«Правила рыболовства для Северного рыбохозяйственного бассейна», подготовленные Министерством природных ресурсов и экологии РФ совместно с Федеральным агентством по рыболовству, можно назвать историческим документом «в жизни» бельков - он положил конец узаконенному убийству новорожденных тюленьих детенышей. С вступлением в силу Правил (они зарегистрированы Минюстом 16 февраля) Россия перестала быть единственной в мире страной, где закон не препятствовал жестокой бойне.

Черные, блестящие, точно наполненные слезами глаза - поражаешься их горестному выражению. Словно малыш в белоснежной шубке появляется на свет с осознанием своей печальной участи. А теперь представьте тысячи таких «обреченных» глаз на льду, где самки тюленя собираются для того, чтобы произвести на свет потомство. Испокон веков забивали их без особых ухищрений - просто дубинами, ведь и детеныши, которым нет еще и месяца, и обессилевшие после родов матери совершенно беспомощны.

Против бельковой бойни давно уже восстали защитники животных в разных странах. И постепенно мир начал менять свое отношение к жуткому промыслу. В странах ЕС ввели на него запрет, в Штатах наложили вето, как на добычу, так и на торговлю изделиями из меха белька. Канада, Норвегия, Дания и Намибия - традиционные поставщики на мировой рынок тюленьих шкурок - стали в основном добывать детенышей постарше - серку.

В России, несмотря на протесты общественности, промысел белька законом до сих пор не возбранялся. На Севере главное место добычи тюленьих шкурок - горло Белого моря, куда в конце февраля - начале марта направляются зверобои. Но год назад в стране буквально разразился скандал. В Международный день защиты белька -15 марта - в ряде российских городов, в том числе в Мурманске и Архангельске, прошли акции протеста. В Госкомрыболовство полетели письма с требованиями запретительных мер. Что, в свою очередь, вызвало ответную реакцию у архангельских добытчиков, настаивавших на сохранении многовекового поморского промысла.

Но, как видим, история все же встала на сторону тюленьих «младенцев». Новые Правила предусматривают полный запрет на добычу белька и вообще гренландского тюленя на всей акватории Белого моря. А кроме того, в Северном рыбохозяйственном бассейне запрещена охота в промышленных целях и на других млекопитающих. Однако их защитники не спешат праздновать победу. Дело в том, что запрет этот не полный, а ограниченный во времени. Нельзя - с 1 мая по 10 марта. А вот с 11 марта до конца апреля - можно. То есть самому горячему охотничьему сезону все же дан зеленый свет. И серку - детеныша старше белька всего на пару недель - он не спасает.

Примечательно, что в добыче заинтересованы не только наши соотечественники. В Архангельской области промысел под свою опеку взяли норвежцы, учредив подконтрольную фирму. Как пишет «Российская газета», Норвегия, «закрыв под давлением общественности единственное на ее территории предприятие по переработке таких шкур, решила делать грязную работу руками русских мужиков».

Но стоит заметить, по словам министра природных ресурсов Юрия Трутнева, готовятся предложения и о запрете охоты на серку. Об интересах же российских граждан государство, приняв нынешние ограничения, все-таки пытается не забыть. Как-никак зверобойный промысел - одно из средств к существованию жителей Севера. На заседании правительства Владимир Путин заявил, что запретить недостаточно, нужно разработать систему мер поддержки людей, с тем чтобы компенсировать им выпадающие доходы. И якобы Росрыболовство уже представило программу обеспечения занятости поморов на ближайшие три года.

Насколько запретительные новшества могут отразиться на интересах наших земляков, я попыталась выяснить у самих зверобоев. Причем, дозвонившись до председателя рыбакколхоза «Чапома» Бенедикта Гофмана, застала его в Архангельске.

- У нас этот вопрос стоит так же остро, как и у архангелогородцев. Сейчас готовим совместное обращение к Путину. Что касается белька, мы его и так давно не бьем. Но ведь хотят вообще запретить добывать и серку, хотя в других странах это делается. Канада в год бьет по 250-300 тысяч. А мы добываем меньше всех. Наш колхоз в прошлом году даже квоту не освоил - добыли всего 13 тысяч.

Выходит, белек теперь под защитой закона, а вот серка поставлена на кон.

Фото: Федосеев Л. Г.
Татьяна РЯЗАНОВА