В прошлом году мурманские рыбопромышленники смогли добыть лишь 3 тысячи тонн сайки. В нынешнем намерены освоить всю выделенную квоту - 35 тысяч тонн. Как решить эту непростую задачу - об этом шла речь на состоявшемся в конце прошлой недели совещании руководителей рыбохозяйственного комплекса области. Проблему, кроме судовладельцев, обсуждали все, кто к ней причастен: представители ПИНРО, Россельхознадзора, ветеринарии, Мурманрыбвода, а также чиновники, курирующие рыбную отрасль в регионе. Об этом же беседа журналиста "Вестника" с заместителем руководителя облдепартамента продовольствия, рыбного и сельского хозяйства Вадимом СОКОЛОВЫМ.

- Вадим Виссарионович, наша квота на вылов сайки - полярной тресочки - самая большая в России. А хватит ли рыбы в море, чтоб ее обеспечить?

- По последним съемкам, данные которых нам предоставили ученые ПИНРО, запасы сайки в Баренцевом море в полтора раза выше, нежели в прошлом году. Так что промысел этого вида рыб, который на днях начинается, должен быть вполне успешным. Сейчас рыба находится в районе Новой Земли, но будет двигаться на юг.

- Получается, лови, сколько душа желает да квота дозволяет. А что мешает?

- Главная проблема промысла в его экономических аспектах. Постановлением Правительства РФ квота на сайку была выделена для судов, работающих в российской экономической зоне, то есть от 12-мильного рубежа, от территориальных вод. Сами терводы из зоны промысла выпадали. А промысел сайки в районе Новой Земли специфический, там рыба порой к самому берегу подходит, образуются скопления, и затем сайка движется в сторону Колгуева на нерест. В этом году, правда, мы добились внесения изменений в названное постановление, которые позволяют ловить сайку как за 12-мильной зоной, так и в самой зоне. Остались небольшие шероховатости, касающиеся действий таможенников и пограничников, но, с нашей точки зрения, закон позволяет все расставить по местам. Таможенники заверили нас, что препятствий со стороны их службы рыбакам не будет, режим упрощенного захода для судов сейчас прорабатывается и вот-вот начнет работать. С пограничниками мы еще будем согласовывать, но закон о границе и здесь благоприятствует рыбакам.

- Так, значит, вперед и с песней - на промысел?

- Не так все просто. Напомню: проблема в экономике. Сегодня большинство судов из-за высокой стоимости топлива (а оно нынче превысило 18,5 тысячи рублей за тонну, притом что цена сайки колеблется в районе 8 рублей за килограмм) просто не могут позволить себе работать в убыток. За тонну топлива рыбаки теперь должны выложить две с половиной тонны сайки. Возьмем траулер типа "Атлантик", ему, включая все переходы и рыбалку, требуется в сутки 12 тонн солярки. А средняя производительность его - 20 тонн рыбы в те же сутки. Простая арифметика показывает: концы с концами никак не сведешь. Но ведь топливо - лишь одна статья расходов. А эксплуатационные затраты: перегрузы, зарплата экипажу, налоги, приобретение запчастей, периодический ремонт судна и многое другое? Сегодня топливо составляет около 45 процентов расходов, и еще 55 процентов падает на эксплуатацию. И экономика здесь не просматривается.

- Значит, ловить сайку нынче никому не выгодно? А как же дешевая рыба для малообеспеченных слоев населения? Как же заверения фирм, которые делом чести считали поставлять улов, осуществляя программу "Дешевая рыба"? Тот же "Робинзон"?

- "Робинзон" четко заверил: свою квоту - 3 тысячи тонн - выловит и доставит мурманчанам. Уверенно заявляют о своем намерении освоить квоту на сайку Мурманский траловый и губернский флоты. Остальные компании однозначно в этом направлении ничего сказать пока не могут. Заявляют так: "Будет хорошая цена за сайку - пойдем. Нет? Не обессудьте". Их можно понять: сейчас в районе Шпицбергена начался очень успешный промысел путассу, цена которой не 8, а 14 рублей за килограмм. И это - большой соблазн. Да, мы настраиваем флотоводцев на промысел сайки, напоминаем им, что у нас еще имеется квота на 118 тысяч тонн трески, и именно те рыбопромышленники, у кого квота на сайку, имеют квоту и на треску тоже. А потому нерентабельность промысла дешевой рыбы вполне можно покрыть прибылью от дорогой. Сайка востребована населением, она дешевая, и если мы не хотим потерять выделенные нам объемы, ее надо ловить.

- Во время своего недавнего визита в Мурманск премьер-министр Михаил Фрадков не обещал помочь рыбакам в решении их проблем?

- Михаил Фрадков обещаниями не раскидывался. Поскольку решения принимает Правительство Российской Федерации, а это не только премьер-министр. Однако главный вопрос, который четко и конкретно поставил Михаил Ефимович, был такой: "А чем отличается рыболовный сектор промышленности от сельского хозяйства? Задача, что в сельском хозяйстве, что в рыбной отрасли, одна - накормить население, выполнить продовольственную программу. Почему они должны отличаться?" Господин Фрадков, по счастью, прекрасно понимает самое важное: на сельское хозяйство выделяются миллиардные дотации, а на рыбную отрасль - ни копейки. Конечно, какие-то средства отпускаются и для нашей отрасли, но это исключительно на науку, на спасательные службы, на нужды учебных заведений. А вот конкретным производителям, рыбакам, за последние хотя бы десять лет дотаций никаких! Напротив, государство умудряется их очень хорошо стричь. Только на аукционах мурманские рыбаки "подарили" стране 8,5 миллиарда рублей. А взамен - ничего не получили.

- И все же после приезда столь высокого государственного лица какие-то оздоравливающие ситуацию меры последуют?

- Меры однозначно будут приниматься, для этого мы и работали с правительственной делегацией очень плотно и продуктивно. Более того, по топливу ситуация не только обсуждалась практически во всех докладах, был подготовлен документ в адрес Правительства России, который должен помочь разрулить ее. Если эта проблема не будет решена, то неизбежно последует ценовой скачок на рыбу и пострадают самые незащищенные слои населения. Ну а промысел таких видов, как сайка и путассу, неминуемо будет сокращаться. А Мурманская область только путассу в прошлом году выловила 176 тысяч тонн. И в этом году, учитывая, что свистопляска с топливом началась сравнительно недавно, мы этот показатель удержим. А вот в следующем году вылов путассу, если ничего не изменится, будет падать однозначно. И пойдет цепочка глобальных проблем. Позиции Российской Федерации понесут ощутимый урон на международном уровне и через год-два, когда путассу заквотируется в открытой части Атлантики (а к этому все идет), мы просто останемся без своей доли. И уже никогда не сможем ее восстановить. Потому что случаев, когда какая-то страна делилась бы своими квотами на рыбу с соседним государством, просто не бывает. Действует простой закон: кто не успел - тот опоздал.

- С чем еще обратились к Михаилу Фрадкову рыбаки?

- С проблемой старения флота. Вспомним те же 8,5 миллиарда, которые мурманские рыбаки выложили на аукционах. Ведь на эти деньги можно было бы наполовину обновить флоты Мурманской области, а устаревшие, ветхие списать. Тогда флот работал бы в два раза производительнее, уменьшились бы эксплуатационные расходы. Однако этого не произошло. А что такое сегодня для нашего судовладельца построить новое судно? И как это сделать в рамках сегодняшней финансовой системы РФ? У нас планируется на следующий год инфляция 11,5 процента. Это - первая цифра в кредите. Затем - интерес банка, обслуживание счетов. В результате сегодня мы имеем самый наименьший кредит - 16 процентов. Теперь считаем: 30 миллионов евро стоит современное судно. Строится оно два года. Судовладелец еще ни копейки не заработал, а ему только за проценты сверх стоимости судна надо выложить банку за два года 9,5 миллиона евро. Я уверяю: сегодня ни один флотоводец Мурманской области сделать этого не сможет. А следовательно, без помощи государства ни одного судна мы не построим. Да у нас есть отдельные судовладельцы, которые начинают сейчас строить суда за границей, там где кредит укладывается не в 16, а в 6 процентов. Но это судно в Мурманск уже не зайдет, поскольку оплатить таможенные сборы и пошлину (в этом случае почти четверть стоимости корабля) далеко не каждому по карману. Следовательно, изменения нужны не только в финансовом, но и в таможенном законодательствах. Со всем этим мы обращались к премьер-министру. Без помощи государства, которое сейчас пока пытается лишь стрясти с рыбаков деньги, ничего не давая взамен, нам своих выловов не удержать, они будут падать из года в год.

* * *

Итак, положение у рыбаков сложное. Но, как подчеркнул Вадим Соколов, после общения с командой Михаила Фрадкова оно уже не кажется столь безнадежным. Главное - достигнуто понимание и по уже сделанным визитерами определенным заявлениям видно, что высокие лица прониклись серьезностью ситуации в рыбной отрасли и готовы осуществить максимально возможные шаги, чтобы навести в отрасли порядок. Что ж, подождем - увидим, насколько искренны были обнадеживающие слова...

Нина АНТОНЯН