Деньги, как известно, любят счет. С ревизией семейных финансов граждане справляются сами. Было бы что ревизовать. За целевым и эффективным расходованием бюджетных средств следит государство. Это важное дело поручено Федеральной службе финансово-бюджетного надзора. В этом году ей исполняется пять лет.

Впрочем, органы надзора за государственными финансами имеют у нас гораздо более долгую историю. Сегодня - ровно 86 лет, как при главном финансовом ведомстве страны было создано контрольно-ревизионное управление. До 2004 года в структуре Минфина действовал также департамент валютного контроля. На их основе пять лет назад и был образован Росфиннадзор. Новое ведомство объединило функции контроля и надзора за исполнением бюджетного и валютного законодательства.

В Мурманской области, как и в других регионах страны, действует его территориальное управление. В его составе работают 78 специалистов. Отдел в Североморске осуществляет контрольные мероприятия во всех ЗАТО. Зона ответственности отдела в Кандалакше - весь юг Кольского полуострова, от Оленегорска до Ковдорского и Терского районов.

Накануне годовщины создания органов финансового контроля мы встретились с руководителем территориального управления Росфиннадзора в Мурманской области Антониной ГЛАДКОВОЙ.

- Каковы основные функции вашего управления?

- Мы контролируем целевое эффективное расходование средств федерального бюджета, поступивших в регион. Работаем и с муниципалитетами, потому что федеральные деньги - субсидии, субвенции, межбюджетные трансферты - поступают в областной бюджет, а затем идут в муниципальные образования. И даже с физическими лицами. Ведь субвенции фермерам, например, доходят до конкретных людей.

Кроме того, в нашу сферу деятельности попадают государственные внебюджетные фонды - медицинского, социального страхования, пенсионный - и все то федеральное имущество, которое находится на территории области.

- А вы сами давно работаете в сфере финансового контроля?

- Более тридцати лет.

- Сейчас что-то изменилось в подходах к этим вопросам по сравнению с советскими временами?

- Тогда больше просто контролировали целевое расходование средств. Сейчас эта функция - контроль за исполнением бюджетного законодательства - безусловно, осталась в полной мере. Но при проверочных мероприятиях большое внимание уделяется еще и эффективности использования средств. Сегодня также стоит задача, чтобы все органы финансового контроля, в том числе и муниципальные, осуществляли контрольные мероприятия и, самое главное, классифицировали выявленные нарушения одинаково.

- То есть должна быть некая унификация подходов и отчетности?

- Совершенно верно. И это я считаю сегодня задачей номер один.

- Какие основания могут быть для проверки вашим управлением того или иного учреждения?

- Их несколько. Во-первых - централизованное задание. Это перечень мероприятий, который доводится до нас Федеральной службой. То есть нам предписывают, на что нужно обратить внимание, что проконтролировать.

Во-вторых, согласно федеральному законодательству хозяйствующие субъекты проверяются раз в три года. Значит, ежегодно нам нужно ревизовать треть бюджетополучателей или треть финансового потока. Если считать в деньгах, получается около 30 миллиардов рублей в год. Нагрузка огромная, учитывая небольшую численность наших ревизоров.

И в-третьих, внеплановые проверки. Они проводятся по обращениям к нам правоохранительных органов или граждан с жалобами.

- Много нарушений выявляете?

- Если брать те бюджетные учреждения, которые подконтрольны нам еще с советских времен, то в последние годы нарушений стало значительно меньше. За прошлый год мы провели 273 контрольных мероприятия. Сумма финансовых нарушений в части средств федерального бюджета составила чуть более 629 миллионов рублей.

- Сумма-то немаленькая…

- Да, но нужно учитывать, что всего 10 миллионов из нее - нецелевое использование средств. Еще 44 миллиона - неэффективное использование. А основную сумму составили нефинансовые нарушения. Речь идет о несоблюдении требований и инструкций по учету средств. Скажем, они отнесены не на те счета. Либо неправильно или в неполном объеме оформлены документы финансовой отчетности. Согласитесь, это нарушения не столь серьезные, как «нецелевка».

Если говорить о результативности за последние пять лет, то можно отметить, что существование управления Росфиннадзора оправдывает себя даже с чисто экономической точки зрения. На один рубль наших затрат приходится шестнадцать рублей, возвращенных нами в бюджет и на счета бюджетных учреждений. Четыре с половиной миллиона рублей в прошлом году составила только сумма штрафов за нарушение валютного законодательства.

- О валютном контроле мы еще не говорили. Мальчики, что стоят на проспекте Ленина и торгуют валютой, - это ваши «клиенты»?

- Наши. Правоохранительные органы их ловят, а мы рассматриваем материалы. Контроль за соблюдением закона о валютном регулировании, правильностью и своевременностью оформления всех валютных операций - это наша работа. Если банки усматривают какие-то нарушения в этой сфере, они направляют материалы сюда. Сейчас такой работы очень много. К нам также поступает информация от налоговой и таможенной служб.

- Какие нарушения наиболее часто встречаются?

- В основном мы имеем дело с невозвратом валюты, когда сделка срывается или контрактные обязательства выполняются не в полном объеме, и несвоевременностью предоставления соответствующей отчетности в кредитные учреждения и налоговым органам. То есть, например, компания заключила контракт на закупку того или иного оборудования за рубежом, купила валюту, перечислила ее за границу, а товар в оговоренные в контракте сроки не поступает. Тогда сразу возникает вопрос: куда же делись деньги? Это и есть невозврат средств. Здесь мы, конечно, сотрудничаем с правоохранительными органами или со службой судебных приставов - когда суммы штрафов не перечисляются в доход бюджета.

- Работа непростая. Трудно, наверное, кадры подбирать?

- Вы знаете, я очень благодарна всем нашим сотрудникам. На девяносто процентов это женщины. А работа тяжелая даже с бытовой точки зрения. Все проверки у нас выездные. Ревизоры постоянно находятся на объектах, в офисе бывают два-три дня в месяц. Приходится работать в отдаленке, в гарнизонах. А там зачастую и социально-бытовые условия оставляют желать лучшего. Так что сотрудники просто молодцы. В рейтинге Росфиннадзора наше территориальное управление по результатам работы ближе к верхним строкам. И это целиком заслуга работающих здесь специалистов.

Очень большое внимание уделяем их технической обеспеченности. Планируем создать локальную оцифрованную базу данных, чтобы ревизор, где бы он ни находился, мог получить полную информацию о проверяемом объекте.

Игорь ЯГУПОВ