Почему свежеиспеченные штурманы и механики не особенно рвутся в море? И как помочь им обрести себя в рыбацкой профессии? На все эти вопросы отвечает председатель правления Союза рыбопромышленников Севера Владимир ГРИГОРЬЕВ.

Большая зарплата, высокий престиж

- Владимир Юрьевич, после слияния морского колледжа имени Месяцева с МГТУ все морские специальности в столице Заполярья можно получить в одном месте - начиная от колледжа и заканчивая университетом. Скажите, рыбопромышленники как работодатели поддерживают контакты с вузом?

- Конечно. Мы ведем переговоры с руководством, чтобы не ждать, кого нам пришлют, а непосредственно участвовать в подготовке кадров.

- А выпускниками довольны?

- Проблема сегодня в том, что у нас их нет… Напомню, что в Морской академии все места бюджетные. Получается, государство берет на себя подготовку специалистов, оплачивает обучение, но, получив диплом, выпускник в отрасль не идет.

- Почему?

- Упал престиж.

- Престижны те, где достойно платят. А как у вас?

- Мне трудно судить о других отраслях. Знаю, что когда президент страны Владимир Путин был у шахтеров, то выяснил, что там зарплата 45 тысяч в месяц и они этим гордятся. У нас зарплата у рядового матроса порядка 100-120 тысяч в месяц.

- Неплохо!

- Но есть и проблемы. Молодежи мало! Но даже те, кто обучается в мореходке, они же выходят без рабочего диплома. Чтобы его получить, мало диплома о прослушанном курсе лекций, необходимо наплавать морской ценз. И это не чья-то прихоть. У выпускника, ступившего на трап судна (если говорить, к примеру, о судоводителях), должен быть диплом вахтенного штурмана. Когда мы выпускались, то такой ценз имели. Сразу после 1-го курса и до 6-го ежегодно проходили многомесячные практики. Порой по полгода, смотря сколько длился рейс. А начинали, конечно, с легендарного барка «Седов».

- А сегодняшние курсанты проходят практику на судах?

- Нет, и это большое упущение. Я считаю потому, что у нас сильно отстает воспитательный момент. Вспомните, кем раньше хотели быть мальчишки? Моряками, летчиками, офицерами. А какие конкурсы в эти учебные заведения были! Сейчас же идут в торговлю или в юристы. Последних столько, что можно подумать, что все мы только и делаем, что непрерывно судимся.

- А как можно переломить ситуацию?

- С одной стороны, нам как производственникам интереснее брать уже готовых специалистов, но с другой - мы видим реалии. Флотские кадры стареют, надо думать об их смене. Не наше дело диктовать, что делать Министерству образования, как им менять программу. Мы сами провели несколько совещаний в Союзе рыбопромышленников Севера с руководителями предприятий, выработали общую позицию. Конечно, какое-то время мы потеряли, запустили ситуацию с подготовкой кадров, все ждали, что к нам кто-то придет. А зря. Надо еще со школы готовить молодежь к работе в нашей отрасли. Рассказывать, объяснять, что мы делаем, как и что у нас происходит, меняется.

Морякам нынче 40-60. А надо - 25-45

- Сегодня рыболовецкие суда просто несравнимы с траулерами советских времен, - продолжил беседу Владимир Юрьевич. - Они напичканы электроникой, автоматикой, высокотехнологичным оборудованием. И эксплуатировать их под силу лишь высококлассным специалистам. Если раньше рыбакам, чтобы выбрать квоту, нужно было 200 судов, то сейчас 60. Понятно, что основной состав моряков - в возрасте 40-60 лет. А надо, чтоб он был 25-45. Ну до 50, раз уж государство ввело в свое время для моряков льготную пенсию с этого возраста. Чтоб старший возраст комсостава был не 60 лет, как сейчас, а до 50. А дальше, если здоровье позволяет, - ходи. Но кто тебя сменит - большая проблема. Мы встречались с ректором МГТУ и обсуждали этот вопрос. И решили, что разработаем свою программу, а также соглашение об участии рыбаков в подготовке специалистов. И конечно, подпишем его после предварительного обсуждения.

- Что предложите Морской академии МГТУ?

- Во-первых, мы готовы организовать плавательскую практику. Забрать всех курсантов. которые в ней нуждаются, согласуя с учебным процессом, разумеется. Считаю, что обязательно должен быть парусник «Седов» - это и мечта, и наука. Ну а затем мы готовы выделять конкретных специалистов, которые на судне будут отвечать за курсантов, что пойдут в рейс матросами, мотористами, электриками. Ну а в рейсе, если появилась свободная минута (во время перехода, к примеру), значит, будущих судоводителей надо ставить на руль, на мостик. Чтобы знали, как работают штурманы, постигали тонкости аппаратуры. Оборудование на судах более современное, чем то, на котором они обучаются в университете, вуз вряд ли может закупить себе, к примеру, поисковые новинки. Возможность выбора у курсантов будет. Современные иномарки сегодня имеются в любой рыбодобывающей компании, флоты очень активно модернизируются. Тот же «Робинзон», где сейчас работают на «Пулковских меридианах», скоро заканчивает строительство огромного суперсовременного судна. Оно уже в этом году выйдет на промысел, и, думаю, моряки будут в очередь становиться, чтобы на него попасть.

- Итак, вы дадите возможность практики. А что потом?

- Дальше собираемся распределить курсантов по конкретным судам. Если они произведут хорошее впечатление, то закрепим их за компаниями, и они, работая в одних и тех же экипажах, по окончании вуза смогут остаться. Мы будем их держать в поле зрения весь период обучения. Кстати, мы раньше в колледже имени Месяцева лучшим курсантам с судомеханического факультета платили повышенную стипендию. Собираемся эту практику продолжать и впредь, а также будем вводить именные стипендии.

И еще. Мы хотим наладить связь с лучшими капитанами, механиками, технологами, чтобы они приходили к курсантам и конкретно объясняли им все, что интересует, рассказывали, отвечали на вопросы. Немаловажно, что у ребят есть возможность работать на высокотехнологичном уровне. Если учесть, что более 30 процентов продукции, которая выпускается на наших судах, - это продукт высокой переработки, не просто филе, но еще и нарезано порционно - можно сразу в сковороду, то поучиться курсантам действительно есть чему. Ведь речь идет о полной сертификации от района промысла до потребителя, которая подтверждает, что у нас продукция самого высокого качества на уровне мировых стандартов.

Шведский стол и баня по-черному

- О зарплате и специфике работы вы рассказали. А условия труда?

- Я руковожу компанией, в которую входят четыре предприятия. У нас восемь судов - и все иномарки, шесть из них филетировщики. Условия для экипажей прекрасные. Если раньше в каютах ютились по 4-6 матросов, то сейчас каюта на двух человек, причем в каждой свой санузел. И селят, как правило, людей, которые работают в разных вахтах, то есть ощущение, что ты живешь в одноместной каюте. Вопросы питания мы сняли давно, введена система шведского стола.

И эта забота о людях тоже часть престижа профессии.

...Конечно, непросто из сегодняшнего, не вылезающего из компьютерных игр подростка вылепить, а вернее выковать, будущего морского волка. Нынешнего избалованного ребенка, не привыкшего по большому счету ни за что отвечать, сложно представить на казарменном режиме, как жили курсанты МВИМУ времен учебы Владимира Григорьева. Или в двухмесячном лагере на побережье Тюва-губы, где, по его словам, из щенков делали капитанов. В этом заброшенном поселке на выходе из Кольского залива была когда-то рыбацкая фактория. И вот они, эти мальчишки, которым только что выдали курсантскую форму, там с 1 сентября не просто выживали, но учились. Сами топили печку, сами готовили, умывались, стирали в обжигающей стужей воде речки, текущей с ледника, мылись в бане по-черному. С утра зарядка, военный режим, строевая подготовка, выход в залив на ялах, гребля до кровавых мозолей на руках. Это - с 1 сентября и на два месяца. И никто не сбегал. Во-первых, в сопки не убежишь, а, во-вторых, делом чести было не только выжить, но и стать там первым. И никакой дедовщины, руководили лагерем военно-морские офицеры. Параллельно с этим к ним приезжали преподаватели и в плохо протопленном клубе читали лекции. Сохранилось ощущение лютого холода и сумасшедшего энтузиазма, азарта какого-то.

- Вы тогда не разочаровались? - спрашиваю Григорьева.

- 525 человек нас там было. А когда пребывание в лагере закончилось, в Тюва-губу подошел большой десантный корабль, мы два часа шли по заливу, а в рыбном порту нас встречали с оркестром! Знамена, поздравления, выступление ректора - все очень торжественно.

А через несколько дней их посвящали в курсанты.

Сейчас в МГТУ такие выезды не практикуются. А жаль. Возродить бы их - многим «компьютерным» мальчишкам пошло бы на пользу. Но, возможно, и это впереди.

Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Нина АНТОНЯН