Сегодня никто в мире не возьмется оспаривать превосходство России в Арктике с точки зрения наличия у страны мощного ледокольного флота.

Но как в нынешних условиях найти ему полномасштабное применение? Этот вопрос едва ли не самый значимый среди тех, что встали перед ФГУП «Атомфлот» после реорганизации, задуманной на правительственном уровне еще полтора года назад. На днях состоялось подписание документов о передаче госпредприятию в хозяйственное ведение судов и имущества атомного флота, находившихся длительное время в доверительном управлении у Мурманского морского пароходства.

- Можно смело сказать, что процесс передачи завершен, - заявил на состоявшейся во вторник пресс-конференции и. o. генерального директора ФГУП «Атомфлот» Вячеслав Рукша. - Нами получена общая лицензия на все виды деятельности, которые необходимы. Единственно, мы в ближайшие шесть месяцев должны будем оформить соответствующие лицензии по конкретным объектам. Эта процедура пройдет в рабочем русле.

По мнению Вячеслава Рукши, сведение под одну крышу - в госкорпорацию «Росатом» - всех атомных предприятий и мощностей, выполняющих задачи как мирного, так и военного значения, не в последнюю очередь обусловлено намерением государства по-новому подойти к управлению серьезнейшими отраслями.

- Создание крупных корпораций - веяние времени, - заметил он. - И в этом отношении, мне кажется, мы больше догоняем остальной мир, чем опережаем его.

После передачи судов и прочих активов, а вместе с ними и перехода людей, в составе «Росатома» в Мурманске появилось, по сути, новое ледокольное предприятие. Вместо 500-600 работающих «Атомфлот» теперь вырос до численности в 2300 человек. Но содержать его за федеральный счет предстоит лишь отчасти.

- На 2008 год нам выделено 400 миллионов прямых субсидий, предназначенных для финансирования объектов, связанных с использованием атомной энергии, и еще 400 миллионов в резерве. Их необходимо защищать, показывая, действительно ли есть задачи, оправдывающие получение денег, - пояснил Вячеслав Рукша.

С учетом ожидаемых доходов от выполнения операций в Арктике по заказу «Норильского никеля» и ряда других мореходы все же рассчитывают свести концы с концами. Однако востребованность ледокольного флота - где и на чем зарабатывать? - остается проблемой номер один. Существовать «безработными» атомоходы не могут. Если раньше они обеспечивали круглогодичную навигацию на Дудинку, то сейчас, как известно, норильские металлурги начали строить собственные суда ледового класса и в услугах со стороны нуждаются все меньше. А других серьезных заказчиков пока не находится.

- Сегодня уже все признают, что атомная технология для работы в Арктике одна из самых эффективных, а главное - позволяет решать все вопросы, в том числе осуществлять плавание по центральной Арктике, чего нельзя достичь с помощью других технологий. Поэтому одна из основных задач - создание ледокола нового поколения. Но рядом с ней идет вторая, которая, на мой взгляд, значительно важнее, - подчеркнул глава «Атомфлота». - Мы знаем, что надо построить, как построить, но для каких именно целей, в настоящий момент никто, к сожалению, точно и ясно сказать не может.

В ожидании, какие стратегические задачи поставит перед ними государство, атомфлотовцы намерены поддерживать полную боевую готовность. В числе приоритетов здесь сохранение технологии и коллектива профессиональных ледокольщиков. Кроме того, предприятие сосредоточит усилия на сокращении своих издержек. При этом здесь не считают разумным пренебрегать и доходами от туризма. Арктические круизы на Северный полюс будут продолжены.

- Мы заинтересованы, чтобы эти рейсы осуществлялись как можно дольше. Чтобы была обеспечена загрузка хотя бы одного ледокола, - отметил Рукша.

По оценкам специалистов, состояние флота хорошее - хоть сейчас в море. Предприняты шаги и для продления ресурса эксплуатации ядерных энергетических установок с проектных 100 тысяч часов до 200. А это даст судам дополнительных 5-6 лет работы.

Основную проблему по техническому состоянию, как отметил первый заместитель генерального директора, главный инженер Мустафа Кашка, представляет береговая инфраструктура. И весьма непростая ситуация с теми атомоходами, которые уже выведены из эксплуатации. На утилизацию самого «железа» и радиоактивных отходов требуются огромные средства.

- Это очень сильно обременяет экономику ледокольного флота и, естественно, осложняет решение тех задач, которые связаны с обращением с радиоактивными отходами, накопленными на берегу. Хотя должен сказать, что определенная подвижка есть, - подчеркнул он. - В рамках федеральной целевой программы по ядерной и радиационной безопасности России на 2008-2015 годы по нашему направлению выделено порядка 1 млрд. 200 млн. рублей. Это позволит в течение 4-5 лет привести в нормальное состояние хранилище радиоактивных отходов. Хотелось бы сделать побыстрее, но, к сожалению, технически это невозможно.

Один из вопросов, прозвучавших на пресс-конференции, коснулся кадров - не остались ли в ходе реорганизации люди за бортом? Как пояснил Мустафа Кашка, проблем у тех, кто захотел перейти из пароходства на новое место работы, не возникло - до конца августа «Атомфлот» принимал по заявлениям всех без исключения. И только с первого сентября здесь перешли на конкурсную систему отбора.

Конечно же, интересовались журналисты и дальнейшей судьбой легенды отечественного атомного флота - ледокола «Ленин».

- Он передан в наш комплекс, и мы несем за него полную ответственность, - уточнил Вячеслав Рукша. - Кстати, как у каждого юного предприятия, у нас сейчас идут дебаты, какую дату считать своим днем рождения. Многие склоняются к 3 декабря, когда «Ленин» официально был принят в эксплуатацию. Мы взаимодействуем с фондом по созданию на ледоколе музея и очень надеемся, что в этом году атомоход будет установлен у причала морского вокзала, чтобы у северян, в первую очередь юных, уже сейчас была возможность посмотреть его. А в планах - создание на нем хорошего музея. Это очень значимо… Не всем же иметь футбольные команды. Может, кто-то хочет иметь свой музей! Еще неизвестно, что лучше…

Намерено предприятие поддерживать и политику открытости. В особенности - в отношении старых проблемных объектов, связанных с экологической и радиационной безопасностью.

Фото: Рязанова Татьяна
и. o. генерального директора ФГУП «Атомфлот» Вячеслав Рукша и первый заместитель генерального директора, главный инженер Мустафа Кашка.
Фото: Рязанова Татьяна
И. o. генерального директора ФГУП «Атомфлот» Вячеслав Рукша.
Фото: Рязанова Татьяна
и. o. генерального директора ФГУП «Атомфлот» Вячеслав Рукша и первый заместитель генерального директора, главный инженер Мустафа Кашка.
Фото: Рязанова Татьяна
И. o. генерального директора ФГУП «Атомфлот» Вячеслав Рукша.
Фото: Рязанова Татьяна
Первый заместитель генерального директора, главный инженер ФГУП «Атомфлот» Мустафа Кашка
Татьяна РЯЗАНОВА