Актеру было 83, и Лев Константинович, как и абсолютное большинство пожилых людей, тяготился возрастом и болезнями, но продолжал поражать жизненной и творческой энергией. Играл сразу в нескольких спектаклях главные роли, ставил новые драмы и комедии как режиссер, снимался в кино и телесериалах. В общем, вел активный образ жизни, по-прежнему был востребован, по-прежнему любим зрителями - до самой своей кончины…

- Лев Константинович, если бы не стали актером, куда бы пошли?

- Как большинство моих сверстников, на завод, и был бы токарем или слесарем, думаю, неплохим…

- Но вы же из цирковой династии…

- И это так. Я - не просто однофамилец знаменитого дрессировщика и основателя громкой цирковой династии, а их родственник. Роду Дуровых более пятисот лет, он переплетается со многими известными линиями дворянских семей. Отец мой из рода Толстых. Однако родители не были связаны ни с цирком, ни с литературой. Отец - инженер-взрывник, мама работала в военно-историческом архиве. Ну а мы, пацаны, рожденные в тридцатые годы, бредили трудовыми подвигами стахановцев…

Однако судьбе было угодно, чтобы я не только сам стал актером, но еще и положил начало театральной династии. Моя супруга Ирина Николаевна Кириченко и дочь Екатерина Дурова - актрисы, играют на сцене моего родного Театра на Малой Бронной. Зять Владимир Ершов - тоже актер. Внучка Катя работала завлитом Абаканского кукольного театра, затем вернулась в Москву, так как ее муж поступил на музыкальное отделение ГИТИСа. Внук Ваня учится на гуманитарном факультете университета.

- С виду вы мужчина отнюдь не мощный, но слывете человеком редкой отваги, все трюки в кино выполняете сами. Говорят, по числу травм и переломов не уступаете великому Джеки Чану…

- Начни только вспоминать, что со мной приключалось! На съемках картины «34-й скорый» в одном из эпизодов я чуть не сгорел - ногами выбил стекло и спас жизнь себе и партнеру. На «Трех мушкетерах» упал вместе с оседланной лошадью... В Израиле, на съемках «Мастера и Маргариты», верблюд понес меня в… пропасть. В картине «Ко мне, Мухтар!» подвергся нападению громадной овчарки. А в Мексике на съемках совместного советско-мексиканского фильма «Эсперансо» меня чуть не раздавила вставшая на дыбы семисоткилограммовая лошадь. Точно говорю, чудом спасся. На память о втором рождении мексиканцы подарили мне оберег, ставший любимым экспонатом в моей необычной домашней коллекции. Кажется, эта вещь для меня с тех пор действительно стала по-настоящему оберегающей. После той мексиканской истории я еще несколько раз попадал в очень серьезные ситуации: и с лошади падал, и на машине чуть с моста не улетел. Но всегда из переделок выходил цел и невредим.

- А в ДТП не попадали? Кстати, какой у вас автомобиль?

- Я не люблю пафоса, звездности, до сих пор в театр езжу в троллейбусе. И вот однажды поджидаю в Москве, на Комсомольском проспекте, свой «тридцать первый»… А рядом расселись три бугая: жрут, пьют и мусор под ноги бросают, хотя рядом урна. Сделал им замечание в спокойном тоне - не реагируют. Тогда я внезапно зажимаю нос одного из них большим и указательным пальцем и металлическим голосом говорю двум другим: «Если не подберете мусор - сломаю ему нос!». По моему тону они сообразили, что я не шучу, и, представьте, все подобрали. Я его отпустил и быстро ретировался, чтобы не побили меня после этого. Но мужики были настолько ошарашены, что на меня не решились наехать… Если вы думаете, что я возрадовался своей быстрой победе, то это не так. Страшно и грустно, когда нужно угрожать человеку, чтобы он не был свиньей, чтобы делал элементарные вещи. Но что мне делать? Смолчать бы тоже не смог - не тот у меня характер...

- А если бы бугаи не ретировались… Вы были готовы к драке? Как ваш герой Сан Саныч из картины «Не бойся, я с тобой!»?

- Когда снимался в этом фильме, обучался приемам боевых искусств, и какие-то навыки остались. Настоящие мастера - такие, как мой друг, знаменитый каскадер Александр Иншаков - никогда не распускают кулаки… Но я-то не мастер. Некоторое время назад в темное время суток на улице у меня попросили закурить. Потом спросили, который час. Потом спросили про деньги. Не узнали меня, а может, я им просто как артист не нравился? Но я за себя постоял - и больше эти ребята у меня уже ничего не просили…

И еще один занятный эпизод случился на съемках фильма «Не бойся, я с тобой!»… В сцене драки участвовал настоящий каратист. Конечно, спортсмена предупредили, чтобы он с актером Дуровым дрался поаккуратнее, но тот увлекся, вошел во вкус и неожиданно нанес мне несколько вполне реальных ударов. Тут и я завелся, встал в боксерскую стойку и точно ударил соперника в челюсть. Абсолютно неожиданно для него! Ну и срубил одним ударом… Тот и сел, погрузившись в нокаут... Посидев несколько минут и придя в себя, покачал головой: «Ну, Константиныч, мне говорили, чтобы я с тобой был осторожнее, но и ты мужик не промах». А меня больше волновал не его комплимент, а то, что при ударе я себе палец выбил.

- Сегодня в это трудно поверить, жизнь стала донельзя прагматична, но в актерской среде вашего поколения в 60-70-е годы были очень популярны розыгрыши. Известные артисты, словно дети малые, почитали за честь разыграть коллегу, и это никого не обижало, а только украшало жизнь. Припомните что-нибудь...

- Ну чем бы вас порадовать… Вот однажды, находясь на съемках в городе на Неве, я позвонил в Москву знаменитому актеру и клоуну Юрию Владимировичу Никулину и, изменив голос, «в стакан», сообщил, что тот утвержден на роль отца трех близнецов в советско-шведский фильм «Вишня». После чего предложил просто формально приехать на пробу сцены с близнецами, которых специально привезли из Швеции. Видимо, все выглядело очень убедительно, потому что Никулин, сам большой мастер розыгрышей, не почувствовал подвоха.

Вскоре Юра приезжает в Питер, отправляется на «Ленфильм», а я сижу в гостинице и, потирая руки от удовольствия, представляю такую картинку. Вот сейчас Никулин приходит в актерский отдел: «Здравствуйте, мне нужна группа «Вишня». Ему отвечают: «Такой не существует». - «Как?! У меня назначена проба с тремя шведскими мальчиками-близнецами». - «Юрий Владимирович, оставьте свои цирковые номера: никаких шведских мальчиков-близнецов в Ленинграде нет и отродясь не было». И тогда он говорит: «Та-ак, я понял. Зато есть один русский «мальчик»... Мне оставалось совсем немного, чтобы дождаться звонка своего приятеля: «Ах ты, такой-рассякой!» А потом мы оба долго хохотали от души. Но не злобно, разумеется…

- Чувство юмора спасало вас в каких-то ситуациях?

- Однажды меня пригласили в «винный тур». Это вовсе не 10-дневное пьянство. Мы ездили по шато - огромным замкам, которые живут за счет виноградников и изготовления вина. Там нас принимали хозяева, и была дегустация вин. Меня удивило, что вино они сплевывают. Полощут им горло, ощущая аромат вина. А рядом стоит бочка с опилками или песком, и все сплевывают вино туда. Очень жалко было выплевывать! Я старался делать это как можно реже… Но так как мы объезжали каждый день иногда по два-три шато, я понял, что сплевывать все же надо… Но это очень вкусно - я впервые попробовал настоящие сухие вина. Особая культура!

Там подвалы-хранилища, иногда на десятки километров протяженностью, все наполнены бутылками с вином. И все покрыто плесенью, стены почти черные. Когда мы шли, я отстал от группы, быстро достал из кармана монетку и, как это принято у нас в России, написал на темной стенке английскими буквами: «Лев Дуров». После этого говорю: «Подождите, ребята! По-моему, у меня галлюцинации! Посмотрите, что там за углом на стенке написано?» Они посмотрели и говорят: «Лев Константинович! Кажется, у вас есть двойник!» Я сказал: «Кошмар!» В душе я улыбался, но с виду так и не «раскололся», и они, наверное, до сих пор думают, что у меня есть двойник! В общем, я себя сам «увековечил»!

- Вы любите вспоминать, как много лет назад вместе со знаменитым актером Георгием Жженовым ехали в поезде на съемки в Донецк и у вас случилась любопытная встреча с ясновидящей - некоей Лидией Михайловой…

- Это настоящая ясновидящая. Когда она работала крановщицей на стройке, в ее кабину ударила молния. С тех пор Лидия видела людей насквозь и могла поведать многое о прошедшей и будущей жизни. Узнав в нас известных артистов, она предложила пообщаться… Разложив по полочкам жизнь Георгия Жженова, удивительным образом отметила наличие зарубцевавшейся язвы и предсказала ему естественную смерть в глубокой старости. Годы показали, что так оно и случилось: Жженов ушел из жизни в 2005 году, прожив девяносто лет… Затем ясновидящая обратила свой взор на меня. Подержав в своих руках мою руку и пристально посмотрев в глаза, ужаснулась: «Извините, Лев, но вы уже давно должны были… умереть. Вы знаете, что вы перенесли несколько микроинфарктов?! Да у вас не сердце, а ежик. На нем места живого нет!» А я удивился: «Инфаркты? Не замечал».

- Вы верите в судьбу?

- Не очень. Все-таки человек сам дирижирует своей жизнью и судьбой.

Михаил АНТОНОВ