Уже много лет в Мурманске день рождения Юрия Визбора становится бесспорным основанием для песенного фестиваля его памяти. Вот и в этом году 20 июня на удивление много неистребимых заполярных романтиков собралось в скверике возле художественного музея, несмотря на сырую погоду. Обещали грозу, но она, к счастью, разразилась уже после концерта.

Макароны по-флотски

Не раз мне доводилось вести июньские фоторепортажи из сквера на Ленинградской. Но всякий раз за скобками оставалось традиционное «продолжение банкета» - поездка мурманских бардов на ту сторону залива с целью приготовить на костре и съесть за компанию любимое блюдо Юрия Визбора. Какое? Макароны по-флотски.

В ближайшую к дате рождения субботу на поляну речки Лавны стали стекаться любители бардовской песни. От Печенгской дороги, где приходилось оставлять машины, надо километра два-три идти по тропе вдоль русла пешком. Но возле с утра разведенного костра уже стоял автомобиль абсолютно повышенной проходимости! Им оказался «газик», потрепанный в знаменитых автопробегах «Арктик-трофи», мурманского барда Виктора Кукушкина. Певец и гитарист вместе с автомехаником Артуром Петраускасом привезли сюда по бездорожью труднопереносимые вручную грузы - тенты от возможного дождя, складные столы и стулья, пилы и топоры для рубки сушняка, матрасы и сидушки для туристического комфорта, полиэтиленовые мешки для последующей уборки за собой мусора. Ну и, разумеется, банки тушенки, соль, перец, спички…

- А макароны кто-нибудь захватил? - спохватывается Наташа Бакуменко, худрук молодежной организации «Крылья», вдохновитель и организатор визборовских посиделок.

Наталья Бакуменко.

Макароны не взял никто! Любимое блюдо Визбора, похоже, отменялось, хотя на костре уже закипала вода не просто в котелке - в котле на 10 литров.

Подъехали на велосипедах из Мурманска с десяток человек клуба «Велоотдых».

- Есть макароны?

- Только сосиски для гриля…

Неужели лучшего друга всех присутствующих придется помянуть банальными бутербродами?

Наконец подошли Татьяна Вернусь, президент региональной федерации альпинизма, и Ольга Петрова из апатитского Центра охраны дикой природы. Опытные женщины еще со вчерашнего вечера уложили макароны в свои рюкзаки. Дело у костра закрутилось.

Лучина XXI века

Меня подвез на своей машине старпом одного из научных судов Сергей Куменев. Моряк оказался впервые на такой встрече на Лавне, но тем не менее захватил с собой антикварный самовар позапрошлого века. Потому что прибор работает не на электричестве, а на лучине! Не прошло и получаса, как из самоварной трубы повалил веселый дымок, а хозяин периодически надевал на трубу сапог и раздувал угасающие уголья. Сапог был в единственном числе и ни разу не надеванный. Знаток!

Самовар работает на лучине.

Первой гитару взяла Елена Фомина, директор Кольского районного архива. Ее отлично знают в Мурманске по концертам архивной (какое совпадение!) песни. Потрогал лады своей семиструнки геофизик Аркадий Мадатов и запел домашним тенором репортажно-лирическую:

Телефон-автомат у нее,

Телефон на столе у меня.

Это осень, это жнивье,

Талый снег вчерашнего дня.

А потом уж песенное одеяло перетянул на себя квартет шестиструнных гитаристов в составе Андрея Жданова (музыкальный редактор «Большого радио»), Николая Вернуся (промышленный альпинист), Игоря Панасенко (программист Кольского филиала академии наук) и уже упомянутого Виктора Кукушкина. Как уместно прозвучали на фоне далекой панорамы Мурманска знаковые строки из песни Визбора, много раз бывавшего здесь:

Есть город матросов,

Ночных контрабасов…

- Знаешь, - сказал мне Андрей Жданов, - уж сколько лет прошло, а песни Юрия Иосифовича звучат почему-то по-новому. Трудно это пояснить, но каждый раз по-новому!

Виктор Кукушкин, Андрей Жданов, Игорь Панасенко и Николай Вернусь.

Да уж! Причем по-новому не только для нашего поколения, но и для, не побоюсь этого слова, потомков. У костра старшим подпевала недавняя школьница, а ныне студентка Мурманского политехнического лицея Ольга Ефимова.

Вечный экспромт

В чем притягательность визборовской музыкальной поэзии? В ней не осталось и следа мук творчества, она звучит и сегодня животрепещущим экспромтом. Его песни зримо стелются по нашей суетной жизни, как дым из трубы антикварного самовара.

…У самовара мы и Визбор.

Он поддержал бы этот выбор,

Он улыбнулся б, если б дожил:

«Старик, спасибо! Буду должен».