В Калининграде завершила свою работу 40-я по счету, юбилейная сессия Смешанной российско-норвежской комиссии по рыболовству (СРНК). Впрочем, настроение ее участников было отнюдь не праздничным. Взаимоотношения двух стран давно омрачает проблема задержаний российских рыболовных судов норвежской береговой охраной в районе архипелага Шпицберген. Только за последние три месяца было арестовано шесть траулеров. Поэтому и началась сессия совсем не так, как планировалось заранее.

- В связи с событиями вокруг задержания вблизи архипелага мурманского траулера «Сапфир-II», - рассказывает участник российской делегации на СРНК, руководитель Баренцево-Беломорского территориального управления Росрыболовства Валентин Балашов, - повестка дня сессии действительно была изменена. Глава Федерального агентства по рыболовству, сопредседатель СРНК Андрей Крайний, достаточно твердо заявил: пока стороны не разберутся с ситуацией и не примут решения, как дальше будет идти работа в зоне архипелага Шпицберген, другие вопросы подождут. Надо, предупредил он, будем заседать хоть две недели. Но мы обязаны дать ответ рыбакам, как же им дальше вести промысел в тех водах.

Все же стороны довольно быстро, в первый же день, согласовали объемы общедопустимого улова на 2012 год и распределили их между собой. Российская национальная квота составила при этом 299 тысяч 857 тонн трески (увеличение по сравнению с действующим ОДУ более чем на 20 тысяч тонн) плюс 21 тысяча тонн для прибрежников (на том же уровне), пикши 143 тысячи 253 (больше почти на пять тысяч), палтуса 7 тысяч 425 (и здесь увеличение почти на 700 тонн). Немного, на шесть тысяч тонн, уменьшилась российская квота на вылов мойвы. В следующем году ее можно будет добыть 94 тысячи тонн. Тоже неплохо, учитывая то, что в последние два года квоту полностью освоить не удавалось.

И больше никакие другие «побочные» вопросы на сессии не рассматривались. Практически все четыре дня работы были посвящены обсуждению темы Шпицбергена.

- Не могу сказать, что мы услышали какие-то новые аргументы от наших норвежских коллег. Как, наверное, и они от нас, - говорит Валентин Балашов, - Тем не менее практический результат был все-таки достигнут. Говоря языком протокола, стороны уведомили друг друга о своих позициях в отношении осуществления рыболовства в районе архипелага Шпицберген и, учитывая различия в них, договорились провести внеочередную сессию по данному вопросу. Сроки и место будут согласованы по дипломатическим каналам. Понятно, что на этой сессии будет рассматриваться только один вопрос - порядок проведения контрольных мероприятий в том районе.

Кстати, как напомнил Валентин Балашов, именно в Калининграде в 2005 году на очередном заседании СРНК был впервые записан пункт о проблеме Шпицбергена. Поводом стали громкие события вокруг траулера «Электрон». Правда, на последующих нескольких сессиях тема развития не получила. И лишь в 2007 году российская делегация стала последовательнее и тверже требовать конкретного решения вопроса ведения контроля в «многострадальном» районе. Сама же проблема имеет более давнюю историю.

Для справки. В июле 1998 года с двух кораблей береговой охраны Норвегии на четыре российских траулера высадился целый десант инспекторов. Угрожая арестом судов, они потребовали прекратить промысел в районе острова Медвежий. Один из траулеров, «Новокуйбышевск», даже был-таки арестован, хоть и всего на сутки. Через два года еще одно судно, «Чернигов», арестовывают и доставляют в порт Тромсё. С появлением летом 2001 года вблизи проблемной зоны военных кораблей Северного флота такие действия в отношении российских промысловых судов на какое-то время прекратились. Но затем, видимо, почувствовав, что реально применять силу никто не собирается, норвежская береговая охрана стала арестовывать их с нарастающим усердием.

Случайно или нет, но активизация ее действий по времени совпала с назначением на должность сопредседателя СРНК с норвежской стороны Йорна Крога. Он хорошо знаком нашим рыбопромышленникам как сторонник расширения сотрудничества обеих стран в области рыболовства. И тем не менее... Во всяком случае, до 1998 года, когда Йорн Крог был назначен руководителем норвежской делегации на СРНК, такой явной конфронтации с королевской береговой охраной у российских экипажей в районе Шпицбергена не возникало.

Нынешняя сессия стала для него последней в качестве сопредседателя. И, наверное, это символично. Подходы нашей делегации во многом изменились. Как уже говорилось, позиция на СРНК стала последовательней в части отстаивания интересов российских рыбаков. Пожалуй, пора уже и представителям соседней страны расстаться с манерой искать поводы - частенько надуманные - для противостояния.

В частности, субъективен подход к определению такого нарушения, как выброс рыбы за борт. Норвежское законодательство этого категорически не допускает, наше - в некоторых обстоятельствах - позволяет. И это один из поводов для конфликта... Но ведь выброс бывает как умышленным, так и случайным. По словам Балашова, на нынешней сессии удалось совместно с норвежскими коллегами определиться, что же все-таки считать выбросом. Остается надеяться, что контролирующие органы будут следовать данным рекомендациям, однозначно трактуя положения закона.

- Как бы то ни было, - считает Валентин Балашов, - сессия прошла эффективно. Обе стороны были настроены на поиск взаимоприемлемых решений и откровенность. Вместе мы обязательно найдем выход из создавшегося непростого положения. Хорошо сказал на сессии по этому поводу заместитель руководителя Росрыболовства Василий Соколов: «Баренцево море - наше совместное море, запасы рыбы здесь едины, и их надо рационально эксплуатировать во благо двух стран».

Андрей ПОПОВ