Корова Доля вместе с шестью десятками своих соплеменниц мирно щипала молодую травку на просторном пастбище. Голубое небо, синие в белых шапках горы на горизонте, зеленая дубрава за кромкой поля - ну прямо картинка из рекламы про шоколад. Трудно поверить, что такую пастушескую пастораль можно наблюдать всего в десятке километров от Мончегорска, от медно-никелевого производства. И тем не менее такое соседство реально - шлейф выбросов "Североникеля" в соответствии с розой ветров проходит стороной, оставляя эти благословенные угодья пригодными для сельского хозяйства. 185 гектаров земли пока что достаточно ухожены, но стоит прекратить их обрабатывать - в наступление тотчас пойдет кустарник, и все зарастет. Доля не знает об этом, как и о том, что скоро она расстанется с этим полем.

Муниципальное унитарное сельскохозяйственное предприятие г. Мончегорска, которое многим северянам привычнее называть совхозом "Мончегорский", сейчас переживает трудные времена. Точнее сказать - продолжает переживать, более того, грядут кардинальные перемены. Стоит вопрос о ликвидации дойного стада, которое "прописано" в коровниках поселка 25-й километр. Еще в прошлом году здесь было 280 коров, к апрелю нынешнего - 94, а сейчас, вместе с Долей, осталось всего 63. И скорее всего, они тоже будут распроданы. Первая реакция нормального северянина - кричать "караул!": как можно отказаться от свежего цельного молока в городе за Полярным кругом да еще с проблемной экологией? Но условия диктуют господин Рынок и госпожа Экономика.

Совхоз "Мончегорский" был создан еще в... 1937 году, чтобы кормить свежими продуктами металлургов молодого "Североникеля". В 50-х годах едоками совхозного мяса, яиц и молока стали и жители соседнего Оленегорска. Совхозное хозяйство развивалось бурными темпами, с каждой пятилеткой увеличивалось поголовье скота, производственные объекты строились с расчетом последующего увеличения мощностей. С полуострова мчались составы с цветным металлом, железорудным концентратом, а сюда - вагоны комбикормов и кормовой свеклы с турнепсом для совхозного крупного рогатого скота. Не ленились и северяне - летом на время превращались из металлургов и горняков в косарей и овощеводов, запасая сено и силос для рогатых и щетинистых кормильцев. Центральная усадьба на 33-м километре под Мончегорском славилась птицефабрикой и свинофермами, в поселке Верхний Нюд процветало животноводство, на 25-м километре (отсчет от Оленегорска) на тучных полях паслось огромное коровье стадо. Естественными звеньями продовольственной цепочки стали молокозавод и колбасный цех, которые перерабатывали продукцию животноводов. Хозяйство было большое, очень большое, здесь работало более полутысячи человек. Северное крестьянствование и тогда вряд ли было прибыльным, его процветание достигалось за счет больших госдотаций. Но оно было - это раз, в нем нуждались - это два.

Проблемы с драматическим исходом начались в перестроечные годы. Тут и промышленности-то становилось туго, что уж говорить о сельском хозяйстве. Путь к капитализму сокрушил прежний отлаженный уклад, оказалось, что существует конкуренция. Изменение формы собственности сельхозпредприятия лишило его централизованных поставок кормов и заставило сокращаться. Проще говоря, сначала был закрыт как бесперспективный поселок животноводов Верхний Нюд. Затем, когда прекратил свое существование колбасный цех, было покончено со свиноводством и на центральной усадьбе 33-го километра. Конкуренция на молочном рынке (когда предприниматели освоили автотранспортную доставку пакетированного молока из центра России) подкосила, сделав нерентабельным, молокозавод - это и стало началом конца для поголовья крупного рогатого скота, размещенного на 25-м километре.

Рыночная маета, доведшая акционированный совхоз до обморочного состояния, вынудила муниципалитет взять его под свое крыло. Так постановлением администрации Мончегорска в 1996 году оставшиеся коровы и куры, а главное, работающие в сельхозпредприятии люди оказались под муниципальным "зонтиком". Однако история с полным гособеспечением не повторилась. Правда, первое время после возврата в муниципальную семью у совхоза появился карт-бланш: стабильный потребитель сырого цельного молока в виде детсадов, школ, больницы. Но вскоре спокойное течение молочных рек снова было нарушено: хозрасчет понуждал муниципальных потребителей искать наиболее экономичные поставки. Да, если честно, и хлопот с пакетированным молоком, более надежным в использовании и хранении, чем разливное цельное, было гораздо меньше: ни тебе мытья бидонов, ни проблем с бесконечными запретами сан-эпиднадзора.

...Позволю себе нелирическое отступление величиной с маленький абзац. Когда-нибудь мы вспомним эту рыночную возню (прибыльно - неприбыльно), лишающую маленьких россиян стакана пусть не парного, но натурального, без консервантов, молока, и проклянем свою меркантильность. Это произойдет не так уж нескоро - когда российские дети станут напоминать маленьких "бройлерных" американцев, вскормленных на модифицированных продуктах, кока-коле и гамбургерах. Сначала это быстро и удобно, а потом чревато больным и хилым потомством.

К счастью, в области наличествуют молочные фермы, которые поставляют натуральное молоко, в том числе и в Мончегорск, - например, агрокомплекс "Ковдорский", ловозерская "Тундра". Пока еще и корова Доля со своими товарками стараются не подвести и исправно дают молочко. Ради этого идут немалые дотации на корма, теплоэнергию и прочие затраты из области и городского бюджета. Но внешние вливания тонут в общих сельхозрасходах, и хозяйство продолжает падать в финансовую пропасть. К 2000 году долги составили 16 миллионов - ни один потенциальный инвестор не решится вложиться в предприятие с таким "приданым". Руководство хозяйства не раз приглашало кандидатов-инвесторов в совхоз - те ходили, смотрели, ахали, что, мол, такие хорошие пастбища, столько земли. Но их оптимизм быстро угасал, когда они узнавали, что отдачу с инвестиций можно получить минимум через 3-5 лет: такой инвестиционный расклад никого не устраивает, вот бы через годик!

- На сегодняшний день экономическая стратегия такова: оставить то производство, которое менее убыточно, минимизировать затраты и сделать его рентабельным. А уже имея здоровое растущее ядро, выстраивать вокруг остальной потенциал. Сегодня ставка сделана на развитие птицеводства - нынешнее поголовье составляет более 32 тысяч, - рассказал директор МУСП "Мончегорское" Андрей Широков. - Коров мы не собираемся пускать под нож, они будут проданы в другие хозяйства, или, надеемся, все же найдутся желающие фермеры.

- У Льюиса Кэррола в "Алисе" есть хорошее выражение: для того, чтобы оставаться на месте, нужно быстро двигаться вперед, а для того, чтобы оказаться где-то, надо бежать минимум с удвоенной силой. Мы, по сути, быстро двигаемся вперед, хотя по- прежнему остаемся на месте, - признает зам. директора по экономике и финансам Александр Зайченко. - С 2003 года сделано немало: например, приводится в надлежащий порядок документация предприятия, в ее прежнем варианте она была непригодна для оформления банковских кредитов. Предприятию нужны очень серьезные инвестиции - его материальная база, техника в крайне плачевном состоянии. Сооружения и объекты разграблены налетами "металлистов", ведь у хозяйства даже нет периметра, то есть ограждения. Из положительных достижений - с 2003 года мы вошли в федеральную программу финансового оздоровления, частично реструктуризировав 16 млн. долга. Сейчас у нас пятилетняя отсрочка, а с 2008 года начнется погашение долга с перспективой до 2015 г.

Хозяин города, глава администрации Игорь Ермаков, настроен решительно: птицу и яйцо будем развивать, с молоком придется расстаться.

- Судите сами, в прошлом году из областного и городского бюджетов совхоз "Мончегорский" был продотирован на 5,7 млн. рублей, плюс к этому еще убытки составили 2,5 миллиона. Почему? Первое - это отсутствие кормовой базы. Из-за высокой себестоимости нашего молока мы не можем конкурировать на рынке с другими поставщиками. Второе - отсутствие перерабатывающей базы. В перестроечные времена мы потеряли молокозавод. Вот и везем молоко в Североморск, продавая литр за 7 рублей. Руководство совхоза представило мне план выхода из кризиса стоимостью полтора миллиона долларов... Ну где город может взять такие деньги?

Что же в этой экономической круговерти будет с людьми и самим поселком 25-й км? Игорь Ермаков убежден, что не произойдет ничего страшного: люди как жили там, так и будут жить. Ведь из 13 человек, занятых на ферме, только один является жителем поселка. Пять поселковых домов, 130 квартир, из них около 30 пустует. Из 270 человек, прописанных в поселке, фактически живут в нем около 120. Мэр считает, что ажиотаж вокруг судьбы поселка искусственный: люди работают в основном в расположенной поблизости воинской части, так называемом 27-м километре. Поселковый детсад, в котором когда-то воспитывались 68 ребятишек, отремонтирован и находится в хорошем состоянии - только вот детей там всего двое. Дело в том, что сейчас в воинской части свой садик, так что и дети там. У администрации есть план, как задействовать поселковый детсад и сохранить педагогический и обслуживающий персонал: речь идет о создании на базе 25-го км оздоровительного детского лагеря.

Руководитель областного департамента продовольствия, рыбного и сельского хозяйства Алишер Хайтбаев расценивает ситуацию критически. В то время, как сельское хозяйство объявлено среди приоритетных направлений страны, на 25-м ликвидируют дойное стадо. Лишняя морщинка на лице области? Можно ее припудрить? Думается, руководители департамента, города и совхоза найдут верное решение - вот и срок уже определен: 1 июля.

Татьяна ПОПОВИЧ