Crimea Music Fest - этот новый международный музыкальный фестиваль собрал вчера на Южном берегу Крыма созвездие имен шоу-бизнеса из разных стран. Художественным руководителем и главным вдохновителем события стала Алла Пугачева, а София Ротару - председателем жюри Международного песенного конкурса исполнителей пяти континентов, который пройдет в рамках фестиваля. Россию на конкурсе представляет певица Виктория Черенцова из Челябинска, а вот от Украины выступит молодая певица Злата Огневич, которая родилась и провела детство в Мурманске, пока семья не переехала в Крым.

Одной из участниц фестиваля станет и певица Татьяна Буланова, с которой встретился наш музыкальный обозреватель.

- Вы будете выступать как гость на крымском эстрадном фестивале в Ялте, у руля которого стоят София Ротару и Алла Пугачева. Кто из них вас пригласил?

- Мне позвонил телевизионный режиссер Игорь Морозов, которого я знаю лет пятнадцать. У него всегда интересные идеи, проекты. Почему нет? Первый фестиваль в Крыму будет звездным: там и Леонтьев, Галкин, Киркоров. Звезды будут оценивать молодых конкурсантов из разных стран. Хорошая идея. Хотя, честно скажу, пришлось отказаться от многих выступлений на это время, а за фестиваль никаких гонораров не получу. Но есть вещи поважней денег. Мне предложили спеть дуэтом с украинской певицей Натальей Бучинской. Не могу сказать, что в восторге от предложенной песни, но я уже зареклась делать поспешные выводы. Когда участвовала в ТВ-шоу «Суперстар», заметила: предлагают какую-то песню, которая не очень нравится, я сопротивляюсь, говорю, что это вообще не мое. В итоге я эту «нелюбимую» песню записываю, и она начинает нравиться публике. А те, что я сама выбирала, подчас не вызывают бурной реакции.

- Вы едете на фестиваль в Ялту в качестве почетной гостьи. А ведь когда-то молодая певица Таня Буланова сама участвовала в конкурсах и фестивалях. Какие воспоминания остались?

- Во всяком случае, не ностальгические. После конкурса «Ялта-91» у меня стойкое неприятие к таким состязаниям. Вы спросите, почему же недавно я согласилась участвовать в ТВ-шоу «Танцы со звездами» (Татьяна выступала в паре с лыжником Дмитрием Ляшенко, и их дуэт занял первое место. - Прим. авт.)? Только потому, что это были танцы, а не музыка, то есть что-то новое. Если бы позвали в песенный конкурс, я бы точно отказалась. Во-первых, не очень доверяю жюри. Не потому, что оно может быть продажное. У любого жюри слишком субъективное мнение. Пусть это будет 10 человек, но все равно это 10 субъективных оценок. Предыдущие конкурсы показали, что решение профессионалов совершенно не совпадало с мнением аудитории. Потом время все расставляло на свои места: многие счастливчики, что брали Гран-при, первые места, блистали на конкурсах, потом просто исчезли. Поэтому у меня к конкурсам такое спокойное отношение.

Помню, на «Ялте-91» у меня был жуткий стресс, а у моего первого мужа, продюсера Николая Тагрина, первые седые волосы появились. В первые два-три дня конкурса ко мне то и дело подходили члены жюри и просто зрители: «Как здорово ты поешь, откуда ты такая?» И я сама себя убедила, что я фаворит. Но когда объявляли имена финалистов, меня не назвали. Первая мысль: меня просто забыли, сейчас ошибку исправят! А потом поняла: меня прокатили, я не вписалась в какой-то «расклад», за моей спиной никто не стоял.

Был жуткий стресс, я рыдала, но нет худа без добра: с тех пор я себя приучила быть готовой ко всему. Не обязательно становиться лучшей именно сейчас, нужно просто упорно идти вперед, заниматься своим делом, и тогда ты добьешься того, чего хочешь.

- Но почему же вы всегда с гордостью вспоминаете конкурс «Шлягер-91» в Петербурге, на котором за песню «Не плачь!» получили Гран-при?

- «Шлягер» был хорош тем, что там судили зрители! Это, мне кажется, самое объективное судейство. А когда в последующие годы «Шлягер» принялось судить уже профессиональное жюри, конкурс стал обычным.

- В вас есть такое качество, как стремление побеждать, быть лучшей, первой?

- Нет и в помине. Ничего страшного: я буду на своем месте, когда надо.

- Вы замужем за футболистом и тренером Владиславом Радимовым. Как ваша семья пережила ситуацию с отстранением Влада с поста начальника команды «Зенит», которое последовало после скандального технического поражения в матче с ЦСКА, хотя виноват был не только он один?

- Конечно, Влад переживал, ведь «Зенит» для него - это все. И я переживала. Но, знаете, эта ситуация нас с Владом только сблизила, мы вместе ее пережили. И поняли: все, что ни делается, к лучшему. Работа начальника команды во многом бумажная, техническая, а Влад - человек творческий, и теперь он с таким удовольствием тренирует молодежный состав «Зенита», передает опыт и сам поддерживает форму. Жалко, что видимся мы так же редко. У Влада утренние тренировки, разъезды, игры, дублирующий состав играет на день раньше основного. График не поменялся.

- Правда, что вы с мужем хотели открыть свой ресторан?

- Приятель Влада предложил ему вложить какие-то средства, но было это прямо накануне кризиса, и ничего не получилось. А если серьезно думать о бизнесе… Мне предлагали открыть салоны красоты, парикмахерские под моим именем, но если я сама не буду все контролировать, то только свое имя опорочу. Ведь даже ближайшему другу нельзя в бизнесе довериться, это многократно проверено. Все равно нужно контролировать все самому, но на это у меня нет времени. Хотя я не зарекаюсь, всяко может в жизни повернуться.

- Вы получили престижную премию имени Клавдии Шульженко «за вклад в эстрадную песню». А как вы сами считаете, в чем этот вклад выражался?

- Да какой там «вклад» - мы же не в банке! Не люблю такие громкие слова, придуманные условности. Я считаю, что артист состоялся, если у него найдется хоть одна удачная песня, которую бы знала и пела страна, которая может войти в песенную антологию. Вот в этом, наверное, мой вклад. Ко всем премиям лучше относиться с иронией, особенно к тем, что носят корпоративный характер. Самая лучшая премия - полный зал.

- Говорят, что вы мечтаете покорить Китай по примеру Витаса, записываете альбом на китайском языке?

- Просто поступило предложение принять участие в одном проекте с участием китайской стороны. А уже мы с продюсером сделали встречное предложение: записать песню на китайском языке. Как выяснилось, для меня спеть на любом языке легко, я на слух быстро запоминаю текст. Сейчас осталось подчистить фонетику, в сентябре песня будет готова. Мне кажется, что она получилась на китайском даже интереснее, чем на русском.

- Татьяна, вы ведь выросли в семье военного моряка, подводника…

- Да, мой отец Иван Петрович Буланов служил минером-торпедистом на Севере. С появлением ракетных подводных лодок одним из первых стал командиром ракетной боевой части. В 1968 году окончил Военно-морскую академию, стал работать начальником лаборатории. В отставку ушел в 1990 году с должности заместителя начальника факультета вооружения в звании капитана первого ранга. К сожалению, в 1998 году папы не стало. Он был удивительно светлый, добрый, достойный человек, настоящий морской офицер. С тех пор прошло много лет, а я папу часто вспоминаю, мысленно советуюсь в ним в каких-то сложных ситуациях, и когда вижу человека в форме, то он мне как родной…

Михаил АНТОНОВ.