Как уже сообщал «Мурманский вестник», с 1 января следующего года государство снимает с себя функции жесткого контроля за целым рядом видов деятельности, которые ранее подлежали лицензированию, в частности, за строительством, проектированием, изыскательскими работами и другими, и отдает их на откуп обществу в лице так называемых саморегулируемых организаций (СРО). Решение об этом было принято еще более десятка лет назад. В последние годы даже устанавливались сроки создания таких СРО, но в силу ряда причин уже трижды решение этого вопроса откладывалось. Однако теперь правительство решило не медлить, назначив окончательную дату на начало 2010 года. В нашей области процесс создания СРО идет полным ходом, но все же непривычная пока для слуха аббревиатура до сих пор вызывает массу вопросов. Об этом наш разговор с председателем правления некоммерческого партнерства «Жилищно-строительное объединение Мурмана», на базе которого внедряется новшество, Александром ГУРЫЛЕВЫМ.

- Александр Геннадьевич, далеко не все пока понимают, для чего же все-таки создаются СРО и чем вызвана необходимость этого процесса?

- Приведу простой пример. На сегодня в России выдано около 250 тысяч строительных лицензий. Население у нас - порядка 140 миллионов жителей. В то же время, скажем, на весь Китай при их двухмиллиардном населении - 50 тысяч строительных организаций, потому как у них эта деятельность очень жестко регламентируется государством и требования в десятки раз более жесткие, чем у нас. Но вернемся ближе к нам. Так вот, в Мурманской области выдано 2,5 тысячи лицензий. А есть у нас такое количество строительных организаций? Нет, конечно. Мы провели анализ этого сектора рынка, и могу сказать, что в Мурманской области реально работают, или хотя бы делают вид, что работают, только около 250-300 строительных организаций. Все остальные лицензии - это просто профанация.

Поэтому государство решило навести порядок в этой отрасли, переложив ответственность на СРО.

По последним данным, в России уже 38 таких организаций, хотя два месяца назад их было всего шесть. Они могут создаваться где угодно, как угодно, и члены СРО, зарегистрированной, к примеру, в Москве, могут вести деятельность хоть в Магадане. Эти структуры создаются в крупных городах, но туда также могут входить и все те, кто работает в регионах, где не набирается необходимого количества таких участников, а это должно быть минимум 100 организаций. У нас в регионе такое количество есть.

Итак, когда мы получим статус СРО, то организациям, являющимся нашими членами, начнем выдавать допуски на производство работ, которых законодательством определено 35 видов. И если раньше лицензию на них нужно было получать на определенный период, то теперь допуск выдается бессрочно.

- Какие условия необходимо выполнить, чтобы стать членом СРО?

- На самом деле закон выдвигает не очень жесткие требования. А именно, по одному виду работ у организации должно быть три человека, имеющих высшее образование, и пять человек, имеющих среднее специальное образование. Далее она должна внести средства в компенсационный фонд, являющийся своего рода страхованием ответственности: законом определено, что это либо один миллион рублей, либо не менее 300 тысяч «живыми» деньгами, а все остальное - страховка. Это необходимо для того, чтобы если строительная компания на каком-то объекте сделает что-то не так, то заказчик, понесший материальный ущерб, мог предъявить свои требования и получить компенсацию за счет средств фонда.

- То есть прокололся кто-то один, а платить будут все?

- Конечно. Это такая круговая порука, в хорошем смысле слова, когда за качество работ отвечают все. Соответственно и те правила и стандарты, которые все участники для себя самих прописывают, должны составляться так, чтобы не было возможности у недобросовестных организаций спокойно работать и наносить ущерб окружающим. Это, собственно, и есть суть - мы сами себя регулируем, и ключевым для нас является один постулат - безопасность жизнедеятельности человека, находящегося в объектах капитального строительства. Вы, конечно, помните трагедию с «Трансваалем», да и сейчас нередко появляется информация, что то там крыша обрушилась, то там конструкция завалилась. Кому предъявлять претензии? А отвечать должен тот, кто делал эту работу.

Но, как я уже говорил, лицензий в стране выдано 250 тысяч, а за плохую работу их в России было отобрано единицы.

- Миллион рублей взноса в фонд - это конечная сумма?

- В наших нормативных документах мы будем требовать страхование ответственности, равное тому объему услуг или подряда, который компания оказывает. Ведь миллион рублей в строительстве - это не такие уж большие деньги, и страхование ответственности должно быть соизмеримо рискам.

- Существует путаница между понятиями СРО и управляющими компаниями. Некоторые считают, что последние просто отомрут.

- Боже упаси, конечно нет. Управляющая компания занимается своей прямой функцией - управлением, то есть организацией предоставления жилищно-коммунальных услуг. И задача управляющей компании - найти подобных подрядчиков. Другое дело, как определить сейчас, добросовестный это подрядчик или нет, и что с него взять в случае чего? А когда он будет являться членом СРО, то как минимум у него будет страховка.

- А что касается ЖЭУ?

- Действительно, ЖЭУ никогда никаких лицензий не имели. Все требования, которые предъявлялись, скажем, к слесарю, сводились к одному: умеет, и слава богу, а учился он или нет, неважно. Единственно, где велся контроль со стороны государства, - электрика, потому что там была уголовная ответственность того человека, кто допустил неаттестованного сотрудника к таким работам. Но с 1 января ни одно ЖЭУ не сможет производить какие-либо работы по текущему ремонту общего имущества жильцов без соответствующих допусков.

- Если говорить о глобальных проектах: Штокман, Мурманский транспортный узел?..

- Те профессионалы, которые приедут строить и МТУ, и Штокман, и все, что с этим связано, - это организации, которые по развитию технологий ушли от наших местных предприятий очень далеко вперед. Это другая техника, другие специалисты. Максимум, на что мы можем рассчитывать, - это субподряд. Но и это, безусловно, огромные деньги, и таких денег в строительной отрасли Мурманской области не было со времен создания самой области. Надежды на то, что наши специалисты будут привлечены, безусловно, есть. Более того, это не только крупные организации. Я надеюсь, что и компании поменьше смогут найти себе применение в каких-то работах.

Но если даже не брать то прекрасное далеко, у нас все равно остается самый крупный рынок ремонтно-строительной деятельности - это жилой фонд, его обслуживание, текущий и капитальный ремонты.

- А сами-то строительные организации насколько готовы к вступлению в СРО?

- Здесь можно ответить очень просто. Кто хочет с 1 января заниматься ремонтной и строительной деятельностью, тот вступит в СРО. Кто не хочет - может не вступать и не будет заниматься этой деятельностью. Контроль за этим со стороны государства будет вестись жесткий через налоговую инспекцию, ОБЭП и им подобные структуры. Все, кто останется за бортом, окажутся нелегалами. Жесткий контроль со стороны и государства, и регионального правительства нам был обещан уже с февраля.

- До назначенного срока осталось всего три месяца. Как идет процесс?

- На данный момент для многих предприятий существует проблема «вытащить» из оборота 300 тысяч рублей для формирования компенсационного фонда. Дабы ее немножко ослабить, у нас разработано несколько программ кредитования таких организаций. Сегодня у нас уже 136 членов. Из них чисто строительных - 92 организации. Тех, кто готов сформировать фонд «живыми» деньгами, на данный момент 64 организации. В принципе мы подходим к окончанию этого процесса и рассчитываем, что в конце октября и начале ноября мы получим соответствующую бумагу из Москвы и далее в течение месяца, то есть до конца этого года, всем участникам нашего СРО выдадим допуски. И с 1 января они спокойно смогут приступить к работе.

Екатерина КОЗЛОВА