- Спрашиваете, когда оленей пригонят? Хотите приехать? Но нового ничего не будет, все как всегда во время кораля. Обычная работа, - сообщил по телефону Владимир Филиппов, начальник цеха одного из оленеводческих хозяйств региона.

На самом деле это хороший повод побывать в Ловозере. Ведь слова «ничего нового, обычная работа» прежде всего свидетельствуют о стабильности в сельскохозяйственном кооперативе, что нынче весьма ценно.
...Наш фотокор умчался на снегоходе с пастухами, а я осталась ждать. Из тундры оленей гонят другие оленеводы, однако на подходе к селу кусок (часть стада) надо умело завести в загоны из жердей - те самые корали. Вот и едут пастухи на помощь товарищам.
Как говорится, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Олений эшелон - это вам не поезд, прибывающий строго по расписанию: влияют погода, состояние маршрута и другие факторы. Опытные специалисты, как Владимир Константинович, ведут стадо бережно, не давая ему рассыпаться, собирая отстающих и норовящих гульнуть на сторону. В ожидании рогатых работники осматривают загоны, покуривают, шутят.
Совсем скоро начнется горячая пора: провести ежегодные зоотехнические мероприятия, которые для краткости тоже называют коралем, нужно оперативно, без проволочки. Сегодня будут трудиться допоздна, а завтра - с раннего утра, чтобы как можно скорее отпустить животных в тундру. Ведь здесь они находятся без воды и корма. Ну, положим, «попить» можно снег, а вот до ягеля еще добежать нужно. Так что оленеводы рассчитывают ход кораля, чтобы олешкам сил хватило.


...Терпеливо хожу у загонов, всматриваясь вдаль. Вдыхаю особый здешний воздух. Для пастуха, равно как и для крестьянина, запах навоза становится привычным, раздражает он только рафинированных горожан, которые морщат нос и говорят «фу». Лично я отношусь к этому земному духу спокойно: а чем еще должно пахнуть в корале? Бывало, приедешь сюда, а загоны пустые. Но навозом-то пахнет! Значит, будут рогатые, просто в «пересменку» попали.
Наконец примчались олени. В первый день весны на центральную базу в Ловозере пригнали кусок - около полутора тысяч голов. С «капитанского мостика» Филиппов контролирует ход зоотехнических действий. В коралях - оленья карусель и опытные пастухи. Началось! Ловко ловят одного за другим бегунов, спиливают один рог, ставят на ушко бирку (процедура называется биркование); в соседнем загоне идет кастрация быков, в следующем - вакцинация от подкожного и носоглоточного овода (эта прививка действенна и против гельминтов). Во время «медосмотра» ведется отбраковка животных, которых пустят на мясо. Важенок не трогают, однако, бывает, попадаются и они, если слабые или хромые из-за травм, полученных на каменистых тропах, а то и подранки, ставшие жертвами браконьеров.


- Это четвертый кораль, середина, впереди еще столько же, - пояснил Владимир Филиппов.
Аналогичные зоотехнические мероприятия идут на Белоголовке и в Панозере, в 50 и 90 километрах от Ловозера.
...Хоркают олени, кружась в корале, - это, пожалуй, один из немногих звуков, которым они наделены от природы. Молчаливые и терпеливые обитатели тундры во время «медосмотра» будут разделены, таковы правила, которые ввели еще деды-прадеды нынешних пастухов. Стадо делится на тельное из важенок и «няловку» - из телят и быков. До этого телята ходили со своими мамками, но теперь повзрослели и могут быть самостоятельными. А важенки после осеннего гона снова на сносях, в конце мая начнется отел, на свет появятся новые оленята. Таким образом стадо пополнится после убойной кампании и выйдет на показатель, который держится в последние годы, - 24 тысячи голов.
- Убойная кампания и следующие за ней весенние зоотехнические мероприятия выявляют количественный и качественный состав стада, - поясняет Алексей Филиппов, ветврач сельхозкооператива. - Ради сохранения его структуры, то есть соотношения количества важенок, быков и молодняка, сокращен убой.
Стоит заметить, не впервые оленеводы сознательно идут на такой шаг - забито 3 тысячи голов, тогда как в прежние времена «годовой урожай» превышал 4 тысячи. Оленеводы говорят, что на заготовке мяса это не сказалось - наверстали за счет упитанности животных и большего количества крупных быков вместо небольших телят.
Кстати, их коллеги с Чукотки для восполнения стада активно используют мораторий на убой. Председатель кооператива Виктор Старцев во время одной из наших бесед высказал по этому поводу такое мнение:
- Для ввода моратория, то есть прекращения на какое-то время убойной кампании, нужна государственная поддержка.
Хотя оленеводство субсидируется, на рентабельности хозяйства сказывается наличие молочного животноводства. Буренкам требуются покупные корма, а это дополнительные затраты. К слову, молоко, сливки и творог нарасхват у земляков, что не удивительно - здешняя «молочка» ценится за натуральность и отменный вкус.
- У нас нет компенсаций за потери поголовья от хищников, - пояснил руководитель сельхозкооператива. - Например, в Швеции, где развито оленеводство, установлен лимит потерь от каждого вида хищных животных. Что справедливо: и «дикари» сыты, их пищевая цепочка не нарушается, и оленеводы не в убытке.
Впрочем, и других проблем хватает. Во-первых, недостает снегоходов. Эта техника, как правило, импортная, цены на нее заметно выросли. Пастухам нередко приходится использовать свои снегоходы. Во-вторых, людей волнует зарплата: еще недавно пастух, подолгу работающий в тундре, получал...10-13 тысяч рублей в месяц. И это за труд на износ, вдали от дома. Да с этих денег еще продукты надо приобрести, которыми будешь кормиться. В обоснование столь невеликого вознаграждения оленеводам со стороны правления кооператива говорилось, мол, у вас имеются личные олени в стаде, а тундра полна грибов и ягод. (Кстати, выпас собственных оленей сотрудники сельхозкооператива оплачивают.) Нынешним летом оленеводы добились повышения зарплаты.


...В коралях кипит работа, глядя на которую, понимаешь: это действительно особенные люди, и никакие технологии не заменят их сильных рук, ловкости и мастерства. Профессиональный календарь оленеводов лаконичен, в нем нет больших пауз - кораль, отоварка, отел, убой. Вот и сейчас, пока позволяет погода, надо успеть по зимнику завезти в тундру стройматериалы для ремонта разделительных изгородей - брус, ящики гвоздей, шуруповерты и прочее. А еще - горючее для техники, продовольствие для пастухов: когда разольются реки и раскинутся во всей красе болота, путь на дальние базы будет недоступен. Это и называют специалисты емким словом - «отоварка».
Но прежде предстоит завершить «медосмотр». Причем мешкать нельзя, погода в это время баловная. Смена оттепели на резкое похолодание чревата образованием ледяной корки, которую даже сильным особям разбить сложно. Тогда наступает бескормица. Поэтому кораль не должен изнурять животных: прошли «медосмотр» - и бегом в тундру. Жирок нагуливать, а важенкам последний срок беременности дохаживать. Чтобы здоровых оленят родить. А в случае чего - уверенно дать сдачи наглому хищнику. Для этого один рог-то и оставлен.