Едва тишину коридора разрезает звонок, двери десятка классов не то что отворяются, чуть не слетают с петель. Уже через пару мгновений непривычный к школьным будням почувствует себя в эпицентре взрыва - а это всего лишь большая перемена рассыпалась шумом-гамом, галдежом.

Всего двадцать минут свободы - а как их ждали! Именно на большой перемене происходит все: наскоро затолкав в рот схваченный в столовке корм, кто побойчей, успевает списать химию, кто посознательней - выучить правило, а самые отчаянные - украсть и сжечь классный журнал. И конечно, именно в это время можно сбегать на второй этаж и с деланным равнодушием пройти мимо дверей класса, где учится предмет воздыханий, чтобы потом еще целый урок слушать, как птичкой бьется сердце.

Вольница и бесёж - тут уж хоть в школьную форму их закупоривай, хоть загадочный «деловой стиль» вводи, но на переменке из маленьких офисных клерков, которыми пытаются сделать школяров кутюрье «от образования», они вновь становятся детьми. Не удержать.

Вот-вот начнется предэкзаменационная майская маета, а они так же, а то и с удвоенной силой, бесятся. Кому-то остался всего месяц до взрослой жизни, кто-то ждет первых в жизни летних каникул. Но это взрослым кажется, будто важнее всего то, что происходит на уроках. А они, наши дети, точно знают: самое главное успеваешь сделать за 20 минут большой перемены. И они - правы.

Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Татьяна БРИЦКАЯ