Необычайно обаятельная и женственная актриса хорошо известна зрителям по роли заведующей детским стационаром в сериале «Подкидыши» на канале «Dомашний». Ее героиня искренне переживает за судьбу каждого ребенка, оставленного в беби-боксе, иначе называемом «окном жизни» - специально оборудованном месте для анонимного отказа от новорожденных при медицинском учреждении.

В ожидании продолжения проекта мы поговорили с Екатериной о ее отношении к беби-боксам, приемным детям и трудностям материнства.

- Екатерина, что для вашей героини, врача Веры Соколовой, является самым главным в профессии? Почему она решила заниматься настолько сложной проблемой?

- По характеру моя героиня - борец. Она всегда сражается за жизнь в любом ее проявлении. В стационаре она борется за каждую новую жизнь, за будущее и здоровье совсем еще крошечных детей. Причем она не только всячески пытается их спасти, но и наладить мосты между матерью и ребенком. Это очень важный момент. И моя героиня делает это, скорее, не продуманно, не по какому-то расчету, а интуитивно, по внутреннему побуждению.

- В чем, на ваш взгляд, основная мысль «Подкидышей»?

- Когда мы только начинали работать над первым сезоном, я не до конца понимала, что собой представляет «окно жизни». Ведь беби-боксов у нас в стране в принципе немного. А после того, как мы закончили съемки первой части, пошли разговоры о том, что их вообще нужно закрыть. Я тогда очень сильно расстроилась. В лице своей героини я их столько отстаивала, что и сама успела проникнуться идеей их важности. К тому же я много общалась с педиатрами, которые также всячески поддерживают идею беби-боксов и говорят об их необходимости.

- У первого сезона «Подкидышей», насколько я знаю, были очень хорошие рейтинги. Чем, на ваш взгляд, вызван такой высокий зрительский интерес?

- Если говорить об интересе со стороны зрителей, то надо сказать, что сериал очень жизненный, он затрагивает глубокие чувства и поднимает острые вопросы. Я, например, много разговаривала с людьми, которые сталкиваются с проблемами усыновления или долго не могут родить сами. Они даже благодарили меня за то, что в нашем сериале так честно показано, как непросто бывает решать вопросы с органами опеки. Вы ведь не можете просто прийти и сказать: «Я хочу взять ребенка!» Здесь есть очень много сложностей. А если вы еще и одиноки, то это в разы труднее.

- Какие изменения произойдут в жизни вашей героини во втором сезоне?

- Вера в новых сериях предстанет перед зрителем объемнее, не только как профессиональный врач, и мне, как актрисе, это очень интересно. Много событий произойдет в личной жизни Соколовой. Она теперь мама. Но при этом проблемы перинатального центра никуда не денутся - Вера продолжит ответственно им заниматься… В общем, будет много новых интересных историй и неожиданных поворотов в судьбах героев.

- А вы сами, вслед за вашей героиней, почему так ратуете за беби-боксы?

- Я считаю, что они должны быть в каждом городе. Ведь у нас есть современная статистика по числу брошенных детей - и она, увы, печальна...

- Но и раньше такое было…

- Да, только детей приносили к порогам храмов или подкидывали богатым семьям… Конечно, лучше, чтобы такого вообще не было. И все мы это прекрасно понимаем. Но жизнь у всех разная. И сейчас бывает, что женщина рожает и просто теряется, не знает, что ей дальше делать с ребенком, как и на что его растить… И кое-кто в отчаянии решается на самое страшное… Поэтому хочется, чтобы обязательно был выбор. Пусть лучше существуют беби-боксы, тогда ребенок не будет брошен в лесу или на улице, где он может погибнуть или заболеть и стать инвалидом на всю жизнь. Любой запрет провоцирует худшие последствия. В любом случае каждый человек сам отвечает за свои поступки и принятые решения.

- Ваша героиня в сериале долго не могла родить ребенка... Вам близки ее переживания?

- Я своего первого ребенка родила в 19 лет. Сейчас старшему сыну Ивану - 21, младшему, Филиппу, - 16. А в нынешнее время многие девушки в этом возрасте больше думают о карьере, прогнозируют свою будущую жизнь. И это, конечно, мешает материнству.

- Но, если взять те пары, которые хотят детей, но по какой-то причине не могут…

- Ну да, ведь у людей бывают и физиологические особенности, и проблемы по здоровью.

- Кто-то в таких случаях смиряется, кто-то выбирает ЭКО, кто-то задумывается об усыновлении. Какой вариант, на ваш взгляд, самый правильный?

- Это личное дело каждого. Я знаю случаи, когда пары усыновляют ребенка, а потом у них еще и рождается свой. И это настоящее чудо! Думаю, что родители после усыновления даже психосоматически перестраиваются. Кстати, когда-то мой младший сын предлагал взять в нашу семью малыша. Говорил, что так мы и доброе дело сделаем, и у нас будет еще один ребенок. У нас как раз перед этим был разговор на тему усыновления.

- А как получилось, что вы с сыном стали беседовать на столь непростую тему?

- У нас есть знакомые, есть близкие друзья, которые десять лет назад занимались вопросами усыновления и удочерения, я переживала за них и рассказывала родным об этом благородном и отважном поступке. Мои дети очень прониклись этой идеей и задавали вопросы. Мои дети вообще очень сердобольные…Еще я на всю жизнь запомнила свое выступление в Гатчинском детском доме. Я была во втором классе, от музыкальной школы попросили сыграть для них на пианино. Меня пронзили глаза детей, которые смотрели на меня, домашнюю белокурую девочку с бантами. Все детки были острижены наголо и одеты в одинаковые фланелевые костюмы. Эта картинка до сих пор перед глазами: дети, у которых нет родителей, у которых нет своего «детского» пространства… Конечно, я все это рассказываю сыновьям. Считаю, что крайне важно воспитывать в детях сочувствие и понимание. Все это - вечные вопросы совести…

- И что вы тогда сказали сыну?

- Я объяснила ему, что в нашей стране чаще всего усыновляют детей старше трех лет, а новорожденных - намного реже... Но я очень осторожно подхожу к этому вопросу. Я очень ответственно отношусь к своим детям и понимаю, что с биологически неродным малышом это чувство только усилится: я должна буду его полюбить и отдать ему колоссальную часть себя. И тут встает очень серьезный вопрос: смогу ли я, справлюсь ли? Готова ли я к этому? Нужно четко понимать, что ты сможешь вырастить этого ребенка, воспитать, полюбить, дать ему образование. Это же огромная жертвенность! Сейчас многие люди больше зациклены на себе - их поглощают самопиар, селфимания и транслирование своей жизни в социальных сетях… А ведь когда мы говорим о столь важных вещах и таких сильных поступках, как усыновление, то здесь в первую очередь нужно делиться, отдавать. Но для того, чтобы пойти на это, надо как минимум иметь стабильную жизнь, причем не только семейную. Актерам в этом плане сложно: мы и своих-то детей видим редко, чаще оставляя их на нянь или бабушек. Но многие западные актеры активно усыновляют детей. К счастью, и в нашей стране есть прекрасные примеры, только их крайне мало… Я преклоняюсь перед людьми, которые осознанно идут на такой ответственный шаг. Насколько добрым человеком нужно быть, чтобы пойти на такое!