На Первом канале - премьера новой передачи «Честное слово». Ее ведущий Юрий Николаев приезжает в гости на дачу к известным актерам, кинорежиссерам, певцам и музыкантам. И на веранде под шум летнего дождя идет неспешная беседа с человеком, рядом с которым невозможно хитрить, юлить, приукрашивать… Это честный разговор о жизни, о времени и о своем месте в этом мире. О новой передаче нам рассказал сам Юрий Николаев.
С высоты птичьего полета
- Юрий Александрович, поздравляю вас с премьерой «Честного слова». Расскажите, как появился этот проект...
- Передача создавалась сначала кулуарно: несколько человек собрались вместе, я наговаривал свои мысли по поводу нового проекта, постепенно со своими идеями присоединялись редакторы.
- То есть вы непосредственно автор идеи проекта?
- Я бы не хотел, чтобы считали, что исключительно я один. Будем считать, что это коллективная идея. Так будет и честнее, и правильнее.
- Логично, что эта добрая передача «досталась» именно вам. Сложно представить, что вы ведете программу, связанную с криминалом, чем-то негативным. Даже ваше лицо трудно представить в формате «злой» и «кровавой» программы.
- Совершенно верно, это совсем не мои темы! Именно поэтому актеры, к которым мы первыми пришли в гости, очень быстро откликнулись на предложение поговорить по душам - потому что знают: в нашей беседе ничего плохого не будет. Не будет «желтизны», вопросов, которые поставят их в неловкое положение. Это просто беседа друзей, которые прошли вместе по жизни не один год. Будет и звездная молодежь, конечно. И мы душевно говорим о жизни - о том, как человек достиг успеха, чем он пожертвовал ради этого... Или, возможно, был момент, когда он оказался на пике славы, а потом вдруг случилось забвение... Такое тоже бывает. И о профессии много говорим. Но больше, конечно, о таких понятиях, как добро, зло, доверие, предательство. О том, что они значат для моего собеседника.
- То есть вы как бы с высоты птичьего полета смотрите на жизнь известного человека, анализируете, что и как привело его к успеху?
- Да, за чашкой чая мы рассуждаем о жизни конкретного человека. Программа снимается на даче у героя, в кадре - два человека, а вся локация - это веранда и вид с веранды.
- Погода вам не мешала?
- Еще как мешала! После съемок у Полины Гагариной я два дня приходил в себя: работали под проливным дождем. И сегодня - первый день, когда я могу разговаривать хотя бы в нос. Простудился - с температурой, по полной программе… Но мы договорились не прекращать съемку, а включили погоду в беседу: поговорили о ее изменчивости и продолжали снимать на фоне дождя… То есть в кадре зритель видит все именно так, как было на самом деле.
- В ходе беседы вы можете от себя какие-то вопросы задавать или работаете по четкому сценарию, который кем-то утвержден, и за его рамки выходить нежелательно?
- Безусловно, есть «скелет» программы, есть определенные вопросы, которые я периодически задаю герою, но все остальное - наши взаимоотношения в данный момент. То, как я воспринимаю героя, то, как герой воспринимает меня, ситуацию, его настроение - все это в кадре.
Фирменный вопрос - а нужен ли он?
- У вас есть фирменный вопрос - как, например, у Владимира Познера, который спрашивает, что бы человек сказал Богу при встрече?
- Я думал об этом, но пока такого фирменного вопроса нет. А придумывать специально я его не стал. Возможно, мы к этому еще придем. Но не хотим быть похожими ни на Владимира Познера, ни на Юленьку Меньшову. У Владимира Владимировича при всей его образованности и потрясающем знании всего на свете есть подковырки в вопросах. У нас такого нет. Вопросы я задаю абсолютно честные - те, которые меня интересуют. У меня нет задачи раскопать что-то в биографии человека.
- У вас сама обстановка - дача, беседка, зелень… Какие уж подковырки - только по душам беседовать, по-честному, причем с обеих сторон…
- Подковырки всегда можно найти, но мы сознательно уходим от них.
- У кого уже побывали в гостях?
- У Юры Антонова, Полины Гагариной, Володи Меньшова. Но какая будет очередность выхода передач - решает программная редакция. Но чай мы уже попили и душевно побеседовали…
- Не секрет, что Юрий Антонов не любит журналистов. А как он встретил вас?
- Открыто - как друга, которого знает, наверное, около 40 лет - точнее даже подсчитывать не хочу. Мы смеялись, подшучивали друг над другом, вспоминали дела давно минувших дней…
- Юрий Александрович, а вы сам - дачник? Или больше городской человек, для которого загородный дом не такой уж и обязательный элемент?
- Да, скорее - необязательный элемент… Я не привязан к даче. Она у меня далеко от Москвы, а мне в основном все-таки нужна столица. И каждый раз преодолевать большие расстояния от дома до работы - это время терять, а нужно делать дело.
- А детские воспоминания, связанные с дачей, природой, сохранились?
- У нас дачи не было. Но мы часто выезжали с папой, мамой, бабушкой в лес, на природу. Взрослые собирали малину, клубнику. Пикники устраивали. Для меня вот это все было дачей. И деревья тогда были большие, да!.. Потом пионерский лагерь, но он мне не пришелся по душе. И я за всю свою жизнь был в лагере всего два раза. Не понравилось…
Телезрители дарят настроение
- Вы как-то сказали, что не только вы телезрителям, но и телезрители вам дарят прекрасное настроение. Получается, что не только артисты, которые выступают на сцене, но и люди из телевизора чувствуют, улавливают энергетику своего зрителя?
- Как ни странно, но энергетика телезрителей действительно возвращается! Я не могу объяснить, как это происходит «через стекло», через экран - но могу подтвердить, что это существует! Конечно, я не вижу тех, кто видит в данный момент меня по телевизору. Но когда «Остапа понесло», когда ты на съемках, ты впадаешь в состояние куража и испытываешь счастье от того, что сейчас делаешь, - это тоже часть той энергии, которую тебе дает зритель. Ведь ты понимаешь, что работаешь сейчас именно для него, что это будет ему интересно.
- А реальная обратная связь с вашими зрителями сейчас существует? Ведь мешки писем, которые приходили в вашу передачу «Утренняя почта», остались в прошлом. Как сейчас узнаете о первой реакции телезрителей на сделанное?
- Через звонки друзей, которым я доверяю. И официальные цифры о рейтингах - их уже руководство сообщает. После выхода новой передачи я обязательно позвоню либо Володе Меньшову, либо Юре Антонову, либо Полине Гагариной… И спрошу их ощущения - для меня очень важно, понравилась ли им передача с их участием.
- «ДОстояние РЕспублики» - еще одна передача, которую вы ведете и которую очень любят зрители. В новом телесезоне она вернется? Может быть, уже идут съемки?
- Сейчас съемок нет, они приостановлены. Будет ли передача в новом сезоне или нет - это вопрос не ко мне...
- Будет жалко, если ее закроют. Очень живая и душевная передача.
- Дело в том, что мы все сезоны работали с высшим эшелоном - «Лучшая песня», «Лучший поэт», «Лучший композитор»… А что теперь? Идти по второму кругу? Не думаю, что это будет уместно… Возможно, есть смысл подождать, когда загорятся новые яркие звезды на нашем музыкальном Олимпе.
Чтобы журналистика не умерла
- В «Честном слове» вы говорите и о жизни, и о детях, и о любви. Известно, что и у вас с вашей супругой Элеонорой большой семейный стаж. Что бы вы посоветовали молодым людям? Сегодня многие не спешат жениться. Или создают семью, но ненадолго… Как сохранить любовь?
- Конечно, никакого рецепта счастливой семейной жизни у меня нет. Никакого алгоритма тоже нет… И возможно, они не нужны. Потому что, если есть любовь - значит, есть прощение, понимание, помощь… Этого достаточно, чтобы сохранить семью и ту любовь, благодаря которой и сложилась эта семья.
- Сейчас горячая пора у выпускников школ, они выбирают институты, где будут получать профессию. Как вы думаете, не умерла ли наша с вами профессия журналиста? Или есть еще шанс сохранить ее престиж в современном мире? Ведь сегодня все пишут - даже двоечники, которые ненавидели сочинения. Видеоролики снимают даже дети… То есть все вдруг стали журналистами - ведущими и авторами собственных программ…
- У меня ощущение, что сейчас журналистика как профессия опустилась немного. Из-за того, что вся информация идет из Интернета. И так вышло, что как раз профессиональному журналисту лень докапываться до первоисточника - самому посмотреть спектакль или фильм, задать вопрос артисту, политику. Он скорее возьмет выдержку из Интернета и сделает свой материал - хоть для газеты, хоть для телевидения. В мое время не было Интернета, и журналистика была на высочайшем уровне. Журналист - это был человек, который знал все. Если он приходил в гости к кому-то, тут же оказывался в центре внимания и был душой компании. Но сейчас, к сожалению, все заменил Интернет. И это обидно. Все интервью - пересказ Интернета. А как только появится что-то интересное и свежее - сразу понятно, что человек это взял не из Сети, а был свидетелем события, специально куда-то сходил, задал вопросы… Это всегда подкупает. Это я и называю журналистикой. А умрет эта профессия или нет - зависит от нас с вами.
- Я стараюсь, чтоб не умерла, честное слово!
- Я тоже!