«Администрация Сёр-Варангер и портовые службы Киркенеса уведомили нас о том, что ими начат процесс по реализации мер по устранению брошенных российских рыболовных судов «Парсек», «Вирма», «Косино», «Скарус» (стоят в Киркенесе), «ПТР 0056» (стоит в Берлевоге)». Письмо с таким содержанием поступило в конце прошлой недели из генерального консульства России в Киркенесе в представительство МИДа России по Мурманской области.

За дипломатическими фразами кроется нешуточная проблема, вносящая изрядную ложку дегтя в динамично развивающиеся отношения северных территорий наших стран. Власти Норвегии впервые жестко заявили, что собираются принимать кардинальные меры по решению проблемы брошенных в их портах судов, коли этого не хотят делать их российские хозяева. По сути, сейчас норвежцы ищут юридическую основу, чтобы «пустить с молотка» фактически бесхозное, но все еще российское имущество и покрыть накопившиеся долги.

- В портах Северной Норвегии сейчас находится около десятка судов под российским флагом, брошенных владельцами. И речь идет о многих месяцах, а иногда и годах, - рассказывает представитель МИДа в Мурманске Сергей Клюшев. - Причиной этому в свое время служили какие-то экономические, таможенные и другие нерешенные вопросы, что-то происходило с судовладельцами. А корабли продолжали жить своей жизнью и флага с них никто не снимал.

«Забытые» борта являются для портовых властей источником постоянной головной боли. Они занимают достаточно дорогостоящие места у причалов. Кроме того, судно, на котором нет не только экипажа, но и зачастую вообще ни единой души, никто не обслуживает, а значит, оно может представлять определенную опасность и для мореплавания, и для экологии. Случись, к примеру, разлив топлива, и норвежцы останутся с этой бедой один на один.

- Этот вопрос возникает периодически, и только в нынешнем году мы и наши коллеги в консульстве поднимали его уже дважды, - говорит Сергей Владимирович.

По его словам, не то что вразумить судовладельца, порой найти его бывает крайне сложно. Выясняется, к примеру, что существует путаница с регистрацией кораблей и самих судовладельцев, что одна фирма давно исчезла и ее место заняла другая и тому подобное. Шевелиться хозяева брошенных бортов начинают только тогда, когда случаются ситуации, привлекающие к ним внимание правоохранительных органов. Но как только контроль ослабевает, все возвращается на круги своя.

Размотать клубок этих проблем мурманскому представительству МИДа очень сложно. Приходится отвлекать людей от основной работы, а ее у наших дипломатов и без того немало.

- Мы сейчас разрабатываем большое количество программ по межрегиональному и Баренцеву сотрудничеству с норвежской стороной. У нас практически по всем вопросам ведется открытый диалог, и во многих случаях наши отношения можно назвать своего рода образцом межрегионального взаимодействия. Не надо далеко ходить за примерами. Сегодня у нас начинаются большие совместные учения «Баренц-рескью-2009». На прошлой неделе Мурманск посетил сторожевой корабль норвежской береговой охраны с начальником регионального командования Вооруженных сил Северной Норвегии адмиралом Трондом Гриттингом на борту, подписавшим очередной протокол о совместных мероприятиях с российскими пограничниками. Долгое время мы совместно работаем по развернутой программе, касающейся ядерной безопасности. Ведем диалог по обеспечению цивилизованного рыболовства в акватории Баренцева моря и Северной Атлантики. Норвежцы даже называют Киркенес маленькой Россией. И на этом фоне такие вот деятели все портят, - сетует Сергей Владимирович. - А в результате норвежцы так же начинают относиться к другим российским морякам и гражданам, которые этого совершенно не заслуживают.

Что ж, похоже, терпение, с одной стороны, норвежских портовых властей, с другой, российских дипломатов лопнуло. И эта публикация, по сути, является 331-м «китайским предупреждением» горе-судовладельцам. Хотят они того или нет, но придется понять, что если их мало заботит судьба собственного флота, то плюнуть на имидж Мурманской области в частности и страны в целом им никто не даст.

- Управу мы на них найдем. И займемся этим обязательно, если они сами не примут необходимых мер, - жестко заявил напоследок Сергей Клюшев.

А, как известно, если дипломат говорит «да», значит, так тому и быть.

Екатерина КОЗЛОВА