Известно, что рыба гниет с головы. Причем не только в переносном смысле. И поэтому, выловив ее, рыбаки стараются как минимум вырезать жабры, да и вообще выпотрошить - избавиться от внутренностей, чтобы благополучно довезти до дома.

Так было и вчера, и сотни лет назад - и на речной рыбалке, и на морском промысле.

У нас на Севере из той же Териберки выходят рыбаки на лодках или катерах-ярусоловах в море, закидывают снасти, вытаскивают рыбу и тут же ее шкерят. Как правило, головы, кишки и даже тресковая печень летят за борт - на корм чайкам или крабам. Возможно, это не слишком экологично, и норвежцы, к примеру, строго запрещают выбрасывать биологические отходы в море. Хотя, вроде, какую опасность они могут представлять экологии? Мириады обитателей океана ежедневно заканчивают свой жизненный цикл, становясь закуской для старших по званию в пищевой цепочке, - и природа даже не морщится, для нее все в порядке вещей... Но такой в Норвегии закон.

В общем, это было всегда - поморы, поймав рыбу, разделывали ее в море. И претензий к ним ни у кого не было. И вдруг ни с того ни с сего всполошились, нет, даже не экологи, не ветеринары - пограничники.

Несколько дней назад пограничное управление ФСБ России по Западному арктическому району уведомило мурманских рыбаков, что «в режиме прибрежного рыболовства любые операции с уловом, включая потрошение и обезглавливание рыбы, противоречат законодательству». Обработанный улов стражи границы сочли «продукцией, готовой к употреблению».

Пожалуй, стороннему человеку это покажется очень странным. Ведь мы полагаем, что дело пограничников - ловить шпионов, нарушителей границы, а не следить за рыбаками. Но так уж сложилось, и эти полномочия взвалили на них. Понятно - служба есть служба.

Но кому и с какого, простите, перепугу в голову пришла мысль запретить шкерить рыбу? Почему раньше это было можно (и нужно!), никто даже не заикался о нарушении каких-то законов, а тут вдруг стало нельзя? Умом такое не понять, аршином общим не измерить...

Пограничники считают, что, потроша улов, рыбаки проводят на борту его первичную переработку. Это якобы нарушает статью 8.17 КоАП, хотя в ней нет ни слова про «шкерить нельзя». А вот санкции там значатся: для граждан - штраф от одной второй до одного размера стоимости вылова с конфискацией судна и орудий лова, для юридических лиц - до трех размеров улова.

Но можно ли выполнить это требование?

- Конечно, нет! - руководитель Ассоциации прибрежных рыбопромышленников и фермерских хозяйств Мурмана Анатолий Евенко не скрывает своих эмоций по поводу позиции пограничников. - Технический регламент предписывает нам пойманную свежую рыбу тут же обескровить, выпотрошить. Если мы ее не обработаем в море, она просто протухнет. А у нас, у прибрежников, в среднем рейсооборот составляет 7-10 суток. Суть проблемы заключается в отсутствии в законе о рыболовстве законодательного разграничения понятий «обработка» или «обработанные водные биоресурсы» и «производство продукции из водных биоресурсов».

Свои опасения по поводу требований погранслужбы высказала и другая организация - Союз рыбопромышленников Севера, в которую входит более 50 компаний малого и среднего бизнеса. Союз также направил письмо в адрес министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева. В нем говорится о необходимости как можно скорее разрешить сложившееся непонимание между рыбаками и пограничниками - разъяснить позицию Минсельхоза в части возможности обработки морских биоресурсов при осуществлении прибрежного рыболовства и довести ее до Погрануправления РФ.

Реакция федерального Минсельхоза не заставила себя долго ждать.

Глава Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков уточнил, что конфликт связан с человеческим фактором: стремление погрануправления запретить любую обработку уловов не отвечает целям прибрежного рыболовства.

- Всегда все зависит от людей, которые приходят и начинают по-своему трактовать законодательство. Может быть, где-то они правы с точки зрения буквы закона, но совершенно не правы с точки зрения духа тех постановлений, которые писались. Ведь до прихода этих руководителей погрануправлений у нас, слава богу, этой проблемы не существовало, - заявил главный рыбак страны агентству Fishnews.

Росрыболовство уже обратилось в центральный аппарат пограничной службы, предложив ее сотрудникам учитывать позицию агентства.

- Надеюсь, что коллеги нас услышат. Но, несмотря на это, все равно, чтобы не въедались в запятые и в неправильно, может, где-то расставленные скобки, мы будем уточняющие корректировки вносить, - сказал Илья Шестаков.

Сложившаяся ситуация обсуждалась во вторник на встрече губернатора с ведущими рыбопромышленниками региона.

- В Мурманской области прибрежное рыболовство в последние годы набирало обороты - именно прибрежные рыболовы поставляют охлажденную рыбу на береговые рыбофабрики и в магазины. Федеральное законодательство не предусматривает возможность завоза готовой продукции, это значит, что нельзя ее обезглавливать и потрошить. Но формально эти нормы в законе 166-ФЗ четко не прописаны. Также в законе не сказано, что какая-то первичная переработка допустима, но логически и технологически непотрошеная треска сюда просто не доедет. Поэтому норму надо предусмотреть в законе, сделать так, чтобы не было разночтений, - сказал заместитель губернатора Мурманской области Дмитрий Филиппов. - Мы договорились в том числе с погрануправлением, что начнем прорабатывать эти механизмы, а до этого обойдемся разъяснениями.

Но чтобы внести хоть какие изменения в федеральное законодательство, даже точку и запятую переставить, - нужно время. А рыбалка не ждет. Уже 1 сентября началась заявочная кампания на квоты. Она продлится до 20 сентября. И не исключено, что, если не будет принято разумное решение, прибрежники просто станут отказываться от квот - к чему рисковать! А это может привести к остановке прибрежного промысла, разорению предприятий и прекращению поставок охлажденной рыбной продукции на местный рынок. Кому от этого станет лучше?