- Семь лет назад в Горячих Ручьях была жизнь - мы провели электричество, связь, водовод работал, установили на причале круглосуточную вахту, дали рабочие места. Что там теперь - сами видели, - мурманский предприниматель Юрий Тимохин вспоминает свою попытку вернуть жизнь в умерший поселок в районе Полярного. Попытку, надо сказать, неудачную - в 2008 году его бизнес там прикрыли, аннулировав пропуска в закрытую зону для всех работников и клиентов.

Недавно «Мурманский вестник» писал об этом богом забытом месте на побережье и о проблемах освоения имущества, снятого с баланса минобороны («Дареный конь хуже троянского» в номере от 10.10.2012). На публикацию и откликнулся Тимохин, который все еще надеется вернуть бизнес.

Напомним, этой осенью муниципалитеты должны были получить увесистый подарок в виде «непрофильных активов» минобороны. В списках передаваемого имущества - сотни позиций, многие из которых приводили в ужас местные власти, - состояние сооружений и земель близко к катастрофическому, брать их на баланс - значит вешать непосильную ношу на бюджет. А отказаться нельзя, ведь в отличие от имущества, которое получают субъекты Федерации, то, что сулят в собственность муниципалитетам, может быть передано в одностороннем порядке, даже без их согласия. Осложняло ситуацию, что на большинство сооружений отсутствуют кадастровые паспорта, да и вообще какие-либо документы, даже планы инженерных сетей. И к зиме, само собой, их никто не готовил.

Военные, впрочем, установленные сроки передачи исполнять не спешат - до сих пор из огромного списка ЗАТО Александровск, к примеру, получило лишь ДОФы Полярного и Гаджиева - соответствующие приказы министра обороны вывешены на сайте департамента имущественных отношений ведомства. Когда будет передано остальное (военные городки, жилфонд и частично инфраструктура береговой линии), муниципалам придется ломать голову над их использованием. Теоретически объекты интересуют региональный бизнес, который готов инвестировать в оставленные военными территории. Однако не все здесь просто.

- Военные зачастую лукавят, пытаясь передать то, чего нет, когда от строения, числящегося на бумаге, реально остался в лучшем случае один фундамент, - с таким мы столкнулись недавно в Никеле, - говорит Радик Сафин, председатель совета межрегиональной общественной организации «Опора России». - При этом есть интересные объекты, которые они не спешат передавать. Мы в большей степени заинтересованы не в самих постройках, а в земле под ними. Наиболее привлекательно, конечно, побережье - и с точки зрения туристического освоения, и в плане рыболовства. Но мы там даже причалы не можем зачастую установить, потому что все - под военными.

Юрий Тимохин, директор компании «Техномарин», столкнулся с этим впрямую. Причалами он занимается еще с 90-х годов, когда работал совместно с норвежцами. В Ботсфьорде установил три плавпричала для разгрузки российских рыболовецких судов. Выкуплены конструкции были как раз у военных из Горячих Ручьев. Четвертый причал, также приобретенный компанией, остался в поселке, где Тимохин с коллегой решили обустроить пункт базирования для прибрежников. В администрации Полярного идею горячо поддержали, соответствующим постановлением закрепили временное, а затем и постоянное право Тимохина на обустройство базы для стоянки маломерных судов. Ручьи уже тогда были умирающим поселком, военные оттуда фактически ушли, оставив за собой руины и ржавеющие в бухте корабли. Бизнесмен отремонтировал причал, зарегистрировал в Полярном предприятие «Техносервис», получив право ведения деятельности в ЗАТО, восстановил подачу электроэнергии в поселок, наладил телефонную связь, организовал расчистку дороги. Обустроил и пункт пограничного контроля - люди в погонах переехали в Ручьи из Кувшинской Салмы, куда доселе приходилось заходить всем «малышам» за разрешением на выход из залива. Два года его причал обслуживал в общей сложности 28 «маломерок».

Проблема, по словам Тимохина, возникла, когда предприятие обратилось в РФФИ с просьбой о выделении куска земли на побережье.

- Тогда про нас и вспомнили военные, - говорит Юрий. - И обнаружили, что у них под боком люди стали неплохо зарабатывать. Они тут же восстановили на своем балансе давно забытый и фактически ничей корень причала (конструкцию, которая соединяет плавпричал с берегом. - Прим. авт.) и заявили, что мы пользуемся этим «стратегическим объектом» незаконно. Причем из четырех корней, заинтересовал их только наш, остальные так и остались ничейными. За сутки все наши пропуска в ЗАТО были аннулированы, причем это коснулось и моих сотрудников, и экипажей судов.

7 февраля 2008 года администрация Полярного отменила собственное постановление о сооружении базы стоянки «маломерок» в Горячих Ручьях, так как корень причала расположен на территории федерального значения. Не на руку Тимохину сыграло и то, что Ручьи не входили в список мест доставки рыбы, утвержденный областным правительством. И, значит, формально выходило, что разгрузка «маломерок» в Ручьях противоречит региональному законодательству - это он не раз слышал от различных чиновников, пытаясь добиться правды.

Как вспоминает Анатолий Евенко, председатель Ассоциации прибрежных рыбопромышленников и фермерских хозяйств Мурмана, этот список составлялся в 2005 году как одна из мер борьбы с браконьерством. Дескать, шесть точек доставки будут всегда под контролем, а кто разгружается в другом месте, тот автоматически попадает в поле зрения правоохранителей. Однако подошли к его составлению до некоторой степени формально. Скажем, туда вошли Йоканьга и Кувшинская Салма, до которых попросту нет дорог, а значит, разгружать рыбу там бессмысленно - не вертолетом же ее оттуда вывозить!

- Мы не раз поднимали вопрос о том, что список мест доставки можно пересмотреть. И, кстати, Горячие Ручьи в него вполне уместно включить: они приближены к районам промысла, есть дорога, пункт доставки там дал бы рабочие места, - говорит Анатолий Евенко. - Думаю, пришло время для такой инициативы. Если честно, в ситуации с Тимохиным я считаю ссылку на нормативный акт просто предлогом. Первопричина в том, что военные власти в ЗАТО - это государство в государстве. Именно теперь, когда минобороны передает свое имущество муниципалитетам, время вернуться к этой истории. Но тут нужна инициатива местных властей. Даже если предприниматель действует с ошибками, но в целом его работа на пользу городу, ему надо помогать, а не отпихивать «законными» способами. В том числе, оказывать консультативную юридическую помощь. Бизнес должен быть нужен власти - это и есть частно-государственное партнерство. Иначе муниципалитеты никогда не найдут толковых инвесторов.

Как еще в октябре сообщила «Мурманскому вестнику» глава ЗАТО Александровск Татьяна Цимбалюк, корневая часть горячинского причала вошла в списки передаваемого имущества. В новом разговоре с нами Татьяна Кирилловна, впрочем, уточнила: соответствующего приказа министра еще нет.

- Сейчас нам фактически переданы лишь ДОФы и земля под ними, относительно остального имущества - ждем, - пояснила она. - Однако я не исключаю, что списки будут вновь скорректированы, у нового министра может быть иное видение ситуации. Если же все останется неизменным, я очень надеюсь на интерес бизнеса к этому имуществу. И к разговору о судьбе Горячих Ручьев непременно вернусь. Как только передача объектов состоится, мы сядем с предпринимателями за стол переговоров и сообща обсудим инвестпроекты. Региональное минэкономразвития сейчас предлагает малому и среднему бизнесу, готовому вкладывать средства в развитие муниципальных территорий, значительную помощь, разработано много программ такого рода. Тут и мы не останемся в стороне и постараемся поддержать инициативы предпринимателей. Особенно касающиеся освоения береговой линии.

- Пока случаев, что предприниматели заявляли о своем активном интересе к имуществу, передаваемому минобороны муниципалитетам, на моей памяти не было, - говорит Анатолий Глушков, председатель Северной торгово-промышленной палаты. - Хотите знать мое мнение? Муниципалитеты сидят на списках как собака на сене, в то время как нужно думать о создании общей программы с региональными властями и бизнес-сообществом. Если городам передается собственность, которая для них станет обузой, ее с радостью возьмет бизнес. Предлагайте! Другой вопрос, что условия нужны разумные. Вам не надо? Отдайте за рубль! Не сидите на этих объектах, пока они сами не развалятся и не сгниют. Тем более что они зачастую еще и опасны. Помните, как в Высоком девочка в заброшенную ракетную шахту провалилась? Все потому, что хозяина нет. У нас в Печенгском районе морские батареи заброшенные, а на Дальнем Востоке такие же передали в частные руки - там отличный музей сделали, туристов принимают! Такие вещи надо вовремя отдавать. Не потянут наши - пусть придет инвестор из другого региона. Прибрежная полоса без хозяина точно не останется! Если б минобороны, а теперь муниципалитеты думали по-хозяйски, уже бы предложили бизнесу. И он бы откликнулся, при условии гарантий, что московские жулики не отнимут потом все.

Со своей стороны Татьяна Цимбалюк гарантирует, что полный список переданного военными имущества будет доступен предпринимателям. Однако когда он будет сформирован, толком не знает никто.

Что же касается Горячинской бухты, то у нее уже есть два готовых инвестора. Кроме Юрия Тимохина, который уверяет: от своего причала не отступится и работать там будет вновь, правом собственности на военный городок обладает «Полярная промышленная компания» - дочернее предприятие ООО «СЗРК-Мурманск».

- Мы приобрели военный городок в Горячих Ручьях несколько лет назад, он до сих пор в нашей собственности, но пока реальных экономических перспектив его использования не видим, - констатирует директор ООО «СЗРК-Мурманск» Алексей Заплатин. - Года два мы там активно разрабатывали совместный с ВНИРО проект по доращиванию краба. Жили там у нас рыбоводы, был садок. Более того, создали целый проект использования этих самых зданий военного городка - тех, что сейчас стоят в руинах. Зарегистрировали в Полярном дочернюю фирму, она по сей день платит налоги в ЗАТО Александровск. Но реальная деятельность давно сошла на нет.

В планах «СЗРК» была организация портопункта, рембазы, перерабатывающей фабрики - в общем, в Горячих Ручьях мог появиться настоящий мини-порт, база флота. Предполагали, что 10-15 судов компании будет там постоянно базироваться. Сейчас, по словам Заплатина, проект умер.

- Теоретически мы готовы его возобновить, - говорит он. - Но все упирается в то, что в бухту не могут заходить наши суда - у нас флот океанический, для его захода туда требуется масса согласований, по большому счету нужна таможенная амнистия, чтобы по приходу судна не приходилось платить за произведенный в иностранных портах ремонт бешеные пошлины, едва ли не превышающие стоимость самого корабля. Без этого экономической целесообразности у проекта нет. А по крабам ВНИРО прекратил финансирование проекта, за свой счет мы его не потянем. Возможно, инициативу мог бы проявить муниципалитет - в принципе, мы готовы вернуться к обсуждению. Но в одиночку, повторю, интереса разрабатывать Ручьи пока не видим.

Сейчас в Полярном открыла филиал «Опора России», предприниматели рассчитывают на серьезный диалог с муниципалитетом, считая, что именно местные власти должны стать посредником между бизнесом и военными, чтобы партнерство не превращалось, как в случае с Тимохиным, в спор хозяйствующих субъектов. Желание развивать дело в ЗАТО для него обернулось убытками, уголовным делом за злостное неисполнение решения суда (впрочем, обвиняемый был оправдан), а также репутационными потерями, когда три компании, работавшие с ним, в одночасье потеряли возможность разгружать корабли. Более того, оставшись без охраны, под воду ушли два оставленных у причала судна. Они гниют на дне бухты до сих пор.

- Когда существует некий имущественный спор, который не удается разрешить однозначно, можно молча соглашаться на то, что из тебя выдавливают, либо идти до конца по закону. Мы пошли по закону - и потерпели фиаско, - размышляет Тимохин. - Более того, нам обещали поддержку, а потом оставили наедине с проблемами.

Обжегшись на молоке, предприниматель дует на воду и заранее просчитывает, как строить отношения в ЗАТО, ежели его туда вновь пригласят. Правила игры относительно военных объектов бизнесу и власти еще только предстоит выработать. От того, насколько это удастся, зависит, будет ли оставленное военными побережье золотым дном или зоной отчуждения.

Фото:
Татьяна БРИЦКАЯ