Промышленное рыболовство или прибрежное... Какая вроде бы разница, скажем, покупателю в мурманском магазине? Было бы рыбы на прилавке побольше да подешевле. Но, когда выясняется, что из-за смешения этих понятий он может остаться без столь популярной охлажденки, дело оборачивается иной стороной...

В свое время прибрежное рыболовство было выделено из общего, промышленного, прежде всего для того, чтобы помочь устоять в вихре перемен приморским поселениям. Есть в них свой промысел - можно создать и береговую переработку, занять жителей, получить налоги в местный бюджет. Весьма важно и то, что прибрежники все сто процентов выловленной ими рыбы поставляют на стол россиян, в первую очередь земляков. На экспорт они свою продукцию не отправляют.

Но не всем такая ситуация нравится. Разговоры о едином промысловом пространстве, о том, чтобы «всех подравнять», ведутся давно. Особую активность в этом проявляют представители крупных дальневосточных компаний. Причем нередко кивают на Северный бассейн. Мол, какие там, к черту морскому, прибрежники, если добились права рыбачить не только в узкой 12-мильной полоске Баренцева моря у самого берега, но и в 200-мильной российской исключительной экономической зоне (РЭЗ) наравне с океанистами?

При этом в стороне остается именно то, что прибрежники весь улов отдают в отечественную торговую сеть. Океанисты же после обязательного оформления на территории России добытой в РЭЗ рыбы далее зачастую отправляют ее за пределы страны. Пусть далеко не полностью, но солидную часть.

Для жителей и, естественно, для властей рыбацких регионов это далеко не все равно. Поэтому, как считает руководитель комитета рыбохозяйственного комплекса Мурманской области Олег Заболотский, необходимо сохранить разделение между двумя сферами промысла.

- В последнее время наметилась тенденция нивелировать значение прибрежного рыболовства, растворить его в промышленном. Вот и у нас на Северном бассейне все чаще занятые прибрежным промыслом компании скупаются более крупными океаническими. Со всей их прибрежной квотой. А если еще квота, как предлагают рыбаки-дальневосточники, станет единой, то тогда свежеохлажденной трески и пикши мурманчане могут больше не увидеть. Вся эта пользующаяся спросом за границей рыба туда и будет уходить. Стремление наших коллег с Дальнего Востока понятно. Вылавливаемый в тамошней 200-мильной зоне минтай идет в основном на экспорт в Японию и другие страны. У нас речь идет о более популярных у россиян дарах моря.

Вот тут, похоже, и зарыта собака. «Рыбу - стране, деньги - жене, сам - носом на волну» - это рыбацкое присловье советских времен в значительной степени устарело. И рыбу частенько не стране, и деньги не всегда жене... Да, нивелирование прибрежного промысла, объединение квот позволит дальневосточникам без проблем переправлять в ту же Японию и улов, полученный по прибрежной квоте. Естественно, у кого-то прибыль вырастет. Вот только выгодно ли это приморским регионам, в первую очередь с социальной точки зрения?

Председатель правления Ассоциации прибрежных рыбопромышленников и фермерских хозяйств Мурмана Анатолий Евенко разделяет опасения:

- Если прибрежная квота сольется с промышленной, наши компании прибрежного промысла тут же начнут оснащать все свои суда морозильными установками и гнать рыбу на экспорт. Им ведь охлажденка - лишняя головная боль. А в результате и почти десяток перерабатывающих предприятий области, специализирующихся на свежеохлажденном сырье, останется без работы. Прибрежникам, основным их поставщикам, проще будет рыбу заморозить, и пусть она себе лежит хоть целый год, пока не найдется выгодный покупатель. А это, как правило, покупатель заграничный. Ну а та мороженая рыба, что останется нашему потребителю, обойдется ему заметно дороже охлажденной.

Правда, есть, на первый взгляд, для прибрежников одно преимущество от слияния двух определений рыболовства. Океанисты имеют полное право перегружать рыбу в море на транспортные суда и перерабатывать ее в готовую продукцию еще на переходе к берегу. А те пока такой возможности лишены.

Более того, из-за грамматической неразберихи в нормативных актах с понятиями первичная «обработка» и «переработка» к последней пограничники приравнивают не только элементарное удаление жабер и внутренностей у рыбы, но даже перекладывание ее льдом. И вчиняют попавшимся на подобных «прегрешениях» судовладельцам многомиллионные штрафы, что малым, как правило, компаниям прибрежного лова порою грозит полным банкротством.

Но ведь эту проблему можно решить и без слияния промышленного и прибрежного рыболовства. И на недавнем совещании в Москве первый вице-премьер правительства РФ Виктор Зубков поручил Росрыболовству в двухнедельный срок урегулировать эти разногласия с контролирующими органами. Причем потребовал в весьма резкой форме. «Что вы тянете? Почему так долго решаете этот вопрос? - обратился он к руководителю рыбного ведомства Андрею Крайнему. - Он непростой. Но надо определиться четко, до какой степени там идет первичная обработка рыбы, и договориться с пограничниками. Я готов помогать, примирить вас с ними, с главным правовым управлением президента РФ, если надо».

Так что никакой особой необходимости решения названной проблемы путем слияния двух видов рыболовства нет. Зато при таком раскладе могут возникнуть другие, о которых уже шла речь. Правительство Мурманской области уже не раз высказывало беспокойство в связи с опасностью нивелирования значения прибрежного промысла и фактического перехода его в рамки промышленного. Это может привести к росту социальной напряженности на предприятиях береговой обработки, зависящих от поставок свежего и охлажденного сырья.

При разработке же концепции развития прибрежного рыболовства, которую курирует Виктор Зубков, необходимо учесть его значение как поставщика рыбы для реализации в приморских регионах. Было бы целесообразным и усилить их роль в вопросах регулирования прибрежного рыболовства.

- Невозможно унифицировать закон так, чтобы он одинаково удовлетворял интересы всех регионов страны, общими могут быть только концептуальные основы, - убежден Олег Заболотский. - Но детали надо дать возможность разрабатывать на местах. Мы даже рассматриваем вариант распределения региональных квот на областном уровне. Такое управление ресурсом было бы эффективнее и лучше учитывало бы местные особенности.

Андрей ПОПОВ.