Выходя на промысел, каждый рыбак надеется, что в этот раз ему точно повезет. Но рыба, как известно, дело водяное. Вот и то, как поведет себя мойва на предстоящей путине, которую мурманские промысловики намерены открыть уже в конце этого месяца, одному Нептуну известно. Так что еще не факт, что полученный вдруг привесок к уже имеющейся квоте пойдет рыбопромысловой компании на пользу. Увы, таковы, сегодня правила игры, предлагаемые Росрыболовством. Но давайте по порядку.

«Доппаек» к выделенной в общем порядке квоте на добычу мойвы любая компания может выиграть на запланированном на 4 февраля аукционе, который организует Росрыболовство. Там будут проданы квоты, ранее принадлежавшие двум рыболовецким компаниям («Мурман СиФуд» и еще одной - калининградской), не справившимся с их освоением. В соответствии с законом о рыболовстве предприятие, в течение двух лет подряд не выбирающее 50 процентов ежегодной квоты, лишается ее вовсе. Такая участь и постигла две упомянутые компании. Их квоты выставляются на открытые торги. В общей сложности в предлагаемый лот вошло около 13 процентов от всего общедопустимого объема вылова мойвы, выделенного России на этот год по соглашению между нею и Норвегией. Объем солидный.

Казалось бы, кому-то повезет. Выиграй на аукционе существенную добавку к уже имеющейся квоте - и лови не хочу! Мойва - объект для промысла удобный, ее косяки концентрируются недалеко от побережья, не надо тратиться на длительные переходы. К тому же на берегу сбыт ее наладился, покупатели берут охотно, особенно свежую...

Но это лишь одна сторона медали. «Трофей» может выйти победителю торгов боком.

Первая причина - по традиции Росрыболовство выставляет на торги весь предлагаемый объем рыбы одним лотом. Хотя рыбодобытчики не раз просили делить его на несколько частей. В последние годы заметно меняется температурный режим в Баренцевом море, что сказывается на путях миграции и местах скопления мойвы. Не хватает и поискового научного флота, который вел бы предварительную разведку районов концентрации. В прошедшем году в итоге добыли всего 63 тысячи тонн - самый низкий показатель за все четыре года после отмены моратория на вылов мойвы.

- В Росрыболовстве полагают: раз в таком объеме квоту изъяли, то и на торгах она должна идти единым «куском». Но ведь это же не догма, - считает генеральный директор Союза рыбопромышленников Севера Василий Никитин. - При более мелких лотах раскупившие их судовладельцы не так сильно пострадали бы при возможных форс-мажорных обстоятельствах. А вдруг в следующем году, скажем, возьмут и опять объявят мораторий? А я уже приобрел этот крупный лот, заплатив солидные деньги. Брать «блоковый» лот - слишком большой риск. Поэтому и просили его раздробить.

Вторая причина - сроки проведения самого аукциона. Готовя приказ, который был подписан еще 24 декабря прошлого года, специалисты Росрыболовства не могли не знать, что намеченная в нем дата, 4 февраля, - обычно уже самый разгар мойвенной путины. При наших-то чиновничьих традициях хорошо, если результаты аукциона утвердят и дадут разрешение на использование выигрыша к середине февраля. А путина в лучшем случае длится не далее середины марта. Так можно и не успеть воспользоваться плодами победы на торгах.

Закон же о рыболовстве гласит: купил ты долю квоты на аукционе или получил по распределению, вся она считается закрепленной за твоей компанией. Не освоишь хотя бы половину в течение двух лет подряд - прощайся. Все будет выставлено на тот же аукцион...

Такие условия многих судовладельцев отталкивают от участия в торгах - из боязни прикупить «троянского коня». Хотя интерес-то в принципе есть. В частности, руководители четырех-пяти предприятий, входящих в состав Союза рыбопромышленников Севера, не прочь по крайней мере поучаствовать в торгах. Начальную цену - примерно 120 рублей за тонну - они считают вполне приемлемой. Но круг участников, а значит, и возможности государства заработать на торгах вполне могли бы быть значительно шире.

Андрей ПОПОВ