Ольга и Александр Эбисс - не совсем обычная пара. То, чем увлекаются молодые люди, порой приводит обычных горожан в недоумение. Однако каждый из них имеет своих поклонников. Ольга занимается бодимодификацией, а Александр - татуировкой.

Алекс родом из Краснодара, побывал в Ставропольском крае, затем приехал в Санкт-Петербург. Хотя по специальности он электромонтажник, но работал в разных отраслях, а по совместительству занимался татуировкой. В Питере-то и познакомился с Ольгой.

- Первую татуировку сделал в 12 лет, сейчас мне 25, - поделился Александр Эбисс.

- А я начала заниматься пирсингом еще школьницей, - сказала Ольга, которой недавно исполнился двадцать один год. - На основе увлечений мы и начали общаться. Сама я из Мурманска, вот и пригласила Сашу в заполярную столицу. Здесь мы и поженились. Но часто ездим в Питер, где местные мастера помогают нам совершенствоваться в своем деле и обретать новые навыки. Нам даже предлагали там остаться, но север как-то ближе.

- Почему вы увлеклись пирсингом?

- Во-первых, это хобби «затягивает», во-вторых, с эстетической точки зрения - это красиво, если, конечно, проколов немного. Излишества еще никого не красили. Вот, к примеру, знаменитый Rolf Buchholz имеет на теле более ста проколов, полностью зататуирован, словно человек-пижама. Может быть, для кого-то это и смысл жизни, но нам кажется - чересчур. Еще есть представители молодежных субкультур, которые разукрашивают себя всевозможными железками, не ухаживают за ними, но лепят их на себя все больше и больше. Смотреть на это даже неприятно. Думаю, мое дело - убедить клиентов, что красота - в минимуме, но зато каком! Один идеально и аккуратно сделанный прокол ценится намного больше, чем множество воспаленных дырок на коже.

Некоторое время назад Ольга увлеклась еще одной «фишкой», достаточно новой для мурманских поклонников бодиарта, - использованием микродермалов. Это украшения, основания которых устанавливаются неглубоко под кожу, а снаружи накручиваются насадки всевозможных форм - шарики, диски, шипы. При этом на теле видна только насадка, и ее можно легко поменять, если надоест.

Еще одно направление бодимодификации, к которому в последнее время стали приглядываться наши герои, - трансдермалы. Они представляют собой основание-«якорь» с навинчивающимися сменными конусами, шипами, гайками, болтами и другими деталями.

- Я лично видел, как под кожу вживляли металлические держатели, а на них прикрепляли рожки из оргстекла, - вспомнил Александр. - Но импланты могут быть и силиконовыми, и тефлоновыми, их могут вставлять под кожу в виде различных рисунков.

- Слышала, что в салонах советуют вставлять украшения из хирургической стали или золота...

- Забудьте об этом, - отрезала Оля. - Эта сталь сейчас запрещена для использования при первичном пирсинге и в Европе, и в США, потому что согласно Никелевой директиве Европейского союза, которую приняли пирсеры Европы и Америки, концентрация никелевых сплавов не допускается в материалах, контактирующих с кровью или лимфой человека в соотношении более 0,05 процента. А в украшениях из хирургической стали эта концентрация составляет от 0,1 до 0,25 процента. Лучше использовать гипоаллергенный материал - биопласт. Правда, для постоянного ношения он не подходит. Или титан, хотя он раза в четыре дороже хирургической стали. Зато аллергии не вызывает. Еще украшения для пирсинга бывают из тефлона и силикона. А вот золотые изделия, в сплав которых входят и другие металлы, - одни из самых аллергенных.

В подтверждение этого Ольга рассказала, как однажды к ней обратилась знакомая, которой прокололи нос в одном из известных салонов в Мурманске. Причем отверстие делали катетером неподходящего размера и вставили золотой нострил (украшение в нос). Ноздря на месте прокола воспалилась, и через три месяца образовался небольшой, но заметный «кратер». Тогда Ольга вставила биопластовый нострил, и через пару недель нос снова стал аккуратным, а шрам зажил.

- Плюс к этому, советую не ходить в салоны, где прокалывают кожу «пистолетом». Их нельзя применять ни в коем случае, ведь пистолеты не подвергаются автоклавированию, и после каждого использования на этом инструменте остаются частицы чужой кожи и крови. Прокалывать нужно только специальными иглами для пирсинга.

- По вашим наблюдениям, сейчас любители тату придают значение изображениям на теле, как это было, скажем, в конце прошлого века?

- Всерьез к ним относятся только те, кто отбывал наказание, - улыбнулась Ольга. - Каждый человек индивидуален и хочет изобразить на своем теле то, к чему он предрасположен. Например, если у законопослушного человека наколот череп, не значит, что он - уголовник, стремящийся к власти. Или, допустим, тигр, который означает непримиримость с законом. Но ведь многие девушки хотят «набить» себе симпатичных мультяшных тигрят, а молодые люди выбирают красивые черепа с розами. Так что, татуировка - это прежде всего украшение.

По словам Александра, в тату сейчас очень популярны такие стили и направления, как реализм, биомеханика, абстракция, орнамент, «old school» и «new school», японские мотивы, миниатюра - картинка размером с монету, «free hand».

- Но работы в стиле реализма и миниатюры - сложные и непрактичные, - рассказал Эбисс. - Все потому, что они - безконтурные, а следовательно, тускнеют, и со временем, если смотреть издалека, кажется, что такая картинка сливается. А «free hand» необычны тем, что делаются без всяких эскизов, просто в голове мастера появилась идея, которая переносится на кожу, как стихотворение на бумагу.

В заключение добавим, что прежде чем сделать любое украшение на собственном теле, поинтересуйтесь у мастера тату, есть ли у него соответствующая лицензия на выполнение такой услуги.

Фото: Федосеев Л. Г.
Наталья РОМАНОВА