Северный олень обитает практически на всей территории Заполярья: на севере Скандинавии, в финской Лапландии, а в России - в лесах и тундрах от Кольского полуострова до Чукотки, Камчатки и Сахалина. Больше всего этих животных водится в Якутии - до 170 тысяч особей.

На Кольском полуострове обитают и дикие, и домашние северные олени. По оценкам экспертов WWF и Лапландского заповедника, численность диких составляет всего лишь три тысячи.

- В Мурманской области существуют западная и восточная популяции этих животных. Западная сохраняется только благодаря Лапландскому биосферному заповеднику и насчитывает около тысячи животных, - рассказал директор представительства Всемирного фонда дикой природы в Баренцевом экорегионе Олег Суткайтис. - Разделяет эти популяции Октябрьская железная дорога, идущая от Мурманска на юг. Они ее не пересекают: боятся.

Кроме Лапландского заповедника дикие северные олени обитают еще и на юге области, на территории заказника «Кутса», и в небольшом количестве - на северо-западе, в заказнике «Лапландский лес». Восточная популяция порой смешивается со стадами домашних оленей.

По инициативе областного министерства природных ресурсов и экологии обе популяции оленей занесены в Красную книгу Российской Федерации.

Но браконьерам на Красную книгу, запреты и наказания наплевать. Жажда наживы берет свое. Более-менее охрана угодий организована на территории заповедника. Там есть штат инспекторов, регулярно проводятся рейды по местам обитания животных. Да и сами браконьеры стараются туда особо не соваться.

Однако олени не знают границ. Во время сезонных миграций они могут выходить с территории заповедника и становятся легкой добычей браконьеров. 

Часто браконьеры строят лесные избы в труднодоступных местах на путях миграции оленей. Там дожидаются прихода животных и отстреливают их. И если раньше, в 90-е годы, мясо добывалось для пропитания - забил тушку, освежевал, заполнил мясом холодильник, знакомым раздал, что-то, может быть, и продал, то сегодня охотник пошел другой. Он охотится на дикого зверя не пищи ради, а для удовольствия, оснащен современной техникой и оружием.

В распоряжении Олега Суткайтиса имеются фотографии избушек, где дожидаются своей добычи браконьеры. Судя по карте, эти охотничьи домики расположились вокруг всего Лапландского заповедника. Можно сказать, взяли в клещи. Олень бредет, куда хочет, а вот у инспектора полномочий по борьбе с браконьерами за пределами охраняемой территории уже нет.

Кто же остановит истребление краснокнижных животных? Баренц-отделение WWF России предлагает создать своего рода оленьи патрули - антибраконьерские бригады, в состав которых кроме общественных инспекторов будут входить представители природоохранных и силовых ведомств.

- В Мурманской области уже несколько лет действует волонтерская организация, которая занимается охраной от браконьеров рек Варзуга и Умба. Они изъявили желание помочь и в охране дикого северного оленя, регулярно проводить рейды вокруг границ Лапландского заповедника, - рассказал Олег Суткайтис. - Конечно, волонтеры не имеют полномочий ни досматривать, ни тем более задерживать охотников. Да и опасно это... Но могут фиксировать нахождение браконьеров, их избушек и сообщать в правоохранительные органы. Да и уже одно нахождение в лесу волонтерских групп, как правило, действует отрезвляюще на браконьеров, и те стараются, узнав об этом, покинуть места своей нелегальной охоты.

Предполагается, что в первые рейды оленьи патрули выйдут уже предстоящей зимой - в феврале. В это время, после полярной ночи, когда солнца становится больше, олени выходят из леса на более открытые участки, на лед озер и рек. И там становятся легкой добычей браконьеров. Во Всемирном фонде дикой природы надеются, что волонтеры внесут свой вклад в дело охраны краснокнижных животных.