Эка невидаль, скажете, - рыбацкое судно в рыбацком городе!

И попадете пальцем прямо в февральское морозное небо.

Потому что траулер «Борис Сыромятников» в Мурманске действительно невидаль. В прямом смысле слова. Более трех лет это тралфлотовское судно не видели в порту приписки. Как, впрочем, и в любом другом российском порту. Ведь покажи оно нос на рейде прежде, наказание - большим рублем! - последовало бы незамедлительно. Впрочем, об этом чуть позже…

Бело-синий красавец «Борис Сыромятников» привез улов в рыбный порт, но обычной рабочей суеты вокруг судна нет. Стоят без движения подъемные краны, не снуют туда-сюда автопогрузчики, не слышно криков портовых докеров. Несколько белоснежных фур как будто прикорнули у борта, терпеливо ожидая своей порции рыбы.

- Тридцать градусов мороза! Пришлось приостановить разгрузку, - пояснил причину затянувшегося «тихого часа» у причала капитан-директор супертраулера Юрий Губарев. - Продолжим, как только погода позволит.

В ноябре «Сыромятников» ловил мойву в нашей экономзоне по программе ПИНРО. Потом в штормовую погоду добывал путассу в районе Фарер. Ну а затем в норвежской зоне промышлял преднерестовую сельдь. Полторы тысячи тонн этой рыбы он и доставил в Мурманск.

- Это наш первый заход в родной порт за несколько лет, - продолжает капитан. - Прибыли мы 6 февраля вечером. Таможенное оформление прошло без сучка без задоринки. Экипаж несколько удивило, что так много представителей таможни явилось в кают-компанию. Но нам ответили: «Это для того, чтобы поскорее вас оформить». И действительно, по российским меркам оформили довольно быстро - за два часа. Теперь надо закончить выгрузку - и в Баренцево море на мойвенную путину.

Для непосвященных - ничего особенного. Но для рыбаков это событие знаковое. Ведь «Сыромятников» три года, а иные из его товарищей по несчастью аж с девяностых не видели родных берегов. По какой же причине?

Закон требует, чтобы суда, построенные или отремонтированные за рубежом, при заходе на таможенную территорию России, платили таможенную пошлину и НДС в размере 23 процентов от их стоимости или стоимости проведенных работ. Как известно, в советскую пору практически все они строились в Польше или ГДР. В девяностых годах экономическая ситуация и коммерческие интересы заставили владельцев не только строить, но и обслуживать суда за границей. Значит, если новенький пароход стоит, допустим, 20 миллионов долларов, то его заход в родной порт обошелся бы в 4,6 миллиона «зеленых». Ремонт и модернизация - тоже весьма дорогостоящее удовольствие.

Дураков, как говорится, нет. И год за годом количество так называемых незаходных судов увеличивалось. На радость зарубежным коммерсантам, приобретавшим их улов. Проблема встала во весь рост, когда федеральное правительство издало постановление об обязательной доставке рыбы, добытой в нашей исключительной экономической зоне, в отечественные порты. Для «незаходных» ситуация выглядела так: приди, продай рыбу, последние штаны боцмана и еще капитанскую фуражку - может, тогда хватит денег, чтобы расплатиться за это удовольствие…

Чтобы как-то разрешить очевидный конфликт интересов, руководителю Росрыболовства, рыбопромышленникам и главам прибрежных регионов пришлось обратиться к первому вице-премьеру Виктору Зубкову. И вот наконец в декабре была принята поправка в Таможенный кодекс, которая позволяет с 1 января этого года беспрепятственно заходить домой судам, прошедшим ремонт и модернизацию в забугорье.

- Первым из наших траулеров модернизацию прошел «Василий Ивановский», - рассказывает первый заместитель исполнительного директора Мурманского Тралфлота Валентин Журавлев. - Замена его вспомогательного двигателя в 2000-м году обошлась в 4 миллиона долларов. Значит, около одного миллиона надо было бы заплатить в казну. Деньги немалые даже для крупного предприятия. И таких судов у нас много. Например, теперь семь больших супертраулеров типа «Моонзунд», прошедших глубокую модернизацию. Теперь они тоже могут заходить в наши порты, оплачивая лишь обычное оформление.

Так что же, проблема решена? Да, но временно и частично. Так называемая таможенная амнистия будет действовать лишь до 1 января 2010 года. Кроме того, она не распространяется на корабли, купленные или построенные в других странах. Таким образом, большинство незаходных судов таковыми и останутся.

- К сожалению, норма, принятая в декабре федеральным законом № 314, кардинально проблему не решает, - сделал вывод Валентин Журавлев. - Четыре наших судна типа «Иван Шаньков» не могут пока заходить в наши порты. А через год количество «незаходных» снова увеличится… И мы ведь не против ремонтироваться в России! Просто здесь нет ни одного завода, который по качеству, срокам и цене мог бы соперничать с зарубежными.

- «Борис Сыромятников» - это первая ласточка из амнистированных судов, - прокомментировал ситуацию заместитель председателя областного комитета рыбной промышленности Олег Онискевич. - На Северо-Западном бассейне 120 судов были незаходными. Теперь их осталось порядка 60. Но и эта мера позволит увеличить объем доставляемой на российский берег добычи. А значит, понизится и цена рыбы. Поэтому будем добиваться, чтобы амнистированы были и все остальные суда. Ведь в таком случае сможет возродиться вся рыбацкая инфраструктура: судоремонт, снабжение и обслуживание судов, рыбопереработка. Только вот с этим придется поторопиться, ведь амнистия продлится всего лишь год.

Фото: Федосеев Л. Г.
Бело-синий красавец «Борис Сыромятников» привез улов в рыбный порт Мурманска.
Фото: Федосеев Л. Г.
Бело-синий красавец «Борис Сыромятников» привез улов в рыбный порт Мурманска.
Фото: Федосеев Л. Г.
Бело-синий красавец «Борис Сыромятников» привез улов в рыбный порт Мурманска.
Оксана ДУШЕНЬКОВСКАЯ