли решающую роль в конкретизации истории нашего края. Но вот писатели почему-то обходили эту тему стороной. А Коржов уклоняться не стал, посчитав своим долгом написать о тех, кто так или иначе создавал и защищал прекрасный северный город, посвятив ему свою жизнь. И, на мой взгляд, в этом главное достоинство романа.

В третьей книге автор в корне сменил стиль повествования, дописывая полотно трилогии широкими, внушительными мазками, продолжая при этом очень жестко и неожиданно распоряжаться судьбами героев романа, вводя в книгу новых действующих лиц, причем совершенно реальных людей, с некоторыми из которых и автор, и ваш покорный слуга, и многие мои земляки знакомы лично.

На мой взгляд, очень удачно и символично вплетаются в повествование пейзажи зимнего Мурманска, картины города уже вполне современного, дождавшегося пуска троллейбуса и визита Фиделя Кастро. Если читать трилогию целиком, сразу, есть прекрасная возможность пронаблюдать почти полувековую эволюцию города и горожан, сравнить все описанное в романе с сегодняшним днем… А ведь это редкая привилегия, не правда ли?

Вадимир ТРУСОВ, поэт и критик, Мончегорск.

В клиповой манере

Отличие третьей части, пожалуй, в большей динамике, складывающейся за счет обилия персонажей, которых язык не поворачивается назвать второстепенными. Скажем, Никита Хрущев или Фидель Кастро. Впрочем, и не столь именитых героев мелькает в романе немало. И это не выглядит недостатком.

На мой взгляд, форма третьей части «Мурманцев» приближается к клиповой манере изложения, характерной для последних лет. Эта тенденция диктуется, с одной стороны, общим трендом сжатия обильных потоков информации, с другой - дает надежду, что молодое поколение, изначально привычное к такому формату, сможет легко освоить данный текст. К счастью, как мне показалось, мозаичность, «клиповость» романа не приводит к фрагментарности. Произведение все же остается достаточно цельным, не распадаясь на отдельные части.

Обилие персонажей не заслоняет решительно выходящего в третьей части на первый план главного героя трилогии - город, или как называет в романе его сам Дмитрий Коржов, - Город. Атрибутика и сам дух Мурманска начала 60-х воссозданы очень точно и с большой любовью.

Игорь КАТЕРИНИЧЕВ, журналист, Мурманск.