«Мне кажется, где-то что-то должно сдуться, и оно-таки сдуется до нормальной жизни» - такое вот антикризисное предчувствие у Михаила Жванецкого. Если к интуиции дежурного по стране добавить конкретные практические меры, «сдувающие» порой надуманные рыночные понты, то результат может быть вполне полезным.

Не зря говорят, что кризис - это еще и новые возможности. Почему бы не попробовать? Тем более сама жизнь заставляет сейчас производственников ломать головы в поисках путей выживания. К их словам стоит прислушаться, какими бы неожиданными и крамольными они ни показались на первый взгляд. В сытые и благополучные времена промышленники общаются с региональными властями на языке налогов, с партнерами - договорами о поставках продукции. Но в кризис помощь порой нужна самим налогоплательщикам. Особенно трудно тем, кто «отбился от стада» крупной компании и добывает себе пропитание самостоятельно.

Например, Оленегорский механический завод. Это не самое большое предприятие в Кольском крае и вовсе не самое благополучное. Еще до мирового финансового, в относительно спокойные времена, завод пережил серию эксклюзивных кризисов. Сначала «попал под сокращение» из «Норильского никеля», потом - чехарда со сменой директоров, за пятилетку их было 5. Только чуть остепенился в 2006-2007 годах, тут и мировая финансовая заваруха подоспела. Небольшому заводу досталось практически сразу - предприятие-то машиностроительное, а эта отрасль в числе первых попала под раздачу. Кстати, некоторые коллеги по отрасли с тех пор в глубокой коме, и прогноз неутешителен. А оленегорец, коль скоро мы о нем говорим, жив, сопротивляется.

Уже с начала года завод стал работать по сокращенной неделе. Литейный цех, который величают локомотивом предприятия, был на простое, там лишь делали уборку, производили незначительные ремонты. Остальные цеха работали по сокращенной программе - четыре дня в неделю. О высвобождении персонала речи не велось, ведь на заводе, как и повсюду на промышленных предприятиях, актуальна кадровая проблема. Если потерять людей сегодня - кто будет трудиться завтра?

Завод погружался в убытки. Ситуация становилась критической: цеха стояли или работали вполсилы, коллектив терпел, руководство искало выход, а коммерсанты «бегали» по стране в поисках новых рынков сбыта. Наверное, когда-нибудь они вспомнят это полугодие как труднейшее испытание, а как самый дорогой подарок - июльский прорыв. В прошлом месяце было отгружено товарной продукции на 42 миллиона рублей - почти как во времена рекордно благополучного 2006-го.

Иными словами, на макушке лета удалось нагнать отставание и завод «пошел в прибыль». В приказе директора относительно деятельности в августе люди были предупреждены о сокращенной рабочей неделе, но в реальности эта мера не потребовалась (исключение - несколько сотрудников отдельных служб). В этом месяце заводчане планируют отгрузку продукции на 30 миллионов рублей. Впрочем, слово «план» здесь произносят сейчас иронично, говорят, работаем в аварийном порядке. А план - это когда есть загрузка хотя бы на квартал.

Признаюсь, все это полугодие официальный ОМЗ хранил молчание. На все попытки прессы узнать ситуацию подробнее звучало: подождите, не время. Это подтверждали и простые работники: мол, хвастать нечем, а что будет - одному Богу ведомо.

- В чем-то кризис нам помог, - удивил во время недавнего разговора Владимир Гайдов, коммерческий директор завода. - Применили режим строгой экономии, ужались, отказались от некоторых внешних услуг - делаем работу сами, чтобы не платить лишнего. Короче, сокращаем затраты. Немного повысилась производительность, ищем новые заказы, не сидим на месте. Сохранили старых заказчиков, среди которых Кольская ГМК, Ковдорский ГОК, ОАО «Олкон», «Апатит», «Карельский окатыш», плюс приобрели новых в средней полосе. В частности, Лебединский ГОК, на который прежде не удавалось выйти. Вернее, продукция наша там была знакома, но исключительно через посредников и в меньшем количестве. Чем же кризис помог? Местные машиностроители не стали снижать цены, а мы пошли на снижение и согласились на отсрочку платежа в 90 дней. Конечно, это не идеальный вариант, но в нашей ситуации, как говорится, не до жиру. Зато получили дополнительную загрузку литейного цеха на 150-200 тонн в месяц.

Напомню, Оленегорский механический завод производит достаточно разнообразный номенклатурный ряд оборудования для горнодобывающих, металлургических и энергетических предприятий. Конкурентная борьба на этом направлении напряженная, свободных ниш практически нет, так что заводу пришлось немало потрудиться, чтобы оправдать свое присутствие на рынке. Поэтому важно, чтобы потенциальный потребитель для начала «распробовал» продукцию и оценил ее качество.

- В трудное полугодие нас, без преувеличения, спас Ковдорский ГОК. Они в то время хорошо стояли на ногах, твердо. И мы договорились даже на предоплату, чего у нас никогда не было. Более того, заключили годовые договоры по некоторым спецификациям. Генеральный директор Ковдорского ГОКа Николай Ганза, как истинный патриот Севера, нам помог.

Как выдержать тому же механическому заводу конкуренцию с производителями из средней полосы? Говорим об этом с Владимиром Гайдовым:

- Рынок, кризис… Мы везде сейчас участвуем в тендерах, в том числе проходящих на наших северных предприятиях - Кольской ГМК, «Олконе», других. Там же участники из Ленинградской, Челябинской областей, Красноярска, с юга России. Приходится с ними соревноваться. Но мы заведомо менее конкурентоспособны по сравнению с тем же Старым Осколом. И вовсе не по качеству, просто себестоимость его продукции априори дешевле. Почему? Мы почти 30 миллионов рублей в год тратим только на мазут - у них нет такой необходимости. Во-первых, газ, во-вторых, не такая холодная зима. Пойдем дальше. Раньше у северян было преимущество по стоимости электроэнергии - сейчас цена растет, и, боюсь, скоро мы сравняемся с южанами. Судите сами: если прежде завод за электроэнергию платил в среднем 2 миллиона рублей в месяц, то сейчас - 2,5 и больше. Соответственно падает и наша конкурентоспособность. Пока держим ее за счет людей: мало того, что не индексируем зарплату, так еще и уменьшаем ее сокращенными рабочими неделями. В результате такой «здоровой» конкуренции идем по прямым затратам: зарплата, электроэнергия, материалы. Из-за отсутствия прибыли не вкладываем средства в экологию, социальные проекты, ремонт оборудования и техническое перевооружение. Если работать в таком режиме длительное время, то предприятия, подобные нашему, просто умрут. Кому от этого хорошо?

- И что же делать?

- То, что подсказывает жизнь, - искать компромиссы. Наверное, руководство области и бизнес должны как-то договариваться. Создавать условия, чтобы большая часть заказов на оборудование и запчасти для ГОКов оставалась на Кольском полуострове. В конечном счете это будет выгодно не только заводу. Налоги останутся в регионе, появится возможность повышения зарплаты северянам, тот же завод начнет внедрять новые технологии, осуществлять экологические проекты.

Трудно не согласиться с мнением производственника. Доводы о том, что ГОКи покупают там, где дешевле и качественнее, не всегда соответствуют правде. Иногда за такими якобы рыночными аргументами кроется банальное лобби коммерсантов. Которые так крепко дружат, что покупают за тысячи верст то, что производится в своей области. Кстати, ГОКи сейчас тоже не настолько богаты, чтобы сорить деньгами акционеров, заказывая зубья для ковшей экскаваторов у черта на куличках. Так что кризис - это повод для солидарности с заполярными машиностроителями.

А качество своих изделий ОМЗ не раз доказывал в ходе промышленных испытаний, которые проводились, например, на Кольской ГМК и других предприятиях. Так, марганцовистая сталь, из которой изготовлена заводская продукция, прочнее японской. Помимо этого у мехзавода хорошие возможности для расширения номенклатуры. Собственно, это и позволяет ему держаться на плаву. Был бы спрос, а заводские мощности позволяют многое. Например, те же торцевые стенки мельниц для «Печенганикеля» можно изготовить на ОМЗ. Однако большая их часть покупается на Украине, в Краматорске. Это притом что там дороже, а качество спорно.

Мне припомнилось, как несколько лет назад областные власти инициировали «круглый стол» для промышленников нашего региона. Цель - привлечение внимания к Оленегорскому механическому. Тогда обсуждались возможности сотрудничества, варианты договоренностей между производственниками-земляками. И знаете, всплеск интереса был (например, у Ковдора он есть и поныне). Может, стоит повторить тот опыт?

Грядет разработка Штокмановского месторождения, там потребуется море металлоконструкций. Помимо плавучих платформ будут и такие, которые по зубам Оленегорскому механическому. И если эти заказы «уплывут» куда-нибудь на Урал, в Питер, то местные машиностроители останутся не у дел.

- Мы не говорим - дайте нам работу! Но если нам помогут со стабильностью загрузки, то с нас можно будет и спросить как следует: по занятости северян, зарплате, соблюдению экологических нормативов и т. д. Обоюдная заинтересованность даст хорошие результаты, - уверен заводчанин.

Сейчас в стране актуальна тема импортозамещения. В хорошие сытые времена предприятия приобрели много импортной техники. Не секрет, что зарубежные фирмы зарабатывают на поставке комплектующих и деталей. Это дорогое удовольствие для ГОКов, но они «подсажены» на импорт. На ОМЗ вынашивают идею «перехвата»: научиться производить необходимые детали. Будет много дешевле для потребителя и не исключено, что лучшего качества. Ну а стратегию и тактику импортозамещения можно продумать. Кстати, у заводчан есть дельные соображения на этот счет. Почему бы не использовать их? Из заводской марганцовистой стали можно изготовить и траки, и башмаки, зубья, коронки, различные пластины - то есть многое, в чем нуждаются наши ГОКи.

…Хотелось бы закончить бодрыми словами о непотопляемости Оленегорского механического. По духу он таковым и является, но заводчанам нужна поддержка. Мы все в одной лодке. И от нас зависит, каким будет ее курс в бурных водах современной экономики.

Татьяна ПОПОВИЧ, Оленегорск