В наш прокат вышел фильм Стивена Спилберга «Шпионский мост». Это история о бруклинском адвокате Джеймсе Доноване (Том Хэнкс), который оказывается в эпицентре холодной войны, когда ЦРУ отправляет его на практически невозможное задание - договориться об освобождении захваченного американского пилота самолета-разведчика, сбитого в СССР. Одну из ролей в фильме, а точнее - Ивана Шишкина, который участвует с советской стороны в процессе обмена шпионами, сыграл российский актер Михаил Горевой. Об этом он рассказал нашему корреспонденту.

Работа - это счастье

- Михаил, вы в 90-е годы жили какое-то время в США и, наверное, имели возможность пройти там эти кастинги и тогда еще сняться в блокбастерах. Но вернулись в Россию - и уже отсюда вас пригласили в голливудское кино… Как так?

- Мне тогда было 27 лет, я был очень энергичным парнем, хотя, наверное, и сейчас таким остаюсь. И еще одна из моих черт - любопытство: я везде сую свой нос. Поэтому и поехал в Америку: мне просто было интересно. Да, оттуда было тяжелее попасть в кино - отсюда у меня получилось проще. Так вышло, этому нет какого-то логического объяснения. Конечно, для меня каждая встреча с такими могучими людьми, как Стивен Спилберг, Пирс Броснан, Мадонна, Джеки Чан или Том Хэнкс, - это невероятный подарок судьбы. Я очень счастливый человек. Бог дает мне возможность похулиганить. И я это осознаю.

- А работа дает вам возможность похулиганить?

- Работа дает мне огромное счастье. Особенно по нынешним временам. Потому что актер - это та самая профессия, без которой я не смог бы жить. Если у меня ее отобрать и дать месяц посидеть, ничего не делая, просто сойду с ума. Это все равно что месяц не есть. Я должен работать, должен насыщаться. Ну а работа с мастерами мирового уровня - это гурманство особое.

- А как вам работалось в Китае?

- Это великая, удивительная и непостижимая страна. Я сначала побывал в Пекине, потом в Гонконге… Китайцы - они иные, чем мы, чем европейцы. Это совсем другой мир. Я слишком мало знаю о них, но чувствую масштаб невероятный.

Не ври и не воруй!

- А есть разница в производстве кинокартин в России и в Голливуде?

- Тут будет правильнее сказать так: каждый человек уникален, а уж режиссер - тем более. А еще есть Стивен Спилберг, который дышит в такт с мировым развитием. А вот производство действительно у нас разное - притом что камеры одинаковые, цифровые. Хотя тот же Спилберг снимал «Шпионский мост» на пленку... В нашей стране есть две основные проблемы. Первая - дикое воровство, не только в кинопроизводстве, оно глобально возведено нынче в какой-то идеал, наверное. Вторая проблема - вранье. И это трагедия нашего народа, потому что молодежь, к сожалению, видит это все. И сколько бы мы ни вдалбливали им, что это нехорошо, - они понимают, что воры и лгуны живут хорошо и комфортно, безнаказанно. Но я считаю: если хочешь, чтобы тебя уважали, есть два правила, которые состоят из одного утверждения, которому я учу своих детей и студентов: не ври и не воруй! Тогда ты будешь человеком.

- Вы совсем недавно отметили юбилей. Ощущаете свой возраст?

- Мне говорят, что в 50 все начинается. Не знаю. У меня серьезный по этому поводу вопрос, жизненный. Потому что я понимаю, что мне 50, и в отражении в зеркале я вижу взрослого мужчину. И знаю, что у меня точно четверо детей и трое внуков - и это такой жесткий, хотя и очень приятный факт. А внутри мне сегодня - 33 года. И я не знаю, что с этим делать!

- Зачем что-то с этим делать? Просто наслаждайтесь этим ощущением…

- Я не могу просто это сопоставить - свои ощущения и свой возраст. С одной стороны, я уже дед, а с другой стороны - хулиган невероятный, которого надо еще в угол ставить. У меня внутренние силы из всех жил прут фонтаном!

К Спилбергу через кастинг

- Как вам удалось попасть на съемки к Стивену Спилбергу?

- Интеллигентно, цивилизованно и волшебно. И это волшебство происходит со мной уже в третий раз. Я имею в виду три международных блокбастера, в которых снялся: это одна из давних картин о Бонде «Умри, но не сейчас», только что вышедший «Шпионский мост» Стивена Спилберга и боевик «По следу» режиссера Ренни Харлина, который планируется в прокат в конце декабря - начале января, с Джеки Чаном в главной роли. И на съемочные площадки всех этих кинокартин я попадал просто - пройдя кастинг.

- Как это происходит?

- Тебе присылают сцену, сюжет, в котором описано, что происходит, что твой герой должен делать, какую произнести речь. Ты ее отыгрываешь, записываешь на камеру и отправляешь. Дальше уже только ждешь ответа. Все происходит на общих основаниях - ты участвуешь в кастинге наряду с другими уважаемыми коллегами не только из России, но и по всему миру. Так и я попал.

- Чем запомнились съемки?

- Людьми, с которыми довелось работать. Джеки Чану уже за 60. И он человек, который сделал себя сам. Ведь он из бедной семьи. А сейчас этот актер влияет не только на кинематограф Китая, но и на мировой. Он ваш любимый актер, он мой любимый актер.

Стивен Спилберг вообще великий магистр кинематографа. И мне кажется, я понял, что их объединяет. Это невероятно масштабные личности, и они внутренне абсолютно свободны. Антон Чехов пишет, что свобода - это то чувство, которое мы испытывали в детстве, когда взрослые уезжали из дома и мы бегали по саду, наслаждаясь полной свободой. И вот эти люди уверены в себе, и эта уверенность идет от того, что они свободны. И чем они свободнее - тем доступнее. Находясь с такими людьми, хочется разгадать, подглядеть, подсмотреть, вынюхать - мне как актеру - как все у них происходит.

- Ну и как - вынюхали?

- Можно сказать, что да. Все те люди, о которых мы сейчас с вами говорим, - они настолько добры, они без пафоса и понтов, без капризов. Они любят посидеть и поговорить с тобой, посмеяться - нет, даже похохотать, пошутить, подначить друг друга. И они тебе становятся сразу какими-то родными. От них, как от печки, пышет правильной гуманной добротой. Плюс каждый из них - настоящий большой художник. И я благодарен судьбе за эту возможность пообщаться с ними. Значит, черт возьми, я тоже чего-то стою!

Валерия ХВАЩЕВСКАЯ. ИА «Столица»