В региональном комитете рыбохозяйственного комплекса состоялось совещание, участники которого стремились выработать позицию, которая защитила бы интересы как рыбаков, так и региона.

«Рыбу - стране, деньги - жене, сам - носом к волне», - гласит старое присловье. Но в нынешней ситуации, похоже, этого недостаточно. После совещания по вопросам рыболовства в Магадане, которое не так давно провел председатель правительства РФ Дмитрий Медведев, от рыбаков требуют не только эффективно работать, но и активно участвовать в социальной политике своих регионов.

Взамен им обещаны «длинные» квоты, то есть наделение рыбными ресурсами на более долгий срок. Сейчас он составляет 10 лет, и действует нынешний порядок до 2018 года, а что будет дальше, пока загадка. Поэтому квоты на 20 лет, о которых говорилось, позволят сделать многое, и в первую очередь - активизировать обновление флотов. А это очень важно.

- Дело в том, что сейчас ставки кредитов на модернизацию и строительство промысловых судов довольно высокие, - отметил председатель координационного совета ассоциаций, объединений и предприятий Северного бассейна Вячеслав Зиланов. - И для их окупаемости, особенно если речь идет о компании, которая занимается промыслом пелагических видов рыб, теперь требуется не 10, как раньше, а в среднем 12-13 лет. В свою очередь, местные органы власти в принципиальном плане поддерживают рыбаков, однако у них тоже есть желание получить от нас дополнительный вклад. В ту же социальную политику, к примеру. Хотя налоги мы платим, правила рыболовства выполняем, необходимую норму занятости рабочих мест обеспечиваем, зарплата у рыбаков выше средней по промышленности в регионе. Так что считаем, что в целом свои социальные обязательства выполняем.

И все-таки, что еще заполярные рыбопромышленники могут сделать для своего края? Работают они нынче хорошо: по итогам за прошлый год Мурманская область заняла первое место среди всех регионов РФ по объему отгруженной продукции по виду деятельности «Рыболовство и рыбоводство». А кроме непосредственно уловов каждый рыбак обеспечивает работу 7-8 человек на берегу (в рыбопереработке, судоремонте, порту, контролирующих структурах). Особенно важны поставки прибрежного флота для нужд заполярной переработки. А океанисты еще поставляют рыбу и на экспорт. Но тому есть веские причины.

- Мы согласны везти сюда для мурманской торговли и рыбопереработки большую часть уловов, - отметил генеральный директор Союза рыбопромышленников Севера Василий Никитин. - Но главный вопрос - насколько это необходимо? Рыбопромышленники хотят иметь гарантии, что и торговле, и рыбопереработке нужны эти 60 тысяч тонн трески, которые мы способны ежегодно доставить в Мурманск, что не останемся с этой рыбой стоять у причала. Ведь значительная часть трески и пикши поставляется из Мурманска на экспорт, так как не востребована на внутреннем рынке. Это же касается филе и других видов уже обработанной рыбы.

В общем, мурманские рыбаки не отказываются внести дополнительную лепту в социально-экономическое развитие родного региона. Но взамен хотят получить нормальные условия обработки судов в порту, а также надеются, что контроль со стороны осуществляющих его структур будет не сложнее, чем в мировой практике рыболовства. Их просьбы к властям страны сводятся практически к одному: решить наконец застарелые проблемы, которые превратились в путы на ногах.

В первую очередь это касалось так называемых незаходных судов, то есть построенных или модернизированных за границей. Сегодня их у нас около семидесяти. Их владельцы не могут привести к родному причалу даже самый современный и высокопроизводительный такой корабль без того, чтобы не заплатить разорительные для компании деньги - 23 процента от стоимости судна таможенной пошлины плюс НДС. А ведь, как упомянул Вячеслав Зиланов, по последним данным Счетной палаты, отмена подобных выплат принесет российской экономике в год более 9,5 миллиарда рублей.

Другая давняя проблема - вывоз рыбопродукции из района промысла в зоне Шпицбергена. Рыбаки затрачивают двое суток на переход из порта в район архипелага и столько же обратно. Подсчеты показывают, что на это ежегодно тратится около пяти миллиардов рублей. И все эти деньги ложатся на себестоимость продукции.

На совещании было упомянуто о многом. В том числе - о недавнем сюрпризе таможенников. С 1 июня наши рыбаки, как напомнил Василий Никитин, выходя из родного порта, вынуждены декларировать в режиме экспорта... тару для рыбы, которую берут на борт, выходя на промысел. А ввозя ее же назад, опять декларируют, но уже в режиме иностранного товара. В чем смысл?.. Но все обращения в высокие инстанции по этому поводу пока эффекта не дали.

Впрочем, большинство проблем, которые подняли рыбаки на совещании, далеко не новы. Но ведь они не решаются. Более того, в высоких коридорах то и дело появляются желающие стряхнуть пыль со старых, опробованных и отвергнутых за негодностью инициатив, возродить их в новом обличье. Взять хотя бы те же рыбные аукционы, на возвращении которых продолжает настаивать ФАС, рекомендуя пересмотреть и модернизировать исторический принцип распределения долей квот.

- Как услышишь слово «модернизация», так сиди и бойся - с какой стороны торпеда прилетит, - так выразил свое мнение председатель правления СРпС Владимир Григорьев. - По-видимому, в ФАС считают, что распределение долей квот на основе статистики, то есть исторический принцип, исключает развитие конкуренции. По их мнению, у рыбаков таким образом создается какой-то чуть ли не «закрытый» клуб. Но ведь это не так. На самом деле рыбаки на протяжении длительного периода в отдаленных районах за свой счет добывали рыбу и создавали ту самую статистику, на которую теперь и опираются. И, к сожалению, некоторые наши проблемы приходят с Дальнего Востока. Там практически вся рыбалка ведется в российской экономической зоне. И пытаясь зарегулировать правилами основной промысловый район, столичные власти опираются именно на дальневосточную специфику. А отголоски рикошетом бьют по нашей - мурманской - рыбацкой практике. Бывает зачастую так, что их проблема нас никак не касается, а закон принимается по всей России. Нужен более гибкий подход к принятию нормативных актов.

Итак, рыбаки настаивают на 20-летних квотах. А Минсельхоз требует ответных социальных обязательств. Как же найти ту золотую середину, которая устраивала бы и федеральные, и региональные органы власти, и рыбацкое сообщество?

По мнению председателя областного комитета рыбохозяйственного комплекса Олега Заболотского, рыбодобывающие предприятия должны экономически грамотно обосновать долгосрочность распределения долей и пролонгацию квот до 20 лет. Но одновременно необходимо обозначить и ту социальную нагрузку, которую обязуются нести и добытчики, и переработчики даров моря.

Обсуждение длилось долго и шло достаточно продуктивно. Не раз прозвучала на совещании информация о том, что Минсельхоз сейчас обдумывает варианты возможных обременений для предприятий - держателей квот, опять же в расчете на их обязательства по социальной поддержке регионов. Рыбаки, впрочем, готовы всемерно поддержать родной регион, но и в убытке оказаться не хочется. Точки зрения на совещании были высказаны самые разные, но общая составляющая такова: нужна единая позиция, которая бы учитывала интересы и предприятий отрасли, и региона в целом. Наиболее существенные предложения будут детализированы, сформулированы и направлены в Минсельхоз РФ и Росрыболовство.

И конечно, журналисты не смогли не задать вопрос профессору Вячеславу Зиланову, коснутся ли, на его взгляд, санкции, которые объявил в отношении России Евросоюз, рыбной отрасли?

- Любые санкции должны прежде всего иметь под собой международное обоснование, - ответил Вячеслав Константинович. - Те же, которые сейчас примеряются к России, не опираются на международные нормы. Пока это - «хотелки» с позиций сильного. Но не всегда тот, кто считает себя сильным, оказывается в выигрыше. Конечно, мы не ожидаем каких-то специальных санкций в отношении рыбаков и рыбной промышленности, поскольку все мы взаимосвязаны. И если будут применены какие-то меры по отношению к нашему рыболовству, они неминуемо скажутся и на соседях. И еще. Мы считаем, что если в годы холодной войны санкции в отношении рыбацкой отрасли не применялись, то и сейчас обойдется без них.

Фото: Лев Федосеев
Нина АНТОНЯН.