На вопрос: почему российская рыба, минуя российский берег, уходит за рубеж? - казалось бы, за пятнадцать лет рыночных реформ специалистами неоднократно был дан достаточно полный ответ. Рыбообрабатывающие береговые предприятия и розничные потребители не предъявляют достаточного спроса; промысловиков в российских портах обслуживают гораздо дольше, дороже и хуже, чем за рубежом; налоговый пресс здесь сильнее, а таможенные требования сложнее и так далее. Короче говоря, условия реализации рыбного сырья в России для промысловиков менее выгодны, а организация их обслуживания в российских портах менее отлажена, чем за рубежом.

Однако подобные ответы скорее скрывают суть проблемы, чем объясняют ее. Потому что создание преимуществ для реализации продукции на внутреннем рынке, а также налоговых и таможенных условий, стимулирующих отечественных производителей переходить на торговлю готовой продукцией вместо сырья, - прямая обязанность современного государства. Это значит, что глубинной причиной сырьевой направленности рыбной отрасли в период рыночных реформ является невыполнение государственными структурами возложенных на них управленческих функций. Создается впечатление, что государственные чиновники все еще руководствуются невежественной идеей лидеров либеральных рыночных реформ, будто рынок "сам способен все расставить по своим местам" и поэтому государство не должно вмешиваться в экономику.

Все, в частности, давно уже поняли, что невозможно выгодно реализовать рыбную продукцию на российских рынках в условиях платности ресурсов и анархической организации ее сбыта через длинную цепь посредников. По этой причине рыба, проходя от судна до прилавка, дорожает в два и более раз.

Чиновники же упорно сопротивляются разумным и простым решениям. Это вызывает тем большее удивление, что сопротивляются они не абстрактному "общественному мнению", против которого у них давно выработался прочный иммунитет, а требованиям специалистов, зачастую даже обладающих значительной властью. Так, например, глава рыбсельхоздепартамента Мурманской области Вячеслав Зиланов плату за рыбные ресурсы, поставляемые для российских рыбообрабатывающих предприятий, называет непродуманной. По-видимому, только должностное положение не позволяет ему выразиться более жестко, иначе он назвал бы эту плату тем, чем она является на самом деле, - политикой приоритета частных интересов над общественными.

Такой же характер принесения общественных интересов в жертву частным, в том числе интересам самих чиновников, не желающих утруждать себя надлежащим исполнением функций государственного управления, имеет неконтролируемое образование цен на стратегически значимые товары. Как справедливо замечает генеральный директор союза рыбопромышленников Ceвepa Геннадий Степахно, наши министерства не считают возможным в рамках действующего законодательства воздействовать на естественные монополии, беззастенчиво взвинчивающие цены на топливо. По мнению чиновников, государство не имеет права вмешиваться в экономику хозяйствующих субъектов и регулировать ценообразование, что и говорит об их нежелании подчинять частные интересы общественным.

Не соответствует экономическим законам развития современного общества и представление о пользователях и владельцах природных ресурсов как о частных собственниках. Вина за эту путаницу целиком ложится на корыстолюбивых и экономически малограмотных либеральных реформаторов, внесших в русский язык англосаксонскую лексику, к которой они относятся с большим пиететом, но без достаточного понимания. В англосаксонской правовой системе под собственностью принято понимать целый "пучок прав", в связи с чем обладатель любого "прутика" из этого "пучка" в отношении того или иного имущества именуется собственником. Но каждый член общества, воспитанный в этой системе понятий, твердо знает, что его право "собственности" тем или иным имуществом не абсолютно, что оно ограничивается правами других людей и организаций, находящихся под защитой государства. В другой, так называемой континентальной системе правовых понятий, а в ее российской модификации особенно, собственнику предоставляются "права владения, пользования и распоряжения", причем "по своему усмотрению". Поэтому собственник, например, земельного участка в Европе или США, знает, что он может использовать его только в соответствии с общественным предназначением, а не как угодно. Россиянин же, получивший землю в собственность, считает себя вправе использовать ее по своему усмотрению, устраняя возникающие при этом правовые помехи подкупом государственных чиновников.

То же самое с рыбой или нефтью. Российский предприниматель, получивший квоту или "право собственности" на ресурсы в иной форме, справедливо считает себя вправе продавать их за рубеж вместо внутреннего рынка, а чтобы это право сделать законным, он готов делиться своим монопольным доходом с чиновниками.

Обсуждение этих вопросов ведется с самого начала рыночных реформ. Областной администрацией в 1996 году силами мурманских специалистов была даже разработана "Программа развития рыбохозяйственного комплекса Мурманской области до 2005 года". В ней, в частности, была обоснована необходимость, во-первых, ввeдeния платности рыбных ресурсов, направляемых на экспорт, при бесплатности квот на ресурсы для доставки на береговые рыбообрабатывающие предприятия; во-вторых, восстановления организации крупной оптовой торговли рыбопродукцией как наиболее эффективной формы ее реализации. Проект был принят, но к реализации его так и не приступали.

В конце 2000 года деловая и научная общественность рыбной отрасли была обнадежена постановлением Правительства № 1010, предписывающим выделять специальные квоты для осуществления "поставок рыбного сырья на рыбоперерабатывающие предприятия, расположенные на территории Российской Федерации". Несмотря на нечеткость и половинчатость принятого постановления, эффект от него был налицо.

Увеличение поставок рыбодобывающими компаниями сырья по сблокированным и специальным квотам привело к увеличению общего объема переработанного на берегу сырья с 15 тысяч тонн в 2000 г. до 49 тысяч тонн в 2003 г. Выпуск пищевой и товарной рыбопродукции увеличился в 3 раза и достиг объема 42,1 тысячи тонн, а производство консервов и пресервов в 2003 году составило 32,1 миллиона условных банок. За период 2000-2004 годов численность работающих на береговых рыбообрабатывающих предприятиях увеличилась с 1530 до 2500 человек при увеличении среднемесячной заработной платы с 2660 до 5288 рублей. Как результат, в 2003 году береговые обрабатывающие предприятия региона уплатили налоги в бюджеты всех уровней в сумме 82 миллиона рублей, что составило 22,2 процента по предприятиям и организациям рыбохозяйственного комплекса области. Сумма всех налоговых платежей и сборов за год достигла 173 миллионов рублей, что в 2,4 раза больше, чем в 2000 году.

Но "недолго музыка играла..." Уже три года спустя, в ноябре 2003 года постановлением № 704 "О квотах на вылов (добычу) водных биологических ресурсов" правительство объявило постановление № 1010 "утратившим силу". Чтобы придать видимость совершенствования процесса управления, Росрыболовству совместно с Минэкономразвития и Минфином было поручено "подготовить и представить до 1 июля 2004 г. в Правительство РФ предложение об увеличении поставок на территорию Российской Федерации продукции, произведенной из водных биологических ресурсов, выловленных (добытых) на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне РФ".

Тот, кто к тому времени уже понял суть политики пореформенного российского правительства, мог биться об заклад, что до исполнения этого решения дело не дойдет. Так и случилось, в результате чего экономические показатели рыбной промышленности опустились ниже уровня 2000 года без всякой надежды на новый подъем. Думается, что и разработанная по распоряжению правительства Мурманской области ведомственная целевая программа развития береговой рыбопереработки на 2006-2008 годы, предусматривающая рост выпуска готовой продукции за 3 года больше чем в 3 раза, не может быть выполнена без дополнительных мер по обеспечению рыбообрабатывающих предприятий необходимым количеством достаточно дешевого сырья.

Пора бы из накопленного за 15 лет негативного опыта рыночных реформ научиться делать положительные выводы. Можно не сомневаться, что если граждане и организации, непосредственно заинтересованные в возрождении береговой рыбообрабатывающей отрасли и создании в России цивилизованного государственного рынка рыбных товаров, не примут непосредственного участия в подготовке необходимых решений и не потребуют от государственных структур их практической реализации, последние, выражаясь словами Президента В. В. Путина, будут "еще десять лет только сопли жевать".

Для выполнения этой задачи, очевидно, предприниматели, менеджеры, специалисты предприятий, научные работники, государственные служащие и депутаты, неравнодушные к судьбе рыбной промышленности, должны выработать программу совместных действий, направленных на приоритетное развитие в системе Мурманского рыбохозяйственного комплекса берегового рыбоперерабатывающего сектора с учетом мирового опыта государственного предпринимательства.

Если не взяться за решение этой задачи организованно, она будет решаться стихийно посредством конкурентной борьбы, объединений фирм с целью получения монопольных преимуществ и поглощения более мелких более крупными с той же целью. О стабильно прогрессивном развитии рыбной отрасли в этих условиях не может быть и речи - процесс будет сопровождаться чередой периодических кризисов. Эта особенность "свободного" конкурентного рынка хорошо известна миру в течение почти 200 лет. Почти 80 лет прошло с тех пор, как развитые рыночные страны научились ее преодолевать посредством мер государственного регулирования и управления. История не предоставила России столько времени, чтобы учиться управлять рынком методом собственных проб и ошибок. Нам ничего не остается, если мы не собираемся окончательно развалить российскую экономику, как изучать и перенимать мировой опыт.

Владислав ЛОСКУТОВ, профессор, заведующий кафедрой экономики МГТУ.