Культурная среда - то, что окружает нас с самого детства. Это стихи Маршака и Чуковского, Пушкин и Гоголь, а цитаты из классики, кажется, раз и навсегда вошли в наше сознание, впитанные чуть ли не с молоком матери. «В человеке должно быть все прекрасно - и лицо, и одежда, и душа, и мысли». Эти слова знакомы, пожалуй, каждому мало-мальски образованному человеку в России. Многие даже назовут автора - Антон Чехов. А вот из какого произведения эта цитата, знают уже не все.

На минувшей неделе телеканал «Россия - Культура» сделал зрителям - конечно, тем, кто находится дома на самоизоляции, - царский подарок. С понедельника по пятницу днем канал показал в разных исполнениях одну чеховскую пьесу, зато какую! «Дядя Ваня» (16+) входит в число наиболее популярных хитов не только российского, но и мирового театрального репертуара.

Персонаж именно этой пьесы доктор Астров - во многом «альтер эго» доктора Чехова - и произносит знаменитую фразу о том, что в человеке должно быть все прекрасно. И первый же Астров, которого мы увидели, произносит эту фразу более чем убедительно. Еще бы, ведь в роли доктора актер могучего таланта - незабвенный Кирилл Лавров. В телеверсии спектакля ленинградского Большого драматического театра, поставленного Георгием Товстоноговым в 1986 году, Астров - Лавров, пожалуй, больше всего похож на Антона Павловича, каким мы привыкли его себе представлять.

Совсем другого Астрова рисует худрук театра имени Вахтангова Римас Туминас. В его постановке великолепный Владимир Вдовиченков играет прожженного циника, понявшего жизнь вдоль и поперек, исполняющего свой врачебный долг хоть и исправно, но с большой неохотой. Даже его забота о сохранении и восстановлении лесов - это что-то вроде бегства от окружающей и опостылевшей действительности. Кроме того, и водочку вахтанговский Астров любит явно более остальных, но это уж традиционный русский способ эскапизма.

Невозможно без восхищения писать о блистательных интерпретациях роли профессора Серебрякова - выходца из простых крестьян, бурсака, дослужившегося до профессорского звания и обращения «ваше превосходительство». Достиг он этого немалыми трудами, и пусть Иван Петрович Войницкий - дядя Ваня - считает его труды никчемными, но ведь трудился-то профессор всерьез на протяжении всей жизни.

Великий Евгений Лебедев очень точно и тонко передает эмоциональные переходы от самодовольного барина до капризного ребенка, от жертвы зависти до любителя раздавать непрошеные поучения. В трактовке Товстоногова неудачное покушение Войницкого на себя Серебряков переживает как глубокую драму.

Иной Серебряков предстает на сцене «Табакерки» в исполнении самого Олега Табакова и постановке Миндаугаса Карбаускиса. Его профессор словно закрылся в непробиваемую ракушку самомнения и самодовольства. Даже выстрелы дяди Вани для него всего лишь неприятный, но мимолетный эпизод, который он стремится использовать как лишний повод покрасоваться и блеснуть красноречием.

Вахтанговский вариант профессора воплощает талантливейший Владимир Симонов (сцена из этого спектакля - на снимке). Здесь мы видим просто бронзовый памятник самому себе, правда, вполне рукотворный. Такими пустяками, как покушение, тем более неудачное, поколебать его внутреннюю убежденность в своей всегдашней правоте вряд ли возможно.

Во многом под стать профессору его молодая жена Елена. Мне больше всего понравилась в этой роли превосходная актриса Ксения Раппопорт. На сцене петербургского Малого драматического театра «Дядю Ваню» поставил его худрук Лев Додин. Здесь Елена умная, холодная, страдающая от вынужденной и невыносимо скучной жизни в глуши, не любящая своего старого мужа. Лишь долг и воспитание мешают ей броситься во все тяжкие и закрутить лихой роман с Астровым.

Елена Марины Зудиной в «Табакерке», напротив, умом не блещет, а от полноценной интрижки с доктором ее удерживает боязнь того, что в тесном мирке усадьбы никакой секрет не удержать долго. Отъезд в Харьков для нее лишь ожидание новых приключений.

Наконец, Войницкий. В театре имени Моссовета нервного, издерганного, на грани истерики, а иногда и впадающего в нее дядю Ваню замечательно играет Павел Деревянко. На этой неделе пяти «Дядь» он не затерялся среди таких могучих конкурентов, как Олег Басилашвили, Сергей Маковецкий и Борис Плотников. Кстати, поставил спектакль на моссоветовской сцене Андрей Михалков-Кончаловский, еще в 1970 году снявший одну из лучших экранизаций этой пьесы.

Дочь профессора и племянница Войницкого Соня тоже радует разнообразием в разных интерпретациях пьесы. Отрешенная, не от мира сего, тонко чувствующая Юлия Высоцкая (театр Моссовета) и рассудительная и прагматичная Евгения Крегжде (театр Вахтангова).

Да что там, среди пяти постановок не было ни одной скучной. Чехов сам по себе надоесть не может, а тут еще такие таланты в лице первостатейных режиссеров и актеров!

Остались, конечно, и загадки. Например, почему Соня у Карбаускиса в исполнении Ирины Пеговой такая упрощенная до примитива - телка телкой внутри и снаружи. Почему Маман у Туминаса в исполнении искрометной Людмилы Максаковой нарочито эксцентричная, прямо бой-бабка! Почему в той же «Вахтанговке» роль няньки Марины с ее просторечным «ноги-то у меня уж так гудут, так гудут» отдана утонченной и интеллигентной Галине Коноваловой (которой, замечу, на момент съемки в 2010 году было 95 лет!).

Что ж, желание отгадать эти загадки может стать поводом еще раз пересмотреть эти фантастически талантливые работы. Они есть в свободном доступе на сайте канала «Культура».

А еще очень хочется поблагодарить тех, кому пришла в голову замечательная идея - пять дней подряд показывать различные варианты одного шедевра. Все можно легко найти в Сети. Смотрите!