Кольский научный центр РАН приступил к разработке документа, который называется "Стратегия социально-экономического развития Мурманской области до 2025 года". К концу года ученые должны представить заказчику - областному правительству - готовый проект. О том, в каком направлении идет работа, сегодня мы беседуем с заместителем председателя президиума КНЦ РАН Владимиром Маслобоевым.

- Когда речь идет о таких долговременных прогнозах, то приходится учитывать множество факторов, каждый из которых может подтолкнуть экономическую ситуацию в определенную сторону. Кроме того, исследования наших ученых показывают, что если все оставить, как есть, без перемен, то экономика области будет терять позиции, промышленное производство начнет падать.

Возьмем горнопромышленный комплекс: издержки производства с каждым годом растут, добыча падает. Например, "Апатит", который в 1989 году выпускал 20 миллионов тонн апатитового концентрата и намеревался наращивать темпы, - теперь предприятие большими усилиями поддерживает производство на уровне 8,5 миллиона тонн в год.

Меняется время - меняются и взгляды не перспективность определенных видов сырья. У нас, скажем, большие запасы нефелина. Но надежды на масштабное его использование оказались призрачными. В советское время планировалось возвести пять таких гигантов, как Пикалевский глиноземный комбинат, где для получения глинозема использовали бы именно нефелин. Там вообще было безотходное производство: из нефелина и известняка через промежуточные стадии получали цемент и глинозем, соду и поташ, редкие металлы - галлий, а еще планировали - рубидий и цезий... Но есть у этой технологии особенность: на тонну глинозема получается до 10 тонн цемента. Раньше это было экономически выгодно, поскольку цемент в период строительного бума шел нарасхват, как горячие пирожки, а сейчас куда его столько? То, что еще вчера технологию экономически вытаскивало, теперь ее топит. Нынче производители алюминия предпочитает использовать для получения глинозема бокситы.

Кроме того, не в пользу нашей области, в основном сырьевой, складывается и конъюнктура мирового рынка. Цены на сырье растут гораздо медленнее, чем на конечный продукт, а он из нашего сырья производится на стороне. Хорошо еще, что Мончегорск выдает конечный продукт - цветные металлы. Но поскольку "Норильский никель" снизил общий уровень добычи никеля и меди, а в Норильске достаточно мощностей, то при определенных обстоятельствах может возникнуть вопрос: а зачем этой компании "Североникель"?.. Конечно, в действительности речь об этом вряд ли пойдет. Но мы обязаны учесть все тенденции, чтобы и самые нежелательные изменения экономических реалий не застали врасплох.

- Зато мы будем в плюсе, когда в область придет газ со Штокмановского месторождения. Это ваш проект тоже наверняка учитывает.

- Да, итоговый вывод нынешней "Стратегии экономического развития области до 2015 года" гласит: нас ожидает подъем с приходом большой нефтегазовой промышленности. В принципе, мы сейчас стоим на пороге этого. Однако успеют ли освоить месторождение к 2013 году, как заявлено в декларации о намерениях "Газпрома", - это еще вопрос. На новый прогнозируемый период мы должны все учесть.

Есть и другие подводные камни. Например, достаточно ли будет энергетических мощностей нашего региона для такого строительства? Первые два блока Кольской АЭС должны выводиться из эксплуатации опять-таки в прогнозируемый период, а вопрос о строительстве второй очереди станции пока не решен. Хотя тут есть варианты. Ведь под Мурманском будет реализовываться проект ТЭЦ-2 мощностью около 500 мегаватт - больше, чем вырабатывает один блок КАЭС. Только нужно учитывать и обратную сторону медали: решаем энергетическую проблему - порождаем экологические, ведь в воздух полетят сера, тяжелые металлы...

Или вот еще одна задачка. Планируется, что сжиженный газ мы будем экспортировать морским путем. Терминалы для его приема есть только в Италии и Франции, а в основном-то они находятся в США. Но как будут развиваться отношения между нашими державами? И тут возможные варианты требуют осмысления.

- Похоже, работа над документом ставит перед разработчиками массу серьезнейших вопросов...

- Да. И одни порождают другие. Так, все говорит о том, что области вскоре понадобится множество технических специалистов высшего и среднего звена. Компании, которые намерены заниматься разработкой месторождений - хоть Штокмановского, хоть в Федоровских тундрах, - заявляют, что создадут рынок труда для сотен и тысяч человек. А где они возьмут кадры? Особенно если учитывать, что выпускники школ почти все стремятся получить высшее образование, причем без учета спроса на рынке труда. И потом многие, спрятав диплом в карман, спокойно идут работать барменами и менеджерами по продажам - вакансии же технических специалистов на производстве пустуют.

- Однако времени у вас маловато...

- Ничего, справимся. Намечено много сопутствующих мероприятий, цель которых - помочь как в сборе информации, так и в поиске путей решения проблем. Что касается формирования адекватного задачам дня рынка труда, то сейчас мы совместно с областным правительством, советом ректоров области, Северной торгово-промышленной палатой занимаемся подготовкой конференции "Профессиональное образование и бизнес", которая намечена на середину мая. Там будут обсуждаться вопросы формирования системы профессионального образования (включая начальное, среднее, высшее, непрерывное и дополнительное), которая позволит учитывать меняющиеся экономические условия и давать востребованные профессии как молодежи, так и взрослым людям.

Занимаемся мы сейчас и подготовкой международной конференции, где речь пойдет о путях адаптации Мурманской области к глобальным изменениям климата. Пока для нас это не так насущно, как для наших восточных соседей, где тает вечная мерзлота и "плывут" целые поселки, но и до нас это дойдет. У нас нет сплошной вечной мерзлоты. Однако будут меняться ледовитость океана, климат, возрастет количество экстремальных явлений, таких как сильная жара и сильные морозы, штормы и прочие. Население и экономика должны быть готовы к этим изменениям, а то когда жареный петух клюнет, это обойдется гораздо дороже...

- Вернемся к началу разговора. Новые пути-дорожки все же придется искать?

- Безусловно. Нужно задействовать внутренние резервы развития, а для этого - менять структуру экономики. Да, нельзя вслепую переносить чужой опыт на родную почву, но учитывать его необходимо. Так, в Норвегии, где тоже, кстати, есть большая нефть, 80 процентов внутреннего продукта создается малыми предприятиями с количеством работающих менее 50 человек. И у нас к тому есть все предпосылки, но необходимы структурные реформы "сверху". Кроме того, нам нужно научиться создавать собственный продукт с высокой добавленной стоимостью, а не просто продавать сырье.

- Похоже, широкое поле деятельности тут есть для всех институтов Кольского научного центра, а не только для Института экономического развития, который вы возглавляете.

- Да, работы хватит всем. То, что мы заявили к участию в работе все институты, и стало одной из причин нашей победы в открытом конкурсе на разработку Стратегии, в котором, к слову, участвовали четыре консалтинговых фирмы из Петербурга и Москвы. В нашу пользу сыграло также то, что мы сможем обеспечить экспертное сопровождение реализации проекта, ведь приезжим специалистам сделать это будет крайне сложно.

- Из всего следует, что ошибаться вам нельзя...

- Да, это дело чести.

- Успеха вам!

Зоя Кабыш