Несколько лет назад Максим Леонидов, отвечая на вопрос, не собирается ли он написать книгу о золотых временах бит-квартета «Секрет», воскликнул в своем ироническом стиле: «Боюсь, такой книжки не будет: ведь если рассказывать правду, то поклонники содрогнутся: оказывается, мы были вовсе не такими пай-мальчиками в галстучках…» Тем неожиданней было узнать, что недавно в петербургском издательстве «Амфора» вышел четырехсотстраничный труд М. Леонидова «Я оглянулся посмотреть», который анонсирован, как «книга - исповедь: о себе, о группе «Секрет», о славе и нравах шоу-бизнеса». Наш музыкальный обозреватель встретился с певцом и актером Максимом ЛЕОНИДОВЫМ.

- Максим, где же обещанные ужасы из жизни самых популярных «секретных» пай-мальчиков 80-х?! Ваша книжка - легкая, остроумная, позитивная, хотя и весьма откровенная.

- Мне кажется, каждый найдет в ней, что хочет. С нашими песнями, с нашим взглядом на мир, нашей дружной командой мы были кумирами поколения, и, думаю, я читателей не разочарую: пишу о том, что мы действительно были дружны, пели и жили честно, лихо, красиво. Ну а кто хочет «содрогнуться», найдет и такие эпизоды, о которых писать даже в мемуарах обычно не принято.

- Вы имеете в виду рассказы о ваших гастрольных романах, изменах, ваших драках друг с другом?

- Измена измене рознь, как и драка драке… У нас все проходило легко, безобидно, с юмором. Вот я пишу о том, что как-то после концерта в Северодвинске мы с Фомой (Николаем Фоменко. - Прим. авт.) «зацепили» каких-то двух девушек, привезли в Архангельск, но там сразу стало понятно, что нам ничего не светит. Промучился я со своей барышней часа полтора и, потеряв надежду, уснул. Утром просыпаюсь от того, что кто-то по-матерински ласково гладит меня по голове и приговаривает: «Ну что, проснулся, мой кудряш?» Это была моя вчерашняя пассия. Я имел неосторожность рассказать об этом парням, после чего они меня еще долго прикалывали, называя Кудряшом. А в другой раз «прокололся» Забл (Андрей Заблудовский, гитарист «Секрета». - Прим. авт.), когда после изрядной доли медовухи решил сообщить нам, что вообще-то родители хотели назвать его… Взиль. С нами случилась истерика. Дело в том, что отец Андрея, известный ленинградский актер Изиль Заблудовский, был назван так в честь великого вождя, имя его расшифровывалось как Исполняй Заветы Ильича. А нашего гитариста, оказывается, хотели назвать - Выполняй Завета Ильича. Так что был бы в «Секрете» Взиль Изильевич! А своего сына он бы назвал Перевзиль - Перевыполняй Завета Ильича! Кстати, Фому за его яркий талант общаться с народом мы иногда звали Лениным…

- Еще вы пишите, например, о том, что на гастролях во Владивостоке музыканты, мирно беседуя, прогуливались по городу: «Андрей с Фомой шли впереди, вдруг Андрей схватил Колю за грудки, а Коля попытался вцепиться ему в шевелюру. Мы не успели отреагировать, в доли секунды Фома оказался лежащим посреди улицы со сломанной рукой…» Скажите, а кто лучше всего дрался в «Секрете»?

- Заблудовский, конечно. Притом что никакими единоборствами он не занимался, да и сам парень не из крупных. Просто жизнь его так сложилась, что в детстве больше времени, чем я, провел на улице и сражался в мальчишеских боях. Я зубрил гармонию и сольфеджио в музыкальной школе, Фоменко занимался спортом, а Заблудовский был драчун, уличный боец.

- В 1990 году вы покинули «Секрет», ребята какое-то время выступали втроем, потом ушел Фоменко. Однако время от времени бит-квартет собирался в классическом составе, чтобы отметить юбилеи. Но из недавнего общения с вашими бывшими коллегами я понял, что вовсе не Фоменко, что нынче ударился в большое автомобилестроение, а Леонидов, который по-прежнему активно гастролирует со своей группой «Хиппобэнд» является препятствием к воссоединению «Секрета» даже на какие-то отдельные проекты!

- Так и есть. Я не готов играть в составе бит-квартета «Секрет», потому что он на сегодня не в форме. И я высказал ребятам свое пожелание, что если вы уж хотите время от времени собираться, то не забудьте, что XXI век на дворе, и вообще стыдно сейчас не уметь играть. Нельзя не репетировать год, а потом за пять дней подготовиться к огромному концерту в Кремле или «Октябрьском».

- Хотя вы же играли в Кремле классическим составом…

- Проделали это один раз, и на этом все закончилось, потому что следующий юбилей уже игрался с «Хиппобэндом», иначе я просто отказался бы. Они это сочли оскорблением, и на этом, собственно говоря, основываются наши непреодолимые разногласия. Я абсолютно убежден, что если басист с барабанщиком в группе не сыграны, то не будет рок-н-ролла. Не может группа играть неритмично.

- Тем временем плавно подступает следующий юбилей «Секрета»…

- Нет, такого больше не будет.

- А какая славная, красивая была история про мальчиков, играющих в битлов!

- Поэтому и не хочется славную историю как-то трепать, понимаете?

- Недавно вы выпустили новый альбом «Папины песни», где перепели шлягеры 60- 80-х, такие как «Звать любовь не надо», «Старый клен», «Царевна-несмеяна», «Одинокая гармонь». Вы вложили в запись этого диска немало денег, хотя ясно, что в эпоху бесплатного скачивания музыки в Интернете выпускать альбомы - занятие убыточное. Что же подвигло вас на такие подвиги?

- Я очень давно хотел такой альбом записать, потому что считаю, что старые песни, как и старые фильмы, - это то немногое, что еще объединяет всех нас. Признаюсь, с большим трудом откопал 11 песен, в которых не поется «про Родину, про Сталина». Мне принципиально не хотелось петь: «Тебя просил я быть на свидании, мечтал о встрече я всегда», «Мишка, Мишка, где твоя улыбка»… Во-первых, это уже затерто, да и такого уровня песен можно найти очень много. Мне хотелось взять, что называется «вечно молодую музыку», которая не умирает и не умрет. Таких песен было не так много в советскую эпоху, потому что жизнь нашей страны в то время не располагала к написанию таких мелодий. Для сравнения, например, Род Стюард, который такой же цикл записывает, сейчас уже выпустил пятый альбом, который называется «Великий американский песенник». И на всех пяти альбомах только хиты.

- Вы бы не набрали на пять альбомов?

- На один-то набрал с трудом. Пришлось даже спеть один романс «Калитка».

- Максим, вы вполне востребованный актер. Сейчас, например, играете в нашумевшем столичном мюзикле «Продюсеры» на сцене московского Театра «Et Cetera» Александра Калягина и даже получили за роль продюсера Макса премию «Музыкальное сердце театра». А правда, что в свое время вы отказались сыграть в сериале «Моя прекрасная няня» ту роль продюсера, которую потом сыграл Сергей Жигунов?

- Было дело, хотя уже давно: меня уговаривали играть в «Моей прекрасной няне». Просто очень уговаривали, звонили. Но я отказался. Во-первых, формат ситком меня не вдохновляет, во-вторых, такая роль требовала бы постоянного нахождения в Москве. А значит, пришлось бы забыть обо всем остальном, о семье, друзьях.

После успеха мюзикла «Продюсеры» у нас с моим другом актером Александром Шавриным появилась мысль создать свой мюзикл - по мотивам ранней пьесы Валентина Катаева «Растратчики». В Москве этой осенью начнет работу первый отечественный Театр мюзикла, которым руководят Михаил Швыдкой и Давид Смелянский. Им понравился наш мюзикл, и его будут ставить. В спектакле два героя-бухгалтера, старый и молодой, я сыграю роль матерого афериста.

- А сейчас вы где снимаетесь?

- Снялся в фильме «Высоцкий. Спасибо, что живой», сейчас занимаемся озвучанием, а в прокат картина выйдет в декабре.

- Создатели этой картины решили до последнего не открывать секрет, кто же сыграет Высоцкого. Может быть, вы?!

- Нет-нет. Мой герой - импресарио Высоцкого, человек, который выстраивает его концертный график помимо работы в театре. Грубо говоря, организует Высоцкому, как тогда говорили, всю «халтуру».

- Прототип вашего героя в итоге ведь попал в места не столь отдаленные?

- Нет, вы что-то путаете. Если вы имеете в виду Валерия Янкловича, то он жив-здоров, прекрасно себя чувствует, он явился прообразом для сценариста, но не для меня. Я играю свои представления на эту тему. Скорей всего, фильм по сценарию Никиты Высоцкого о его отце вызовет неоднозначную реакцию, в какой-то степени это авантюрная затея, но, мне кажется, это симпатичная авантюра, и будет хороший кинопродукт. А станет ли наша картина произведениям искусства - поживем-увидим...

Михаил АНТОНОВ.