Снежный лист Хибин прихотливо расчерчен следами снегоходов и лыж. В эти мартовские дни здесь немало путешественников и местных жителей, которым хочется перезагрузиться. Чистый воздух, белый снег, величественные пейзажи - что еще нужно для счастья? Ну, если только термос с чаем.

Ну что ж, погнали и мы! Час пути на снегоходах среди ярко освещенных солнцем гор, мимо Малого Вудъявра, указателя со строгим предупреждением туристам - зарегистрироваться в МЧС перед выходом на маршрут, по долинам и по взгорьям, мимо мрачного Бастиона, мимо креста на перевале, с которого смотрят на путников лики Спасителя и «апостола Лапландии» Трифона Печенгского, по лесистым предгорьям, с остановками на «побегать» для самого младшего члена нашей экспедиции и на фотосессию для более старших... Держим курс на Куэльпорр - перекресток всех туристских маршрутов.

На подъезде к перевалу.

Здесь круглый год дежурят спасатели, а в сезон (сейчас как раз самый сезон!) открыта гостиница. Посреди «куэльпоррской поляны», вокруг которой и расположились спасательские домики, лежит на спине маламут Миша - мощный, красивый пес, впечатляющий размерами и вальяжностью. Как выяснилось, неспроста он возлегал лапами кверху: спустя пару часов безмятежная солнечная погода сменилась бодрящим ветродуем. По моему обывательскому мнению, именно Куэльпорр - местная кухня погоды, где все заваривается и раскладывается по порциям на Кировск и Апатиты. А пока мы наслаждаемся тишиной и красотой, кидаем снежки в речку, чернеющую между пышных снежных берегов, наблюдаем за кукшами - желтоватыми лесными пичугами, что прокладывают над поляной «ныряющую» территорию. И на другом берегу Кунийока замечаем довольно большую палатку - не всем, видать, по вкусу блага цивилизации.

Вячеслав Денисов предпочитает жить в палатке, а не в гостинице.

Как оказалось, раскинул ее там один из членов команды москвичей, что приезжают сюда... уже ровно полвека. Это пять девочек и пять мальчиков, как называют себя выпускники Московского авиационного института начала семидесятых.

- Впервые мы побывали в Хибинах в 1970 году, - подтверждает Анна Плыкина. - Мы являлись членами турклуба при МАИ и приехали тогда всем клубом - сто студентов и десять инструкторов. Высадились на станции Имандра, дошли до Гольцового озера, разбили базовый лагерь и ходили радиальные маршруты. А здесь, на Куэльпорре, находился в то время лагерь геологов. Где только мы ни побывали с тех пор, но Хибины остаются нашей любовью и привязанностью. Более того, с годами это место привлекает все сильнее, ведь становятся очевиднее и значимее его плюсы: близость к столице, легкодоступность и при этом чистая и прекрасная природа!

Пятьдесят лет назад на озере Гольцовом.

Нынче команда МАИ отметила девяностолетие своей любимой альма-матер и пятидесятилетие знакомства с Хибинами. Путешественники каждый день совершают вылазки по давно знакомым маршрутам, поднимаются на вершины, наслаждаются общением. А один из них, Вячеслав Денисов, живет в упомянутой палатке - палатке с историей. «Маевцы» сшили ее лет так сорок назад своими руками из лент алфавитно-цифрового печатающего устройства. Да с полом - оцените, знатоки! Да с печкой собственной конструкции, которая даже в 25-градусный мороз держит тепло, съедая лишь полешко в час! Ну как такую палатку покинешь?! Вячеслав сейчас не просто турист, он готовится к восхождению на Эльбрус. Так что не хочет давать себе слабинку ни в чем. Да и не из тех он людей, что ищут покоя и комфорта. Денисов работал механиком на дизельной электростанции в Антарктиде, несколько лет нес вахту на полярных станциях - пять раз на «Востоке», по году на «Новолазаревской» и «Мирном».

Выпускники МАИ пятьдесят лет спустя на том же месте.

- В обычной жизни тяжело красивую фразу отделить от дела, - объясняет свою любовь к путешествиям Анна Плыкина. - А здесь… если ты пошел не для того, чтобы получить удовольствие, помочь товарищу, то, наверное, и делать здесь нечего… Для меня это так. Это образ жизни, когда можно рассчитывать только на себя и на друзей. В Хибинах, правда, есть люди, а мы часто ходим в совершенно безлюдные места. Ну тут так: либо боишься, либо делаешь! Я отлично понимаю Конюхова и всех, кто идет на риск. По-другому ты уже не можешь жить, в четырех стенах задыхаешься.

Мы прощаемся с новыми знакомыми. Им нужно отдыхать после очередного похода, да и нам пора в обратный путь - уже начинает нешуточно задувать. Спасибо, Хибины, за этот день и за эти встречи! Каждый, кто здесь проходит и проезжает сейчас, оставляет свой след на снегу. Снег, конечно, растает. А следы, мне кажется, все равно остаются, горы к нам ведь тоже неравнодушны. Может, и морщин на их каменных лицах из-за нас прибавляется, кто знает...

P.S. Этот материал был подготовлен до 23 марта - до введения строгих карантинных мер. Теперь правильнее было бы написать, что на хибинских путях-дорогах в основном местные жители. А мои знакомцы из Москвы, о которых здесь идет речь, уже давно покинули Кольский полуостров и вернулись домой. Гостиница с воскресенья уже закрыта.