- Это была моя давняя мечта - объединить прибрежников Северо-Запада в единый кластер, - говорит Анатолий Евенко. - Создать своего рода маленькую «Севрыбу». И вроде как она начала осуществляться. Но не получилось. Пока...

Идея была хороша...

Руководителя Ассоциации прибрежных рыбопромышленников и фермерских хозяйств Мурмана Анатолия Евенко хорошо знают не только члены рыбацкого сообщества нашего края, но и их коллеги за пределами региона. А потому, когда на одной из встреч накануне нынешнего года к нему подошла группа прибрежников из Карелии с предложением участвовать в создании межрегиональной Ассоциации прибрежного промысла на Северо-Западе, он встретил идею с энтузиазмом. Тогда же прозвучал вопрос, не согласится ли Евенко ее возглавить.

- Такой вопрос должно решать правление, - ответил он. - А вот идея создания кластера очень хороша, именно применительно к прибрежной деятельности. Не надо лезть в чужой огород - у рыбаков-океанистов свои задачи и отлаженные схемы. А мы призваны кормить население прибрежных зон. Но, учитывая социальную значимость и тот объем квот, что у нас есть, создавать новую организацию надо на базе Мурманской области, нашей ассоциации. У нас здесь есть инфраструктура и проверенные наработки.

- Мы подумаем, - заключили коллеги. - А пока пошлем к вам нашего юриста. Дайте, пожалуйста, для ознакомления ваш устав.

После наступления нового года соседи известили мурманчан о том, что решили создать новую структуру - Межрегиональную ассоциацию прибрежных рыбопромышленников Северного бассейна - все-таки на базе Карелии. По их логике, почему-то именно там, весьма далеко от Баренцева моря, где прибрежники ведут основной промысел, должен базироваться кластер, куда войдут предприятия Мурманской и Архангельской областей, а также Ненецкого автономного округа.

Охлажденка или заморозка?

Тут уместно напомнить: ассоциация, которой руководит Евенко, существует с 2000 года. За это время мурманчане сделали немало, в том числе и для соседних прибрежников. К примеру, в десять раз выросла квота на добычу трески и пикши, а значит, и доли карельских, архангельских и ненецких рыбаков. И наша ассоциация добивалась этого не один год. Наравне с решением многих других вопросов. К примеру, такого, как промысел трески за 12-мильной зоной, запрет на что сильно сдерживал рыбалку. Поскольку квот прибрежникам все равно недостаточно, правление мурманской ассоциации приложило немало усилий, чтобы получить нераспределенные остатки ресурсов «третьих стран». Настойчивость в этом деле при поддержке регионального правительства увенчалась успехом: наши прибрежники, как и компании всего Северного бассейна, получили совсем не лишнюю добавку квот на треску и пикшу. Кстати, это подвигло ряд наиболее дальновидных и на деле болеющих за регион добытчиков переоборудовать некоторые свои суда под свежьевые.

- Это очень важно - чтобы рыбаки кормили соотечественников не перемороженной, а именно свежеохлажденной рыбой, - подчеркивает Анатолий Евенко. - Ведь речь тут идет о здоровье людей.

- И все-таки в чем причина расхождения взглядов с соседями? - спрашиваю у него. - Почему они не пожелали объединиться, а напротив, приглашают отдельных, наиболее успешных мурманских прибрежников вступить в их ассоциацию? Структуру новую, по сути пока ничем себя не зарекомендовавшую?

- Думаю, дело в поправке к закону о рыболовстве, которая вышла прошлым летом. Она позволила прибрежникам самим выбирать направление деятельности - везти свежеохлажденную рыбу в Мурманск (до своих регионов соседи ее просто не довезут) либо морозить улов. На эту поправку иные предприниматели среагировали сразу. Например, директор компании «Ягры» из Северодвинска Александр Антипин на видеоконференции с заместителем главы Росрыболовства Василием Соколовым так и заявил: «Архангельская область свежеохлажденкой заниматься не будет!» С одной стороны, позиция понятная. Ведь для предпринимателя свежеохлажденная рыба - это, если честно, головная боль. Сроки ее хранения по санитарным правилам очень ограничены, а значит, надо быстро доставить улов на берег, пройти все портовые и санитарные формальности, оперативно найти покупателя, чтобы реализовать улов... А замороженную продукцию можно годами держать в холодильнике в ожидании выгодной цены. И как бизнесменов их понять можно: выгода прежде всего. Но ведь совсем не зря правительство страны и региональные власти прошлой осенью перед нами поставили задачу накормить соотечественников именно охлажденной рыбой. То есть свежей - только что из трала. Не перемороженным вьетнамским пангасиусом, выращенным в искусственных прудах в воде из не самой прозрачной реки Меконг, а нашими экологически чистыми треской и пикшей, нагулявшими вес в чистом холодном Баренцевом море. И тогда же президент дал установку: перейти наконец от модели экспортного придатка к инновационному развитию отрасли. А еще дал поручение подготовить программу, в рамках которой просматривается задача не только кормить население качественной рыбой, но и повернуть рыбные потоки в Россию.

- Но ведь вообще без экспорта рыбы не обойтись.

- Экспорт тоже нужен, - согласился Анатолий Евенко.- И будь я предпринимателем, тоже бы вез рыбу прежде всего туда, где выгодно, удобно, и заходы не обременены, как у нас, утомительными формальностями. Но наше-то население потом получает переработанное сырье, и добавленная стоимость остается там - за границей. Не зря, видя такой непорядок, Владимир Владимирович Путин подчеркнул - пора везти рыбу сюда, оставлять добавочную стоимость дома, а населению давать качественный продукт. А еще во главу угла ставить береговую переработку. Загрузить рыбой в первую очередь наши перерабатывающие предприятия.

По словам Евенко, все 30 судов ассоциации прибрежников морозильных мощностей не имеют и уже потому везут рыбу в мурманские портовые терминалы. Поймали, обезглавили, ошкерили, пересыпали льдом - и сразу домой: время не ждет!

- Сейчас же, когда разрешена заморозка, руководители ряда предприятий наверняка решат: зачем нам морока, если можно морозить и обрабатывать? Я направлял предупреждение в «Росрыболовство» на этот счет, но поправка была принята, и тут же оказались практически обескровлены наши рыбоперерабатывающие фабрики. К примеру, в Териберке ООО «Си-Фуд-Рус», куда поставляли свежье не только мурманчане, но прежде и карельские, и архангельские рыбаки.

В поисках здравого смысла

- Позиция губернатора Мурманской области и комитета рыбохозяйственного комплекса в отношении прибрежной деятельности такова: прежде всего надо загружать береговые предприятия свежеохлажденной рыбой, - говорит Евенко. - У соседей иная - заморозить улов, доставить в холодильник, быстро и без проблем получить деньги. И, на мой взгляд, пусть предприниматель выбирает деятельность такую, какая ему выгодна. Но зеленую улицу надо дать именно охлажденке. Здесь наши интересы не стыкуются.

...Сейчас у карельских рыбаков идет подготовительная работа. Они собирают подписи в поддержку новой организации, проводят совещания, куда приглашают представителей наиболее значимых мурманских фирм прибрежников. Правда, пока наши рыбаки уверяют, что менять свою ассоциацию на чужую они не собираются. Хотя, конечно, работать с заморозкой, повторюсь, гораздо проще и выгоднее, нежели со свежьем. И оттого велик соблазн.

Слушаю Анатолия Евенко и вспоминаю: с какими трудностями столкнулись наши прибрежники несколько лет назад, когда пробивали саму идею возить в Мурманск с промысла охлажденную рыбу. Как стращали тогда их и все население ветеринары - мол, в ней куча гельминтов и прочих гадостей. А вдруг люди вздумают сырую треску есть? Препоны ставили и представители других ведомств, в том числе силовых. Помню, один из тогдашних замов губернатора, проводя совещание с государевыми людьми, как-то от души воскликнул: «Мужики! Ну так свежей рыбки хочется!»

В том, что сегодня мы покупаем в магазинах свежую, из трала рыбу - прямая заслуга ассоциации мурманских прибрежников. Результат ее настойчивости, весьма серьезной и сложной работы.

Так неужели опять добытчики вернутся к тотальной заморозке своих уловов? И мы, живя у самого моря, будем класть на сковородку треску из портового холодильника, пойманную несколько лет назад?

Нина АНТОНЯН.