Смотреть «Ледокол» было несколько оснований. Не так часто у нас снимают фильмы-катастрофы. Да еще с такой помпой, такими деньгами и рекламной кампанией. К тому же часть съемок проходила в Мурманске - на атомном ледоколе «Ленин». Ну как после этого не посмотреть?

Что сказать? Очень странное ощущение оставляет фильм. Нет, это, конечно, не провал. Смотреть это можно. Но мурманчанину, хоть в какой-то степени знакомому с пароходско-арктической жизнью, в принципе, с Севером, а таких у нас, как вы понимаете, немало, сделать это будет непросто.

Но сначала все-таки о хорошем. Прекрасная операторская работа. Спецэффекты, комбинированные съемки, пейзажи арктические - все здорово. Айсберг этот беспутный, преследующий мирный ледокол, все это хорошо снято.

Очень неплохие актеры использованы: Петр Федоров, Сергей Пускепалис, Алексей Барабаш, Александр Яценко, Виталий Хаев. Не скажу, что все они в «Ледоколе» играют, но в кадре, по крайней мере, присутствуют и общей картины не портят.

А вот со сценарием и его воплощением на экране вышли сплошные проблемы. Такое чувство, что консультантов у создателей «Ледокола» не имелось вовсе. Столько нелепостей и неточностей, что как-то и про действие временами забываешь. Один только перечень замеченных неточностей и ляпов, пожалуй, займет всю газетную полосу без остатка.

Но я не такой уж буквоед и зловредный выискиватель «блох». Обо всех нелепостях, которыми так и кишит художественное пространство «Ледокола», говорить не хочу. Скажу лишь о главных - тех, на которых, собственно, и строится это странное кино.

Для начала вот вам фабула. Ледокол «Михаил Громов» снял во льдах полярников. А тут нежданно-негаданно рядом с судном возникает айсберг, попытка капитана Петрова (Федоров) заканчивается трагически - гибнет один из полярников. С айсбергом они разошлись, но тот неловким движением снес локатор ледокола. Старпом-вредитель, которого играет Алексей Барабаш, сообщает о ЧП руководству. Те отстраняют старого капитана, присылают на вертолете нового - Семченко (Пускепалис). Новый непозволительно хамски ведет себя с командой. В итоге ледокол встает во льдах...

Даже по такому, предельно краткому, изложению содержания к авторам множество вопросов возникает. Причем коренных, связанных с сюжетным каркасом фильма.

Что ж моряки айсберг-то только в пяти кабельтовых заметили? Или локаторы (или головы?) им не он снес, а кто-то или что-то чуть раньше? Событие, на котором завязывается конфликт, отправленная старпомом РДО, - как это возможно без подписи капитана? А новый капитан, что так по-хамски ведет себя с командой (никого не слушает, доверяет лишь своим кулакам и командному голосу), заставляет спросить: как он капитаном-то стал с такими замашками? Капитан, к тому же ледокольный, - это ж не только кулаки и погоны, но и мозги, и опыт, в том числе и в управлении людьми, умение ладить с ними.

Опять же, что-то незаметно в экипаже и, соответственно, в конфликте, как раньше говаривали, «роли партийной и комсомольской организаций»... А они ведь в 1985-м году были, ой как были! И, зная о том, что они есть, никогда бы новый капитан так себя вести не стал. Ну не идиот же он! Ну а если все-таки стал, то в миг бы урезонили. Актеры, да, повторюсь, хорошие. Однако артисты, особенно хорошие, положим, при таком раскладе не слишком-то и нужны. Что там Петру Федорову играть или Сергею Пускепалису?

Федоров, конечно, абсолютно на месте, этакий капитан-романтик, чертовски красив в нашем северном морском антураже. Правда, никак не понять, почему с ним при таком-то очаровании и героизме жена хочет разводиться? Но это - отдельный вопрос.

Хорош Виталий Хаев в роли штурмана или второго помощника, кажется, толком не разберешь. С его южнорусским выговором, ужимками и прыжками, шутками-прибаутками было где разгуляться. Занятный полубезумный Кукушкин, которого неплохо играет Александр Паль. И он хорош, но как персонаж, а не как вертолетчик. Фанат Цоя, непризнанный поэт... Что называется, «таких не берут в космонавты». Ну откуда они взяли такого полярного летчика, работающего с ледоколами? Это ж по определению матерые волки, не моложе сорока... А тут - молодой, неопытный, да еще и полуидиот.

Фильм, к сожалению, очень затянут. Идет больше двух часов, но едва перевалив за его экватор, уже устаешь. Притом что первый час - это чистый экшн, сплошное прямое действие, где количество аварий зашкаливает. Это потом начинаются жены, стоны-перезвоны: разводиться - не разводиться, рожать - не рожать. В общем, скучища, с главной сюжетной линией подчас совершенно не связанная.

Зачем это нужно вообще? Все эти береговые страсти насквозь искусственны, надуманны. К слову, кто бы мне объяснил, каким образом семья капитана ледокола живет в коммуналке? Потом оказывается, что жена Петрова еще и в «Правде» работает, и понимаешь: да, господа режиссеры-сценаристы, не все с вами в порядке, совсем заигрались? Разве что в ГБ лишний камушек кинуть... Да и без этого традиционно не обошлось.

Итог, конечно, классический хеппи-энд. Когда даже в падающем вниз винтом вертолете в Антарктиде (под айсберг падающем!) все спасаются. В общем, все живы, все счастливы. Пожалуй, кроме зрителя.

Впрочем, далеким от реальной жизни московским девочкам, которым, сдается мне, пароходы и льды даже и не снились, такое кино нравится. Вот что, к примеру, пишет о «Ледоколе» газета «Коммерсантъ»: «...по-настоящему умное, цельное и кристально чистое кино про застрявших во льду суровых мужиков...». Ну да ладно. Они зато смотрели все фильмы режиссера «Ледокола» Николая Хомерики, чем я похвастать не могу. Возможно, от этого главное чувство, завладевшее сердцем даже не после просмотра, а во время него, - разочарование. Поддельный какой-то, не тот получился «Ледокол». И даже неловко за наш «Ленин». Пенсионер, по сути, заглавную роль сыграл, но как-то совсем не радостно за него.

Дмитрий КОРЖОВ