Иван Охлобыстин всегда неповторим. Он постоянно меняется, у него нет двух похожих ролей и двух похожих мыслей. Он текуч, как время, и в этом времени органичен, как рыба в воде. Сказано, что во многой мудрости много печали. К Охлобыстину это, похоже, не относится. Гораздо чаще он радостен, энергичен, оптимистичен. И, конечно, интересен. Для одних - как доктор Быков из сериала «Интерны», для других - как консультант Фрейдин из «Метода Фрейда», для третьих… Впрочем, перечислять можно бесконечно. Не зря же он и актер, и сценарист, и режиссер, и писатель, и даже священник. На этот раз поводом для встречи стала новая книга Ивана Ивановича «Дом Солнца».

Хипповать не довелось

- Расскажите, пожалуйста, про вашу новую книгу. Как я понимаю, в нее входит повесть, по которой был написан сценарий к фильму «Дом Солнца», снятому Гариком Сукачевым десять лет назад. Почему только сейчас решили издать книгу?

- Инициатива исходила от моего друга: опубликовать те произведения, которые раньше не издавались. Честно говоря, я стесняюсь подавать голос в таком вопросе, поскольку это немного неэтично по отношению к самому себе. Но тут я воспользовался его предложением и согласился. Книга состоит из двух частей. Первая - «Дом Солнца» - как раз то, про что вы говорите. Был такой фильм, и это целая эпоха: Игорь Иванович Сукачев как режиссер, Даша Мороз на съемках картины...

А вторая часть - повесть, точнее - начало романа, эпической саги о Союзе советских эльфийских республик. Вот такая интрига. Повесть еще не закончена, она должна быть несколько масштабнее. Это может быть бесконечная история - целый мир.

- «Дом Солнца» - повесть о хиппи в СССР. Почему вам так интересна эта тема, вы были хиппи?

- Я не был хиппи, так как гораздо позднее родился. А вот Игорь Иванович Сукачев застал хиппи - он тогда уже был подростком, осознающим звеном. А я только из рассказов, из встреч уже со взрослыми хиппи знаю о них. Петр Мамонов, например, был хиппи, но по-своему. Он, скорее, не был в системе, потому что Мамонов - это особое культурное явление.

В целом с хиппи - отдельная история, довольно трагическая: к 80-му году их закрыли. Они существовали лет пять или шесть, и это была дружная коммуна, которая фантастическим образом впитала в себя все: от интеллектуальных соображений, вынесенных из высших учебных советских заведений, до каторжной романтики, плюс очень идеализированное представление о западной культуре.

- У главного героя - как в фильме, так и в книге - лозунг: «Занимайтесь любовью, а не войной». Вам это близко?

- Разумеется. Это должно быть близко любому здравомыслящему человеку. Это такой тезис априорный.

Когда все идеально

- Есть в жизни что-то, о чем вы жалеете?

- О многих вещах. Но я бы не стал что-то переделывать, потому что боюсь «эффекта бабочки» (Охлобыстин имеет в виду, что незначительное влияние на что-либо в жизни может иметь большие и непредсказуемые последствия в дальнейшем. - Прим. авт.). А сейчас у меня все идеально. Не из скромности, а будучи ближе к объективности: я достиг самого главного в жизни - это моя семья. Есть кто-то, кто меня любит, есть кто-то, кто похож на меня. Это чудо Божье! Все остальное не так важно.

- Чем вас радуют ваши дети?

- Тем, что каждый из них - личность, и я это понимаю.

- Один из издателей сказал, что вы бесконечно любите людей и способны прощать даже врагов. Действительно прощаете?

- Это был бы идеал… Это христианский идеал. Мне же пока не удалось достичь успеха на этом фронте, но я продолжаю бороться. Я бываю нетерпим, к сожалению. Но, думаю, это исправляемо временем и окружением.

- Кто, как вы думаете, герой нашего времени?

- Все по-разному бывает. Лично для меня в 80-е годы героями нашего времени были Олег Даль, Владимир Высоцкий и так далее… Чуть позже - Юрий Бутусов и Федор Чистяков в музыке, Михаил Елизаров - в писательстве. Если говорить о героях именно нашего времени, то сейчас все нормальные люди - герои нашего времени для меня.

В лес - за бутылками

- В прошлом году вы сказали, что у вас есть мечта - пойти с супругой в горы. Вы приблизились к ней?

- В горы мы пойдем, когда поймем, что пора уже ласты клеить! (Смеется.) Это будет какая-нибудь геологическая экспедиция, если будут деньги, чтобы наверняка нас донесли до пика. Но перед этим нам хотелось бы съездить в Португалию. Оксана посмотрела недавно публицистический фильм украинского производства про Азорские острова (автономный регион Португалии. - Прим. авт.). Так там красиво! Там скалы есть, а мы любим по ним лазить. Так что хочется чего-то такого.

- Если мы заговорили о природе и пейзажах, то задам вопрос и об экологии. Вы интересуетесь этой темой?

- Я дилетант в области экологии. Максимум, до чего внутренне вырос, так это то, что каждую весну мы с детьми на велосипедах выезжаем в соседний лес с мешками. Собираем бутылки, стаскиваем все в одно место, потом на машине вывозим на помойку. Таким образом отдаем дань природе. Вот на этом моя экологичность заканчивается.

Цыганский табор на дому

- В каких проектах мы увидим вас в ближайшее время?

- Начну с самого главного: я снялся в рекламе «Мирамистина». Там я сломал ребра, потому что упал! (Смеется.) Если быть точнее, то по сценарию я садился в кресло и промахнулся - и боком ударился о ручку кресла. И это, кажется, войдет в рекламный ролик.

Менее по значимости - это художественный фильм Миши Расходникова «Недетский дом», где я играю директора детского дома. Он пытается изменить что-то в жизни этого учреждения и его обитателей, потому что это ему очень близко, он чувствует глубокую ответственность за все. Сейчас как раз и идет работа над фильмом. Снимаем красиво, коллеги прекрасные, группа отличная, адекватные дети-актеры.

Следующим будет проект уже не в Москве… Все не могу рассказать, а только чуть-чуть. Я уеду в Геленджик. Это будет что-то типа «Форта Боярд». Мне уже сшили пурпурный, из парчи, пиджак, штаны такие же, обвязали золотыми цепями. Все это весит, как бронежилет, думаю, что на улице при этом будет градусов 35. Это 16 игровых площадок, это полтора месяца работы.

- Вы учились во ВГИКе на режиссерском факультете. Что он вам дал, что вы вынесли из учебы для себя?

- Он дал мне представление о работе и основные принципы, как достичь успеха. Я поступил в этот институт, потому что первое, что он делает, - дистанцирует тебя человеческого от тебя профессионального. Для меня всегда странен вопрос «Как вы вживаетесь в образ?». Я не знаю. Читаю сценарий и понимаю, каким примерно должен быть этот герой. Дальше выполняю предписание, как это передается через эмоции. В институте есть техника речи и так далее... Все это учит тебя изображать героя, это просто механика.

В литературе, кстати, несколько иная ситуация. Там ты - автор и творец. Ты можешь моделировать любую историю. Это бесконечно интересный мир. Я на самом деле изумлен, что мои произведения кому-то, кроме меня, могут быть интересны. Но если мне представилась такая возможность, то почему нет? Вдруг понравится людям, вдруг они думают так же, как и я? Я такое допускаю - верю в массовое бессознательное. Я верю даже в те мысли, даже самые дикие, которые транслирую, что сейчас вместе со мной верят в это же тысячи людей одновременно. Я не могу это придумать, я мог только извлечь из чего-то, а значит, это сделали и все остальные, а значит, есть что-то общее...

- Кстати, в связи с карантином пересмотрели ли вы какие-то взгляды на жизнь?

- Вы знаете, нет. Дело в том, что, в отличие от нормальных людей, которые имели возможность два месяца сидеть дома и в стену смотреть, у меня все съехались на одну территорию. У меня большая семья, и это внешне напоминало цыганский табор. Я ходил дома в строительных наушниках, занимался поиском публичного одиночества. У меня очень харизматичная семья, каждый - шумный. В общем, весело провел это время.