Исполнителя главной роли в сериале «Презумпция невиновности», который с успехом идет на Первом канале, телезрители давно знают по сериалам «Шеф», «Реализация», «Екатерина» и многим другим. Кирилл Рубцов, который служит сейчас в театре им. Вахтангова, к актерской профессии шел непрямым путем - сначала получил специальность фельдшера скорой помощи. И хотя в силу этого знает не понаслышке, насколько важно соблюдать все карантинные меры, жизнь в самоизоляции вспоминает, как страшный сон…

«Ему можно доверять»

- Кирилл, насколько я знаю, на роль адвоката Аврутина актера искали долго, но когда пришли на пробы вы, то сразу все вопросы отпали. Как сказал один из продюсеров фильма: «Герою в его исполнении точно можно доверять!» А чем вас зацепил этот персонаж?

- Во-первых, неоднозначностью. Он не ангел, который спасает заблудшие души, но и не «черный человек», который совершает ужасные вещи. В нем намешано все. Он просто человек. Да, может быть негодяем, но при этом спасает жизни других. Мне неважно, нравится человек или не нравится личностными качествами. Но если я знаю, что он совершает благородные дела, то он прекрасен! Борис Аврутин - скорее антигерой, отрицательный персонаж, но в итоге люди поймут, что он честнее и лучше тех, кто на первый взгляд кажется добрым и правильным.

- Пришлось какие-то фишки адвокатские подсматривать? Или ходить, например, на заседание суда, чтобы самому увидеть, как ведут себя адвокаты?

- Я смотрел фильмы про них. Но мне кажется, что адвокат - это почти актер, который устраивает в зале суда представление, разыгрывает шоу. А так как это сродни актерству, то мне это близко.

- Что было самым сложным в съемках?

- Эта роль сложная, эмоционально изматывающая. В начале фильма мой герой - холеный, ухоженный, богатый человек. А к финалу зрители увидят, что он даже внешне абсолютно меняется. Гримерам ничего для этого уже не пришлось делать, потому что к завершению съемок я действительно был измотан настолько, что и синяки, и мешки под глазами - это все было! (Смеется.) Съемки длились по 16 часов каждый день в течение шести месяцев. А так как это главная роль, то мне приходилось быть все время в кадре. И я просто измотался и морально, и физически. Это только кажется, что быть актером просто: приехал на площадку - и все. Нет, это сложная профессия! И если по-настоящему ей отдаешься, подключаешь психофизику, то на все это тратишь себя, все силы своего организма!

«Не мой темпоритм!»

- В каких проектах сейчас снимаетесь?

- В сериале «Шеф» для телеканала НТВ. Сняли четыре сезона, сейчас идет работа над пятым. Зрители его любят и каждый день спрашивают в соцсетях, когда же выйдет продолжение. И вот недавно внезапно позвонили, сказали, что запускаемся со съемками новых серий. Снимаем в Петербурге, и я сейчас в разъездах между Москвой и городом на Неве.

- При такой большой загруженности время на отдых остается?

- Очень люблю такой темпоритм, когда у меня мало времени на отдых. Он нужен, безусловно - например, раз в полгода неделю выхватить. Но мне нравится, когда все так бурно. Сегодня ты в Москве, завтра в Петербурге: съемки, потом спектакль... Это моя жизнь, я так привык и не хочу по-другому.

- Наверно, сложно было сидеть дома в период ограничений, когда актеры остались без работы?

- Страшное было время: я сначала впал в агрессию, потом в депрессию. Артисты пострадали очень сильно, и дай бог, чтобы театры скорее открылись. Очень этого жду. Даже гвозди, лежа в мешке, ржавеют - вот так же и артисты. Нам нельзя без тренинга, надо все время что-то делать.

- Но есть же еще и онлайн-постановки.

- Спектакль должен быть сыгран живьем. Он должен быть здесь и сейчас. Я за все время изоляции не посмотрел ни одного онлайн-спектакля, потому что для меня пропадает вся магия театра. Хотя в кино все иначе. Но это два разных вида искусства.

Кирилл Рубцов на съемках сериала «Презумпция невиновности».

- Чем же занимались во время самоизоляции?

- Сначала читал, смотрел кино. Потом понял, что все это дико надоело и больше так невозможно. Это просто не мой темпоритм! Очень тяжело сидеть на месте и заниматься чем-то одним - мне нужно движение. Единственное, я с огромным удовольствием принял участие в разработке одного бренда одежды. Он только развивается. Может, для этого мне и было дано это время, чтобы начать что-то новое в своей жизни, не касающееся театра и кино. И я хочу это развивать.

«Лучше этого не знать»

- Когда я готовилась к интервью, то смотрела вашу биографию и увидела, что вы хотели стать врачом. Это был зов души или шаг для продолжения династии? Ведь ваша мама врач.

- Я не сразу поступил в институт - не взяли меня после школы в театральный. И, чтобы не терять времени, действительно пошел по стопам мамы. Она сказала: «Когда поступишь в театральный, то перейдешь». Но решил доучиться в медицинском училище. По образованию я фельдшер скорой помощи. Потом поступил на первый курс в мединститут, но не доучился и пошел работать… В общем, разное было в жизни... Конечно, я изначально хотел быть артистом и через несколько лет все же поступил.

- И сразу в два театральных вуза!

- Да, в ГИТИС к Сергею Проханову и в «Щуку» к Владимиру Иванову. Остался в последней.

- Что в медицине вам нравилось?

- Мне была интересна анатомия человека, нервы, кости... Мне было несложно учиться: легко запоминал тексты, никогда не зубрил - в ночь перед экзаменом садился, все читал, вспоминал, потом шел и сдавал. Я, кстати, с красным дипломом окончил медучилище.

- Полученные знания помогают в жизни?

- Скорее мешают.

- Чем?

- Я стал более мнительным, так как знаю, какие симптомы какую болезнь могут обозначать, и сразу нахожу это у себя. Лучше этого не знать и просто жить...

Театр и замочная скважина

- В вашей фильмографии абсолютно разные роли. Каких персонажей вам интереснее играть? Может, ближе исторические личности?

- Один из моих педагогов в театральном училище, Юрий Михайлович Авшаров, говорил: «Всегда, когда приступаешь к новой роли, посмотри, не похожа ли она не предыдущую». Я понимаю, что для актера важно быть разным. Знаю артистов, которые тиражируют себя: они просто в разных фильмах говорят разный текст, и все. А мне интересно, чтобы персонажи отличались по многим параметрам, чтобы я сам видел эту разницу. Что касается исторических героев, то такие роли интересны любому актеру. Это другая эпоха, в которую можно перенестись и почувствовать, как тогда было. Но все же дело больше, как мне кажется, в режиссере, за которым захочется пойти. Есть режиссеры, с которыми ты понимаешь, что это будет круто и интересно, настоящее большое путешествие. И неважно, сейчас это происходит, в наше время, или в прошлом. Главное, чтобы прежде всего сложились отношения с режиссером.

- Как вы считаете: личная жизнь должна быть скрыта от посторонних глаз, даже если у вас публичная профессия?

- Я, может быть, так воспитан, но мне абсолютно неинтересно, кто с кем живет. У меня много друзей, приятелей в актерской профессии, но я не знаю, кто чей муж или жена. Это абсолютно неважно - важно, что могут эти люди. Важно то, что я вижу на сцене, на экране. Мне кажется, что надо жить свою жизнь, а не чужую. Лучше подглядывать в замочную скважину на спектакле. Приходите - и будет полное ощущение, что вы подглядываете за чьей-то жизнью!