Сегодня экономика области учится жить без ожиданий большого газа. Штокмановские надежды, питавшие регион больше десятка лет, отодвинулись на неопределенный срок. Как в этой ситуации предстоит жить заполярной экономике? Об этом наш разговор с и. о. министра экономического развития Дмитрием СОСНИНЫМ.

- Так чем станет зарабатывать область на хлеб насущный?

- Нам есть что развивать. Речь прежде всего о горнодобывающей промышленности, металлургии. Вместе с незамерзающим портом это наши конкурентные преимущества перед другими регионами. Около 30 процентов бюджета формируют основные предприятия.

- Ваши предшественники называли ряд приоритетных проектов, многие из которых затем просто переставали упоминать, а то и «громко хоронили» - как, к примеру, «Русскую Лапландию»... Есть ли сегодня те, которые уже выполняются? И каковы приоритеты среди них?

- Мы не строим воздушных замков. Четко понимаем, какие проекты есть и каковы их перспективы. Прежде всего Мурманский транспортный узел. Он тоже давно на слуху, но сегодня работа над ним уже идет. Вскоре проектно-сметная документация строительства железнодорожной ветки на западный берег Кольского залива будет направлена на государственную экспертизу. И она должна быть пройдена в этом году - чтобы в следующем приступить уже непосредственно к строительству.

Объем инвестиций из федерального бюджета здесь достаточно большой, он распределен по годам. И эти средства заложены в федеральной инвестиционной программе. Проект осуществляется на основе государственно-частного партнерства, поскольку в его реализации заинтересовано частное предприятие - торговый порт «Лавна». Там испытывают потребность в наращивании мощностей по перевалке грузов, поскольку имеющихся им недостаточно. У «Лавны» есть проект строительства угольного терминала, уже прошедший госэкспертизу. Сейчас готовится рабочая документация для строительства. Есть груз, необходимость перевалки которого подтверждена, - каменный уголь. То есть на транспортный узел выделяются и государственные деньги, заложенные на строительство железнодорожной ветки, и частные - на создание объекта. Это якорный проект, который повлечет за собой еще ряд шагов: строительство портовой инфраструктуры, осуществление дноуглубительных работ, создание вспомогательного флота. Это даст дополнительные рабочие места. Проект этот жив, все стороны в нем заинтересованы. Причем пока речь идет о первом этапе реализации. А есть еще и второй, и третий, направленные на развитие МТУ. В частности, касаются они и Восточного берега. Но об этом пока говорить рано - проект долгосрочный. А первая очередь - угольный терминал - должна быть запущена в 2015 году. Объемы перевалки планируется довести до 6 миллионов тонн, а при реализации проекта полностью - до 18. Объем весьма серьезный. Речь идет об увеличении мощности порта почти в полтора раза.

- Какова судьба «Арктической гавани»?

- Проект уже осуществляется. В нем две составляющие. Первая - реконструкция пирса дальних линий. Наши зарубежные партнеры, прежде всего Норвегия и Голландия, заинтересованы в заходе круизных судов в Мурманск. Сейчас они бывают у нас редко, поскольку нет соответствующих причалов. Приходится либо вставать на рейде в заливе, либо пришвартовываться к грузовым терминалам. А это, естественно, не добавляет нашему городу туристической привлекательности. Поэтому и надо реконструировать пирс, что позволит принимать круизные суда вместимостью 500-800 человек. Работа уже идет.

Вторая задача - реконструкция морского вокзала, который является федеральной собственностью. Сейчас ведутся работы над проектом. На его территории, в частности, должен быть размещен пункт пропуска, позволяющий осуществлять пограничный переход, таможенный досмотр и так далее. Увеличение пассажиропотока позволит развивать соответствующую инфраструктуру. Параллельно надо создавать некие точки притяжения, которые должны дать новый импульс развитию туризма.

- Интересен ли регион частным инвесторам?

- Что касается частных проектов, то прежде всего это строительство горно-обогатительного комбината ОАО «СЗФК». Производство растет и, по оценке, в этом году может достичь почти 1 миллиона тонн апатитового и нефелинового концентратов. Конечно, с «Апатитом» это несопоставимо, но пока еще не запущена первая очередь.

- На днях распоряжением регионального правительства комплексу по обогащению апатит-штаффелитовых руд присвоен статус приоритетного инвестиционного проекта Мурманской области.

- Этот проект предполагает строительство нового комплекса на базе производственных мощностей Ковдорского ГОКа. Реализация позволит увеличить выпуск основной товарной продукции предприятия. Новый комплекс сможет вырабатывать до 160 тысяч тонн железорудного и 790 тысяч тонн апатитового концентрата.

- Недавно вы участвовали в заседании круглого стола в полпредстве в СЗФО, где обсуждался проект закона об Арктической зоне. По поводу этого документа звучит немало критики…

- Проект, который размещен на сайте минрегиона, сырой, неконкретный и вызывает немало вопросов. Уже не раз направлялись наши предложения по его улучшению. Мой заместитель Елена Тихонова входит в рабочую группу по разработке этого закона, регулярно принимает участие в совещаниях рабочей группы. Федеральные органы обозначили задачи, которые он должен решить. Прежде всего - уравнять себестоимость продукции предприятий, находящихся в Арктической зоне, и тех, что действуют в средней полосе. Пока в силу объективных причин нам конкурировать очень трудно. Во-первых, из-за уровня заработной платы. Он у нас выше, что, с одной стороны, хорошо. Но, с другой, и затрат от работодателя требует больших, чем в средней полосе. Более продолжительные отпуска северян, оплата дороги к месту отдыха и обратно - тоже дополнительные затраты. К тому же у нас, по сути дела, нет собственных энергетических источников - нефти, газа, и расходы на доставку топлива, содержание инфраструктуры заметно выше. Как и на вывоз произведенной продукции. А все это влияет на себестоимость. Так что конкурировать нам сложно. Мы сильны тем, что у нас является эксклюзивом, то есть производством, которого нет в других регионах.

- Каковы же механизмы такого уравнивания?

- Пока даже подходы к определению Арктической зоны не определены. Есть мнение, что это не четко очерченная географическая территория на карте РФ, а некий кластер. К примеру, определят, что к Арктической зоне относится горно-химическая промышленность - значит, несколько предприятий получат в итоге некий режим особого благоприятствования в налоговой сфере. Нас подобный вариант не устраивает, поскольку не решает проблем в комплексе. Есть и варианты очерчивания некой территории. Но и они разные: по одному - вся Мурманская область отнесена к Арктической зоне, по другим - лишь часть, на которую будут распространяться налоговые льготы. Да и что касается самих льгот, нужна конкретика. И безусловно, важно, чтобы это относилось к федеральной их части. Ведь если речь будет идти о региональных налогах, то для нас смысла в таком законе останется немного. Регион должен иметь средства, чтобы без надрыва выполнять свои обязательства перед жителями области... Работа над законом движется к концу. Итогом его принятия должна стать программа развития Арктической зоны. Мы получили достаточно подробный проект ее концепции. В ней, в частности, речь идет о всех сферах деятельности - от транспорта и промышленности до образования. Но главное - как это будет реализовываться? До внесения законопроекта в Госдуму осталось два месяца. Каким он будет, скоро увидим...

- Может быть, уравнивание условий для конкуренции, если такое произойдет, несколько облегчит жизнь малому и среднему бизнесу? Ведь пока что ситуация в этой сфере катастрофическая. С начала года около двух тысяч предпринимателей отказались от дальнейшей работы, другие на грани принятия такого решения. Понятно, что главная причина - федеральные решения...

- Это действительно так. Ситуация весьма непростая. Например, в числе основных показателей - доля малого и среднего бизнеса в валовом региональном продукте. У нас он один из самых низких. Это напрямую связано с теми факторами, которые уменьшают конкурентоспособность. Конечно, трудно приветствовать и такое решение, как удвоение отчислений в Пенсионный фонд. Надеемся только на поручение президента, который распорядился за две недели найти компромисс в этом вопросе. Скажи сегодня на любом крупном предприятии, что, например, с начала года придется платить налоги вдвое больше, вряд ли кто-то к такому будет готов. Да и как можно подходить ко всем с одной меркой? Индивидуальный предприниматель в ближнем Подмосковье или в Ревде находятся в совершенно разных условиях - нельзя их стричь под одну гребенку. Неверно было бы говорить, что у нас нет мер поддержки, но их недостаточно. Правда, есть часть индивидуальных предпринимателей, которые имеют свидетельство, а деятельности не ведут. В любом деле необходим порядок, и таким лучше сдать эти свидетельства. Но, с другой стороны, некоторые просто обеспечивают самозанятость. И, если бросят свое дело, скорее всего, пополнят ряды безработных.

- А ситуация на рынке труда и без того сложная. С одной стороны - безработица, а с другой - острая нехватка рабочих рук. Точнее, умелых рабочих рук. Дефицит квалифицированных кадров ощущается во всех сферах региональной экономики, да и не только экономики.

- Правильно. Учетная безработица по итогам прошлого года - 1,8 процента. В 2011-м была два процента. Положительная динамика есть. Безработица есть и будет всегда. Каждый может найти работу - только будет ли она его устраивать? Требования к условиям труда и его оплате у людей разные. И часто они не совпадают с предлагаемыми вакансиями. Кадровый голод - вопрос гораздо более актуальный. Вот недавно мы проводили совещание, касавшееся Кировско-Апатитского района, и оказалось, что именно он больше всего волнует руководителей предприятий. Хотя и «Апатит», и СЗФК сами активно занимаются этим вопросом, готовят кадры еще со школьной скамьи. Тем не менее серьезная проблема есть и там. Обсуждается возможность поиска кадров в других муниципалитетах - в той же Ревде, Ковдоре, других местах. Речь идет даже о создании специальной инфраструктуры - только бы будущие работники соответствовали предъявляемым требованиям.

- Казалось бы, есть где найти применение своим силам. Тем не менее среди молодых очень распространены настроения, которые в интернет-блогах обозначаются фразой «Пора валить!». Чем их можно привлечь здесь?

- Сказок рассказывать не надо. Нужны четкие перспективы и конкретные проекты. И они есть. Конечно, жить на Крайнем Севере тяжело, а доходы здесь уже сравнялись с заработками в других регионах, а то и стали ниже. И северные надбавки нередко - лишь дополнительный коэффициент при расчете заработной платы. А человека мало волнует разбивка в квитке. Ему важно «итого»... Проекты, о которых я говорил, уже запущены, и они, хочется верить, позволят дать работу с достойным заработком тем, кто не захочет покидать родные места.

Фото: Сергей Ещенко
Юния ВАЛАМИНА