Когда в восьмом классе Карине пришлось бросить французский, который изучала как второй иностранный язык в дополнение к английскому, девочка очень расстроилась. Но при сложившемся к тому времени расписании всех ее занятий, включая лицей и музыкальную школу, на французский не оставалось уже ни времени, ни сил.

«Технарь» с гуманитарным уклоном

Сожаление о несбывшемся нет-нет да заставляло ее горько вздохнуть. Но не разорваться же! Она еще в художественную школу собиралась записаться... И почему французский? Мало ли какая блажь придет в голову. Но, видно, не зря появляются у нас такие необъяснимые желания. Будущее готовит себе дорогу.

Карина Соколова - из обыкновенной мурманской семьи: папа - инженер, мама - преподаватель музыки. Училась в 36-й школе, в политехническом лицее, два последних класса - десятый и одиннадцатый - в гимназии № 5. Менялись школы, менялись и интересы. В 36-й углубленно изучала математику, в политехническом лицее пошла в гуманитарный класс. Литература, языки нравились ей не меньше, чем точные науки.

Ну а в старших классах опять упор на математику. Потому что поступать решила на техническую специальность. Точнее, держала в уме и такое направление. Хотела или на журналистику в Калининград, или в архитектурный - в Питер, в нашу «вышку» на информационные технологии. Мурманский государственный технический университет она, как и многие мурманчане, привычно называет «вышкой» - производное от высшего инженерного морского училища. Так лет 20 назад назывался МГТУ. Секрет прост: папа заканчивал «вышку», старший брат там учился, почему бы и Карине не продолжить семейную традицию?

Однако, когда пришла пора, на семейном совете решили остановить выбор на вузе в Рованиеми. Ну, и что, что Финляндия, и финского языка не знает. Зато английским владеет на «отлично».

Вступительные экзамены сдавала в Мурманске во все том же техническом университете (была такая договоренность между двумя вузами - нашим и финским) еще весной.

- Так что, когда сдавала ЕГЭ в школе, - рассказывает Карина, - я уже получила сообщение о том, что меня приняли на бесплатное обучение.

Веской причиной выбора вуза было еще и то, что не совсем на чужбину отправляли родители своего ребенка. Там как раз жила далекая родня. Сначала девочка остановилась у тетки, потом снимала с подружками квартиру поближе к институту.

Сначала - не говорила, только слушала

Прежде чем расспрашивать Карину о ее студенческой жизни за рубежом, уточняю все же, как обстояли у нее дела с языком. Занималась ли она английским дополнительно?

- У меня был уровень школьной программы, никаких дополнительных занятий, - уверяет девушка. - Очень хорошо преподавали нам иностранный в 36-й школе. Мне не составляло труда сказать, что хочу, опираясь на свои знания. Вступительный экзамен по языку сдала без особого труда. А вот финский перед отъездом немного подучила. Но, оказалось, в Финляндии все от маленького ребенка до старенькой бабушки прилично говорят на английском. И увидев, как я с трудом подбираю финские слова, тут же переходят на него. Но бытовой язык - одно. Другое дело - лекции. Первые три месяца я ничего не говорила, только слушала. И мысленно переводила на русский. В начале первого курса мы все посещали дополнительные занятия по языку. И первые 10 минут каждой лекции в институте отводились знакомству с новыми словами по изучаемой тематике.

Рованиеми - маленький тихий городок, по количеству живущих в нем людей сопоставим, например, с Мончегорском. Проучившись два года из положенных четырех с половиной, Карина решила перебраться в Хельсинки - все же столица, да и программа в институте, куда перевелась все по той же специальности «Информационные технологии», была труднее. Это она сразу ощутила, к этому, собственно, и стремилась. К трудностям ей не привыкать, да и упорства у девушки всегда хватало. В Хельсинки жила в общежитии, там у нее имелась комната в трехкомнатной квартире. Соседки - африканки. Вообще, в Финляндии учится много иностранцев - из Африки, Китая, других стран.

Писать диплом по окончании бакалавриата мурманчанка отправилась во Францию. Вот тут-то и потребовался язык, о котором мечтала еще в школе. Помогли курсы интенсивного французского, - хотелось продолжить образование в местном университете. Да и друг ее сердечный, француз, что приезжал в Хельсинки учиться по обмену (где они и познакомились), с нетерпением ждал приезда любимой.

Диплом бакалавра Карина успешно защитила, и поступила на бесплатное обучение в университет города Труа.

- Это не магистратура, а как у нас специалитет, с пятилетним обучением, - объясняет девушка.

Она начала с середины четвертого курса, осталось его окончить, затем полгода практики в какой-нибудь фирме, где, как правило, молодой специалист и остается работать.

Мурманчанка потихоньку подыскивает себе поле деятельности для практики и, возможно, последующей работы. Ее друг пишет диссертацию, по российским стандартам, учится в аспирантуре. Живут на съемной квартире, благо помогают родители - и российские, и французские. Кроме того, больше половины стоимости жилья оплачивает государство. Такие для студентов там льготы.

Студенты не работают!

Учиться тяжело. Во Франции еще тяжелей, чем в Финляндии, замечает Карина. Никто из студентов не работает. Разве что на старших курсах в воскресный день. Все силы и все время - учебе. На лекции - обязательно, часто это - авторская наработка преподавателя, нигде больше такого не найти. Хотя некоторые темы, напротив, предлагают изучать самостоятельно. Спрос - строгий. Причем в частных вузах еще жестче, чем в государственных. В государственном, как рассказывает моя собеседница, если не сдал один предмет, разрешают пересдать. В частном вузе оставляют на второй год. За который придется также платить. А если не сдал 2-3 предмета, выгоняют. Можно вылететь и с пятого курса. И прощай тогда все денежки, потраченные на обучение. А частные вузы во Франции дорогие.

- Ну а как веселая студенческая жизнь? Как развлекались? - выспрашиваю у Карины.

- Когда училась на первом курсе и жила в Финляндии, нам еще по 17 было, и нас никуда не пускали. Потом, когда исполнилось 18, раз в два месяца посещали ночные клубы.

- Ну, а во Франции? Как веселится западная молодежь? Много пьет? Предлагали ли вам наркотики? - интересуюсь.

Карина внимательно и несколько напряженно смотрит на меня. Мне даже показалось, что она переводит мои вопросы с русского не знаю уж на какой - английский, французский... Потом отвечает, что по таким злачным местам, где все это встречается, они не ходили. В Финляндии, например, было все тихо и спокойно, даже на ночных тусовках. Во Франции же студенты не пьют, потому что некогда, если серьезно относиться к учебе. «Там напиваются только первокурсники...» - смеется она. Ну, это понятно. Самостоятельная жизнь начинается с ощущения свободы от родительского надзора. Хочется хлебнуть взрослой жизни, вот и хлебают.

Во Франции, как и в Финляндии, много иностранных студентов, китайцев, вьетнамцев. Родное государство платит им стипендию, но, получив диплом, они обязаны вернуться на родину.

- Китаянки очень смешливые, - замечает Карина.

Среди ее друзей и смешливые китаянки, и много молодежи других национальностей, включая и россиян, которых в заграничных вузах тоже хватает.

Мурманчане врастают в Европу

В университете, как рассказывает Карина, несмотря на то, что специальность у нее техническая, надо пройти три курса по культуре. Она уже прошла историю искусств и каллиграфию. В этом году - два курса музыки: опять же, история, кроме того, возможность усовершенствовать навыки игры на фортепиано. И Карина признает, что во многом ей помогает здесь база, заложенная еще в детские годы - музыкальное училище, художественная школа.

- Хотела бы посмотреть мир, - делится девушка планами на будущее, - привлекает Восток - Китай, Япония. Хотела бы учиться дальше, специализироваться: стать мастером дизайна, связанного с программированием. Язык хочу выучить другой. Раньше думала, что у меня нет способности к языкам. Теперь знаю, почему не сразу все получалось. Цели не было. Когда цель появилась, и способности обнаружились. Но заниматься приходилось каждый день.

Вот так, оказывается, очень органично приживаются мурманчане на европейской почве. Конечно, возможности у нынешних молодых такие, что нам и не снились. Но надо и самим приложить усилия. И - получается! Уверенно чувствуют себя ребята. Выходит, не зря все же наша страна к Болонскому процессу примкнула? Не успели войти, осмотреться-оглядеться, а молодежь уже адаптировалась и спокойно и прагматично выбирает задачи по плечу.

Галина ДВОРЕЦКАЯ