Ни одной тонны нефти или кубометра газа, добытых из глубин ниже дна морского в Северном ледовитом океане, никто еще не видел. Вместе с тем, история освоения шельфовых месторождений этих углеводородов пишется прямо у нас на глазах. Свидетельство тому - недавнее открытие музея истории государственного предприятия "Арктикморнефтегазразведка", созданного почти 29 лет назад специально для изучения шельфа. Казалось бы, налицо противоречие, но это лишь подтверждение того, что время и наши представления о нем стремительно меняются. И благодаря "Арктикморнефтегазразведке" уже теперь можно писать даже историю будущего последней природной кладовой планеты, как иногда называют Арктику. Вот такое неожиданное открытие я сделал во время посещения музея АМНГР и встречи с ее главным геологом, кандидатом геолого-минералогических наук Анатолием Борисовым, состоявшихся во время выездного заседания Ассоциации исследователей Арктики.

Встреча эта невольно напомнила о событиях примерно 15-летней давности. Когда наше государство уже вовсю разваливалось, в Мурманск зачастили высокопоставленные московские чиновники и ученые светила, рисовавшие нам, аборигенам, светлые перспективы освоения газоконденсатного Штокмановского и нефтяного Приразломного месторождений, отданных по указу президента Ельцина в безраздельное пользование газпромовской дочке "Росшельфу". Помню, как с трибуны одно сиятельное лицо заявило в отношении "Арктикморнефтегазразведки" с изрядной долей великодержавной снисходительности: "Не расстраивайтесь, и вам найдется работа". Последствия тех вояжей теперь хорошо известны. В десять раз упали объемы разведки на шельфе арктических морей: если в 80-е годы ежегодно бурили по 25 тысяч погонных метров скважин, то к середине 90-х этот показатель еле достигал четырех тысяч метров. И где он теперь, этот "Росшельф"? Но самое обидное: на тех совещаниях словом не обмолвились, что и Штокман, и Приразломное, и другие наши северные шельфовые месторождения открыла именно "Арктикморнефтегазразведка". Открыла для России, по оценке Борисова, "новую Западную Сибирь"! Кстати, по справедливости самому Анатолию Васильевичу за участие в этих работах присуждена Государственная премия РФ в области науки и техники. Здесь сосредоточено, по авторитетным оценкам, до 80 процентов запасов углеводородов российского шельфа. Только и остается добавить об эпохе 90-х: какие времена, такие и нравы.

Впрочем, предшествовавшая советская эпоха в этом смысле тоже не исключение. У меня вообще, порой, возникает мысль: по пути прогресса у нас принято двигаться, лапидарно выражаясь - не благодаря, а вопреки. В конце 70-х годов прошлого века перед созданным в Мурманске трестом "Арктиморнефтегазразведка" местные власти задачу ставили так: открывать нефтяные месторождения поближе к Кольскому заливу и областному центру. И ведь открыли в числе первых Мурманское и Северо-Кильдинское месторождения, но газовые! В это трудно сейчас поверить, а тогда на совещаниях высокого уровня руководителей треста ругали, не смягчая выражений, за невыполнение постановлений партии и правительства об открытии нефтяных месторождений. Лишь один государственный руководитель Виктор Черномырдин, которого мы сегодня тоже нередко поминаем всуе, заступился: через 10-15 лет с газом в стране будет такая же напряженная ситуация как и с нефтью. Так что открытия мурманских геологов окажутся своевременными... И как в воду глядел.

Не от того Газпром нацелен на добычу первых кубометров газа со Штокмановского месторождения в 2013 году, что других источников этого сырья в России не осталось. А оттого, что разрабатываемые его запасы стремительно сокращаются и крупнейшая в мире газовая империя вынуждена уже сейчас сокращать объемы добычи. В этом смысле ситуация складывается даже драматичнее, чем в приснопамятных 90-х годах прошлого века. А вот будет ли заявление Газпрома, надо полагать, как-то согласованное с его иностранными партнерами "Тоталь" и "Статойл-Гидро", реализовано в срок - вопрос не более ясный, чем в предшествующие девяностые годы. До 2010 года запланировано провести шесть тендеров по продаже участков Штокмановского газоконденсатного месторождения недропользователям, но сегодня, как говорят, воз и ныне там. И не появятся покупатели, пока перед ними маячит лишь газовый туман, а не реальный газоконденсат. И тут как ни крути, опять не обойтись без "Арктикморнефтегазразведки", открывшей в Арктике 15 месторождений и до сих пор остающейся национальным лидером в бурении шельфа.

Одним словом, грандиозные планы, как обычно, рождаются где-то в столицах, а реализовывать их приходится людям на местах, приближенных к природным кладовым. И еще неизвестно, кому в будущем достанутся вершки, а кому корешки после реализации проекта, который по масштабам задач и сложности их решения специалисты сравнивают с полетом в космос. Но по меньшей мере сохранить в истории для потомков вклад и достижения мурманских геологов в наших силах. Справедливость, она ведь по-разному утверждается.

Фото: Бобров Андрей
Выездное заседание Ассоциации исследователей Арктики.
Фото: Бобров Андрей
Выездное заседание Ассоциации исследователей Арктики.
Фото: Бобров Андрей
Выездное заседание Ассоциации исследователей Арктики.
Фото: Бобров Андрей
Выездное заседание Ассоциации исследователей Арктики. Главный геолог АМНГР, кандидат геолого-минералогических наук Анатолий Борисов.
Фото: Бобров Андрей
Выездное заседание Ассоциации исследователей Арктики. Главный геолог АМНГР, кандидат геолого-минералогических наук Анатолий Борисов.
Владимир БЛИНОВ