Ловозерские оленеводы СХПК «Тундра» только что завершили убойную кампанию. Без малого три тысячи голов - таков ее нынешний результат. Свежая оленина и продукция из нее реализуются в Заполярье.

За этим - огромный труд людей тундры, испытания стихией, поединки с хищниками и профессиональное мастерство.

В предновогодье, 31 декабря, в Ловозерском районе разыгралась жуткая метель, земля смешалась с небом. В это время пастухи перегоняли из тундры в корали центральной усадьбы большой «кусок» - свыше трехсот оленей - от которого зависел итог убойной кампании. Непогода набирала силу, в селе волновались: не пострадают ли пастухи? Удастся ли оленеводам сохранить стадо? С большим трудом, применив умения, которыми владели отцы и деды, пастухи пригнали стадо к месту назначения.

- Этот пример доказал, что не перевелись настоящие оленеводы в Ловозерье, высокий профессионализм земляков достоин уважения, - с гордостью за коллег констатирует Виктор Старцев, председатель сельхозкооператива. - Нынешняя кампания началась много раньше, чем прошлогодняя, - 12 декабря. Нам сопутствовала хорошая ледовая обстановка, лед на большинстве озер встал еще в ноябре. В тундре декабрьские морозы держались от минус 20 до 26 градусов. Казалось бы, что удивительного - зима, север! Однако потепление климата в последние годы создает для оленеводства большие проблемы. Вот и нынче ближе к морскому побережью погода была гораздо теплее, так что там не обошлось без ЧП - утопили два вездехода. Конечно, вытащили, высушили, но повозиться пришлось.

В целом оленеводы довольны сроками проведения и показателями забоя: мясо в этом году лучше, вес животных больше. Олени к этому времени упитанные, отъелись, нагуляли бока. Ведь летом-осенью животным не до еды, они худеют и нервничают - оводы и гнус не дают рогатым обитателям тундры покоя. Поэтому во время оленеводческой «урожайной страды» дорог каждый день, работать нужно слаженно и четко, чтобы минимизировать потери веса.

Из плохих вестей нынешнего сезона - ставшее уже традиционным нашествие хищников. Популяция острозубых и прожорливых «земляков» год от года растет, защищать от них стадо безоружным пастухам становится все сложнее. Волки в районе реки Харловки и на территории пастбищ бригады № 1, у рек Восточной Лицы и Сидоровки наглеют - в зимнюю стужу серым нужно много энергии, в поисках пищи они идут за стадом след в след. А вредоносность «краснокнижницы» росомахи стала притчей во языцех. Неспроста ее называют основным пастухом оленей. Хитрая, сильная и коварная росомаха чувствует себя в тундре хозяйкой. К слову, одна волчья семья с шестью-восемью щенками способна за сезон зарезать до пятисот некрупных оленей или телят, росомашья - до 200. Еще хорошо, что по закону природы зимой спят косолапые. Правда, они свое наверстывают после пробуждения - например, во время отела оленей (в прошлом мае медведь за один раз порешил девятнадцать важенок и новорожденных оленят в стаде оленеводческой родовой общины).

Остатками трапезы крупных хищников пользуется остальное лесотундровое сообщество: за росомахой подбирает песец, за ним - черный и серый вороны, дальше подъедают полевки, лемминги и прочая мелочь. Таким образом собственникам оленьего стада поневоле приходится содержать уйму нахлебников.

- Копытные животные - это основное питание, особенно зимой, хищных обитателей тундры, - подтверждает Виктор Старцев. - К сожалению, у нас нет государственной концепции компенсирования потерь от хищников. В Швеции, где развито оленеводство, подобная система утверждена, установлен лимит потерь от каждого вида хищных животных. Что очень справедливо: и «дикари» сыты, их пищевая цепочка не нарушается, и оленеводы не разорены. А у нас пока что на все про все один охотинспектор на Ловозерский район, чем он может помочь? У сельского поселения только полномочия, но отсутствуют технические возможности, нет ни квадроциклов, ни снегоходов.

Руководитель «Тундры» вынужденно признает, что хищники стали серьезнейшей угрозой для заполярного оленеводства. Другая беда тоже связана с конкурентами-самозванцами. Это - браконьеры, по сути, те же хищники. Пастухи свидетельствуют, что браконьерство набирает силу: вооруженные «брэки» совершают незаконные отстрелы домашних оленей СХПК. Мало того, чувствуя безнаказанность, они осмелели, незаконно строят на лесной территории и в тундре - в районах Туманного, Островного, на Кировском и Апатитском направлениях - жилье, создают свои охотничьи заимки.

- С чем связан подъем браконьерства? - спрашиваю главного ловозерского оленевода.

- В 1998 - начале 2000-х годов такая деятельность серьезно пресекалась: в тундре проводились рейды с привлечением ОМОНа, СОБРа, милиции. «Брэков» тогда здорово прижали. Пастухи вспоминают, как те им жаловались на судьбу - мол, не остается ничего другого, как «сесть на стакан» и ждать перемен. Результаты борьбы с браконьерством не преминули сказаться: в кампанию 2006 - 2007 годов было забито 6,5 тысячи голов, а оленье стадо «Тундры» насчитывало свыше 43 тысяч животных.

Сегодня, надо это признать, борьба с браконьерством и регулирование хищных животных в области не ведутся, - констатирует Виктор Старцев. - Однако большие надежды мы связываем с деятельностью нового министерства природных ресурсов и экологии. Очень хочется верить, что нам будет оказана реальная помощь. Ведь если сохранять оленеводство в Заполярье - пора всерьез решать злободневные проблемы.

Кстати, разговор на эту тему состоялся во время посещения губернатором Мариной Ковтун Ловозерья. Как пояснил «Вестнику» Павел Богушевич, заместитель губернатора Мурманской области, министерство природных ресурсов и экологии отныне объединит охотинспекцию, комитеты по лесному хозяйству, экологии и промышленности. Создается целое управление: из охотников, лесников, экологов. Проще говоря, материально-техническая база этих структур - здания, сооружения, квадроциклы, снегоходы и прочее техническое вооружение - будет собрана в «один кулак». Да и человеческий ресурс - 17 специалистов - это уже серьезный отряд для решения тех самых злободневных оленеводческих проблем.

Бригадные рейды охотников, экологов и лесников, хорошо экипированных и обученных, думается, наведут в тундре порядок. Их очень ждут оленеводы.

...На 1 января численность стада СХПК «Тундра» составила 24 тысячи голов. Оленина и деликатесная продукция из нее, которую готовят в цехе по переработке мяса непосредственно в Ловозере, пользуются хорошим спросом у населения области. Действуют фирменный магазин сельхозкооператива в Ловозере, в Мурманске на центральном рынке, торговый отдел в Оленегорске и других населенных пунктах. Северяне могут полакомиться экологически чистыми продуктами из оленины - без антибиотиков и ГМО.

Оленеводам есть на что тратить средства, полученные от убойной кампании: нужно ремонтировать, а кое-где и строить заново разделительные изгороди, вкладывать деньги в создание бытовых условий для пастухов, работающих в тундре, поощрять оленеводов премиями за ударный труд. Пока позволяет погода, надо успеть завезти в тундру по зимнику, на вездеходах и тракторах с санями, топливо и строительные материалы для весенне-летнего периода.

Только-только закончилась убойная страда, а уже пора готовиться - март не за горами! - к проведению ежегодных зооветеринарных мероприятий. Кстати, тогда же будут выбраны и быки для оленьих гонок на Празднике Севера.

Помимо оленеводства СХПК «Тундра» занимается молочным животноводством. Хорошее стадо в 330 голов, 175 из которых - породистые дойные коровы. Правда, дорого обходится содержание буренок кооперативу, убытки приходится покрывать за счет «оленьей прибыли». Животноводы небеспочвенно опасаются, что в условиях ВТО северной «молочке» и вовсе будет не выжить.

...В сельском хозяйстве не бывает больших передышек. Осенью прошел олений гон, сейчас важенки стельные - беречь их нужно и от хищников, и от браконьеров. Ближе к отелу поведут их пастухи в специальные места в тундре - туда, где в ложбинках потише, нет ветров и рано травка весенняя прорастает. К первомаю ждут оленеводы первых новорожденных телят, а уж потом, с майской середки и в июне, тундра будет похожа на большой олений роддом.

Фото: Лев Федосеев
Татьяна ПОПОВИЧ, Ловозеро