Завтра свой профессиональный праздник отмечают работники атомной промышленности. У нас в стране действуют 10 АЭС, которые производят 15-16 процентов электроэнергии, а к 2030 году планируется довести этот показатель до 25 процентов. Что же касается нашей области, то Кольская атомная станция уже сегодня производит 60 процентов электроэнергии. Этим летом она отметила свое сорокалетие большим праздником.

- 40-летие КАЭС стало праздником всего города, - вспоминает заместитель генерального директора - директор филиала ОАО «Концерн Росэнергоатом» «Кольская атомная станция» Василий Омельчук. - Все наши работники и горожане отзывались очень хорошо. У нас вообще давние хорошие традиции тесного общения с работниками и их семьями. Поэтому мнение горожан для нас очень важно. Всем понравилась изюминка нашего праздника - городское костюмированное шествие. Теперь в Полярных Зорях хотят сделать это ежегодной традицией. Может покажется немного пафосным, но это событие окрылило, добавило хорошего настроения и оптимизма как сотрудникам станции, так и всем полярнозоринцам.

- Любая дата, тем более такая - прежде всего подведение итогов. Что изменилось за эти четыре десятка лет, что требовало перемен, а что осталось неизменным?

- Вопрос сложный, можно сказать, философский. Если отвечать на него кратко, то можно сказать - изменилось все. Я знаком со станцией с зимы 1975 года, когда приехал сюда на практику. А в конце сентября того же года уже приехал сюда на работу и, как оказалось, навсегда. И то, что я видел тогда, что осталось в фотографиях - сама станция, цеха, оборудование, организация производства, - все очень изменилось, и прежде всего люди. Они сегодня более улыбчивые, доброжелательные, яркие... Абсолютно преобразился и город. Сегодня нет здесь уголков, где можно ходить только в резиновых сапогах. Да и на промплощадке их нет. Это не может не радовать. Даже внешне все выглядит более ухоженным, привлекательным. Другое оборудование, подходы к работе - все это плоды труда за эти четыре десятка лет. Сегодня, говорю это безо всякого лукавства, наша станция в сотню раз безопаснее, чем тогда, когда запускались ее первые новенькие блоки.

- То есть забота о безопасности осталась неизменной?

- Неизменной и главной. Как я уже сказал, это всегда было на первом плане. Но то, что называется сегодня культурой безопасности, пришло несколько позже, после уроков Чернобыля. До этого, можно сказать, относились к проблеме с некоторой долей легкомыслия. Сегодня подход совсем иной. И приоритет безопасности - не слова, а постоянные, реальные действия. Наша Кольская, к примеру, одна из немногих атомных станций во всем мире, где еще в 1995-м, задолго до трагедии Фукусимы, был реализован комплекс мероприятий по управлению сложнейшими запроектными авариями. А затем работа еще больше активизировалась. Так, в 2005-м был приобретен передвижной аварийный дизель-генератор, который в случае аварии может быть перемещен в любое необходимое место на атомной станции. Были закуплены дополнительные, в том числе мобильные, дизель-генераторы разной мощности для обеспечения бесперебойного электроснабжения. Кроме того, на КАЭС имеются четыре передвижные насосные установки, мотопомпы для обеспечения аварийной подачи воды для охлаждения реакторов. Станция имеет дополнительную систему аварийной подпитки парогенераторов с дизельными насосами. Это как раз то, чего не хватало на пострадавшей во время цунами японской АЭС. Там было полностью потеряно внешнее энергоснабжение, и не подавалась вода для охлаждения реактора.

- Через год у вас будет работать миссия МАГАТЭ. Вы как-то по-особому готовитесь к ней или и без того уверены в положительной оценке?

- Конечно же, готовимся. Международное агентство по атомной энергии будет давать оценку эксплуатационной безопасности Кольской атомной, а это очень серьезно. В агентство входят все страны, в том числе и Россия, которые развивают атомную энергетику в мирных или военных целях. МАГАТЭ издает своды правил и стандартов по безопасности, которые все эти страны обязаны выполнять. При этом нормативная и законодательная база отдельных стран, национальные стандарты могут отличаться от требований МАГАТЭ. Я считаю, что, к примеру, российские стандарты отличаются большей жесткостью требований по безопасности. Но международная миссия будет проверять соответствие своим требованиям. Сложность в том, что нужно привести все наши требования в соответствие с международными. При этом не должны быть нарушены и наши национальные требования. У нас в запасе год, и уже вовсю идет масштабная работа с привлечением опытных экспертов, в том числе и консультантов из МАГАТЭ. Выводы миссии станут впоследствии доступны для любого жителя планеты, который при желании может посмотреть, что же представляет собой Кольская атомная станция и соответствует ли она международным стандартам обеспечения безопасности.

- И что же, по вашему мнению, узнает через год любой житель Земли?

- Что КАЭС - объект надежный, соответствующий как международным, так и национальным требованиям безопасности.

- Говорят, что если хочешь знать истинное положение дел на предприятии, спроси его руководителя, где работают его дети.

- Я рад, что здесь, на КАЭС, работает и мой сын. Это был его выбор, естественно, не без моего влияния, но точно без какого-либо давления. Он окончил Московский энергетический институт, и, не буду лукавить, мои связи позволяли помочь ему найти место в этой сфере в любой другой точке страны с более благоприятным климатом. Я ему об этом сказал, но заметил, что предпочел бы работать вместе. Пока, насколько мне известно, сын о сделанном выборе не жалеет. Я работаю уже не ради карьеры. Двигаться мне дальше некуда - до верхней ступени дошел. Пришел практически на самую низкую, во всяком случае, в реакторном цехе, в котором начинал работу. Там получил «протекцию» начальника цеха наладки - он пригласил меня в свой коллектив. Сегодня работаю уже, можно сказать, за идею - мне очень дорого все, что сделано на станции, горжусь преобразованиями. Сейчас, скорее, уже это главный мотив.

- А если говорить о кадрах КАЭС в целом - уровень образования сотрудников, наверное, достаточно высок?

- У нас немало специалистов с высшим образованием, занимающих рабочие должности: оператор реакторного или турбинного отделений, дежурный монтер в электроцехе. Еще с советских времен наработана такая практика. Тогда даже существовавшим в те времена отдельным министерством - минвузом в атомную отрасль было написано специальное письмо, разъясняющее, что минвуз считает принятие молодого специалиста на эти должности соответствующим и законодательству, и статусу данного специалиста. В свое время и я, и мои сверстники-коллеги приходили на рабочие должности и уже с них начинали постепенно расти до инженерно-технических. Эта же традиция существует у нас и сегодня. Где-то 90 процентов молодых специалистов, которые к нам приходят, а это до 50 человек в год, занимают такие должности. Они, хотя и считаются рабочими, обладают достаточно высокой квалификацией.

- Но нынешняя молодежь, как правило, хочет всего и сразу...

- У нас это воспринимается нормально. Нечасто встречается недовольство: как так, дескать, мен с высшим образованием, да еще и с красным дипломом - и на рабочую должность!.. Через недельку-другую человек начинает понимать, что книжных знаний даже при красном дипломе поначалу маловато. И такое назначение не только не является нарушением законных прав выпускника, но и открывает широкую дорогу для карьерного роста в будущем. Человек, управляющий процессами на подобном объекте, должен своими руками «пощупать», как все это делается. Сегодня у нас на станции в целом 65 процентов персонала имеет высшее профессиональное образование. Общее среднее - менее 20 процентов. И возвращаясь к теме перемен. Надо сказать, что люди и остались прежними, и очень изменились. За эти годы сменилось практически два поколения. Сегодня приходит уже третье. Они не видели стройку, не присутствовали при запуске блоков. Им, с одной стороны, проще, с другой - сложнее. И на станции, и в отрасли уже все другое. Сложность для молодежи в отсутствии опыта, который приходит только с годами. Зато много знаний и энергии, а значит, и перспектив.

- Кстати, каковы перспективы?

- О том, что Мурманская область находится в привилегированном по наличию электроэнергии положении, знают многие. А многие просто этим не интересуются, поскольку привыкли к тому, что недостатка в ней не испытывают. И что касается цены - она самая низкая в Европе. Электроэнергии у нас вырабатывается с избытком. Сколько хотят, передаем в соседнюю Карелию. Для энергетиков в целом - и для нас, и для ТГК-1 - это одна из главных проблем. Имеющиеся мощности не используются полностью, а затраты мы должны нести. Мы работаем в режиме диспетчерских ограничений, и наши затраты в связи с этим довольно существенны. Нормальное существование нам обеспечивает то, что КАЭС входит в состав крупной компании, объединяющей десять АЭС. И бюджет у нас общий. Нам помогают пока другие атомные станции. Но это не может продолжаться бесконечно. Не могут бесконечно работать и блоки - они постепенно стареют, их надо выводить из эксплуатации. Конечно, хотелось бы, чтобы развивалась экономика региона, была построена линия электропередачи от КАЭС до Ленинградской области, с тем чтобы сохранение мощностей было экономически обосновано. Мы готовы работать, гарантируем безопасность, но нам нужен потребитель электроэнергии.

- А как же строительство КАЭС-2, о которой в последнее время так часто говорится?

- Строительство Кольской АЭС-2 прописано в директивных материалах и постановлениях правительства. Но строить такую станцию, какие сейчас есть в России, на 1200 мегаватт, здесь нет необходимости, а других пока нет. Когда и что будет строиться, пока полной ясности тоже нет. Тем не менее мы готовимся и к возможной стройке. Уже выбрана площадка под строительство, осуществлен большой объем изыскательских работ. С июля этого года ведется инвентаризация всех проведенных изысканий, и геологи продолжают работы, которые намерены в скором времени полностью завершить. И к следующему году мы уже должны точно определиться: что строить и когда начинать строительство.

Фото:
Фото из архива Кольской АЭС
Беседовала Юния Валамина