"Мы готовы сделать все возможное, чтобы сохранить для государства каждый рубль", - заявили представители Мурманской таможне на прошедшем в минувшую среду брифинге. Он состоялся в связи с непростой ситуацией, сложившейся из-за длительного досмотра судна Мурманского тралового флота "Командарм Щербаков". Однако ущерб МТФ в данном случае мизерным не назовешь: по предварительным подсчетам, он составил более 2,5 миллиона рублей.

Не тот ли это случай, когда в угоду принципу забывается здравый смысл?

Напомним: транспортное судно "Командарм Щербаков" ошвартовалось у родного причала 4 апреля с полными трюмами путассу и некоторого количества донных видов рыб. Вместо того чтобы выгрузиться за положенные четверо суток и вновь отправиться в район промысла за свежими уловами, "Щербаков" пробыл в порту 12 дней и ушел в море лишь 16 апреля. Произошло это потому, что Мурманская таможня, получив информацию о наличии на судне неучтенной рыбы, потребовала выгрузки содержимого трюмов транспорта на холодильник рыбпорта и принялась за тщательный пересчет каждого килограмма рыбы ("МВ" сообщил об этой ситуации 13 апреля).

На состоявшемся брифинге таможенники заявили, что в какой-то мере дирекция тралфлота сама виновата в задержке: три дня, с 7 по 9 апреля, она не разрешала выгружать рыбу на холодильник, надеясь, что таможня даст разрешение сдавать (с одновременным досмотром) улов на автомашины многочисленных заказчиков. Но даже если исключить из 12 дней это время, вместо 4 суток судно потеряло на выгрузке девять...

В общем, тралфлот потерял колоссальные деньги, выгодных покупателей продукции, промысловое время тех траулеров, которые с полным грузом дрейфовали в районе рыбалки в ожидании задержанного таможней "Щербакова", рыбопереработчики области потеряли сырье для своих производственных мощностей, бюджет области недосчитался налоговых отчислений от прибыли МТФ... А что же в активе? Повезло рыбному порту - он заработал на операции выгрузки и повторной разгрузки на свой холодильник. И, по-видимому, мурманские таможенники считают, что несказанно повезло нам с вами, жителям региона, так как в результате тщательнейшего досмотра на "Щербакове" было обнаружено... аж 3 тонны "неучтенки" - перевеса груза. (Кстати, по некоторым видам рыбопродукции был недовес, о чем на брифинге сообщено не было. - Н. А.)

Откуда взялись эти три тонны - понятно каждому рыбаку. Ведь когда в море в штормовых условиях перегружается на транспорт улов с того или иного промысловика, нередко, несмотря на спасительные кранцы, бьются бортами суда, рвутся стропы, повреждаются ящики, высыпается часть рыбы. А потому, чтобы не было недовеса, технологи рыбаков нередко дают на транспорт груз с некоторой добавкой. И цифры небольшого недовеса или перевеса, обнаруженные уже при разгрузке рыбопродукции в порту, - не редкость, криминалом они (в оговоренных законом пределах) не считаются.

- В общей сложности перевес нашего груза составил 0,061 процента, - сообщил исполнительный директор МТФ Николай Карлин. - Это при том, что допустимый перевес, который мы можем по закону дополнительно задекларировать, может быть до 5 процентов. Причем еще года полтора назад таможня получила разъяснение по этому поводу от начальника Северо-Западного таможенного управления России, а копия пришла к нам. Так что криминала на "Щербакове" обнаружено не было.

Свои претензии к таможне руководство Мурманского тралфлота уже направило в областную прокуратуру, а та препроводила эти документы в транспортную прокуратуру. Собирается дирекция МТФ подавать на Мурманскую таможню и в суд. Однако для нас, потребителей, главное все-таки не это. Буквально со дня основания программы "Дешевая рыба" тралфлот был практически самым крупным поставщиком, обеспечивающим ее успех. Именно это старейшее рыбацкое предприятие региона кормило дешевой рыбой малоимущих, многодетных, пенсионеров Мурмана. Талоны на новый виток программы уже напечатали и раздали. А вот будут ли они обеспечены новыми уловами? Придут ли теперь суда тралфлота в родной порт?

- Сегодня, как раз в день брифинга, наш транспорт "Капитан Телов" прибыл с грузом рыбы в Санкт-Петербург. Там все формальности - таможенные, пограничные, санитарные - заняли 30 минут, - сообщил в ответ на мой вопрос Николай Карлин. - Выводы делайте сами.

... Брифинг, на который собралось немало журналистов, чтобы выяснить, отчего стало возможно то, что произошло с "Командармом Щербаковым", начался как таможенный ликбез. В течение первой его половины сотрудникам СМИ подробно объясняли правила таможенного оформления экспортных и импортных грузов, порядок декларирования товаров, тонкости системы управления рисками, технику проведения таможенного досмотра и тому подобные профессиональные нюансы.

Но, несмотря на всю образовательную полезность выступления первого заместителя начальника Мурманской таможни Евгения Алексеева, корреспондентов интересовала прежде всего конкретная ситуация с "Щербаковым". Почему выбор для столь тотального досмотра пал именно на него? Была ли в действительности информация о наличии на судне нарушений? В чем уличили экипаж "Командарма"? Как таможня отреагировала на жалобу руководства тралфлота в прокуратуру? Эти и другие вопросы интересовали представителей СМИ гораздо больше пространных разъяснений тонкостей таможенного контроля.

Судя по ответам представителей Мурманской таможни, ничего особенного они в сложившейся ситуации не усматривают. Да, была получена информация, что на "Щербакове" имеются нарушения, но таможня как правоохранительный орган не вправе разглашать ее источники. Да, было принято решение выгружать продукцию с транспорта на холодильник, для того чтобы провести тщательный досмотр, который оговаривает применение системы рисков. По результатам проведения досмотра таможней возбуждено четыре дела по административным правонарушениям и выявлено порядка трех тонн незадекларированной рыбопродукции, так что информация о нарушениях частично подтвердилась.

- И вce-таки...Тралфлот в результате этой многодневной процедуры досмотра проиграл. А кто оказался в выигрыше? - пытались выяснить журналисты.

- Государство, - получили они ответ.

Кроме представителей таможни, на брифинге присутствовал и руководитель облдепартамента продовольствия, рыбного и сельского хозяйства Вячеслав Зиланов. По просьбе журналистов он тоже оценил сложившуюся ситуацию.

- Позиция правительства области не раз предельно ясно излагалась нашим губернатором: на территории Мурманской области все должно происходить в полном соответствии с теми законами и нормативными актами, которые действуют в России, учитывая моменты, диктуемые законодательством Мурманской области. Исходя из экономических особенностей нашего региона и удельного веса рыбной промышленности, и правительство области, и рыбопромышленники, и жители Мурмана заинтересованы в том, чтобы в наш рыбный порт доставлялось как можно больше рыбной продукции. Напомню, 21 марта в Москве состоялось заседание государственной пограничной комиссии под председательством главы Правительства России Михаила Фрадкова, на котором рассматривалось положение о защите экономических интересов страны. Затрагивались также и вопросы о правонарушениях, которые происходят на всей территории России в области использования рыбных ресурсов. Вместе с тем на комиссии было отмечено, что целый ряд российских портов перегружен различными бюрократическими препонами. Указывалось, что проверяющие службы разрознены, нет комплексной системы проверки и это бьет не только по судовладельцам, но и по всей экономике того или иного региона. Там прозвучал призыв организовать комплексную систему проверки с минимальными временными затратами. И было принято решение избрать Мурманский рыбный порт базовым для проведения эксперимента по упрощению процедуры прохождения всех проверочных этапов.

Коснувшись конкретной ситуации, в которой оказался "Командарм Щербаков", Вячеслав Зиланов отметил, что здесь, на его взгляд, сыграли свою роль ряд несогласованных действий, которые требуют отработки. В частности, хотелось бы, чтобы в целом полезная система управления рисками работала более рационально. "Я лично был изумлен, - констатировал Зиланов, - когда узнал финал проверки "Щербакова". Серьезных нарушений там, по сути, не обнаружено, а проверка вылилась в длительный простой судна и миллионные убытки". Случай, происшедший с траловым флотом, показывает, что есть резервы, которые нужно реализовывать. Чтобы не уходили наши суда "на сторону".

Во время брифинга не раз заходила речь о принципе выборочности контроля. Порой судовладельцы спрашивают таможенников: "Но почему именно мое судно проверяют?!" - "Так получилось", - скупо отвечают им государевы люди, не вдаваясь в объяснения об источниках информации. Как тут не вспомнить случай из собственной жизни? Как-то раз я пришла на почту, чтобы получить посылку. Сотрудница отделения связи долго-долго ее искала, а потом позвонила куда-то и развела руками:

- А посылочка-то ваша потерялась!

- Как?! - возмутилась я. - Почему?

- Так получилось, - ответила мне труженица почти философски. И добавила: - Такая вы, стало быть, невезучая.

Что надо сделать и что будет сделано, чтобы не чувствовали себя невезучими в родном порту наши мурманские суда? Чтобы не рвались в иные порты, имея свой, как говорят, не самый худший? Боюсь, что ответ на этот вопрос пока не готов.

Нина АНТОНЯН