Мужчины считают, что в течение жизни они должны решить три первостепенные задачи: родить сына, построить дом, посадить дерево. Но сына рожает жена. Построить дом или квартиру сегодня не проблема, были бы деньги. Ну а деревьев с детских субботников мы немало насажали.

Да, еще наш пращур искал для семьи пещеру для защиты от холода и зверей. Да, ему нужно было родить сына, и не одного, чтобы вместе добывать пищу. Ну а насчет необходимости посадить дерево - это уже придумки современного поколения мужчин. Налицо подмена понятий, ведь главное, что делал их предок: ходил на охоту и на рыбалку, чтобы добывать пропитание семье.

А раз квартира есть, дома сопит в кровати сынишка, можно считать, что важнейшие задачи решены. Следовательно, с полным правом можно сидеть с друзьями в пивбаре или за карточным столом, лупить костяшками домино или катать шары на бильярдном столе, проводить время в гараже. Да мало ли можно придумать себе занятий! Но есть ведь и активный отдых, и это не только спорт. К примеру, охота и рыбалка соединяют в себе и отдых, и немалые физические нагрузки, и созерцание прекрасной природы, наконец, охотничьи и рыбацкие трофеи.

Правда, для этого нужно на время отказаться от благ цивилизации, уехать из ухоженной квартиры в лес или на берег реки, самому готовить пищу, отмахать приличное расстояние с тяжеленным рюкзаком за плечами, спать у костра или в палатке, съежившись от холода. Да и результат этого занятия может быть непредсказуем. Ведь правильно говорят: «Рыба ловится вчера и завтра». Но никак не сегодня, когда вы стоите с удочкой или спиннингом на берегу или сидите возле лунки на льду озера. Да и дичь почему-то не хочет подпускать к себе на расстояние выстрела, норовит убежать или улететь.

Но для тех, у кого в крови живет инстинкт предков, занятия лучше рыбалки и охоты не найти.

Так случилось, что первые двенадцать лет моей военной службы прошли на полуострове Рыбачий и в Карелии, где не заниматься охотой и рыбалкой было просто непростительно, к этому обязывала сама природа. Уже переведясь в Североморск, каждую весну и осень вначале ездил в Карелию на открытие весенней и осенней охоты. Но дела служебные и семейные дают о себе знать. В результате такие поездки случаются, к сожалению, все реже.

Пару лет тому назад удалось выехать в Карелию, в район поселка Софпорог, откуда мы с товарищами уплыли на островок за пару десятков километров от жилья и провели там три дня, ночуя в рыбацкой хижине. В прошлом году вчетвером мы выезжали в Карелию. Местом охоты и рыбалки Константин Журба, фанат охотничье-раболовного отдыха, выбрал лес в сотне километров от поселка Лоухи. Правда, изба, на которую рассчитывали, оказалась занята, и пришлось ночевать в палатках. В этом году он предложил поехать туда же. Тем более что в прошлый раз мы и поохотились там славно: среди трофеев были и глухари, и тетерева, и утки, и рыбы на уху и жареху поймали изрядно.

Со временем тяготы и перипетии «побега от цивилизации» забываются. Но вряд ли забуду лесные дороги, по которым пришлось ездить в эти дни. Они строились как лесовозные, со временем разбивались тяжелыми машинами и трелевочными тракторами, годами не ремонтировались… На путь от Североморска до Лоух мы затратили времени вдвое меньше, чем на преодоление сотни километров по лесной дороге. Были моменты, когда хотели вернуться назад, поискать более доступное место. Но водительское мастерство Константина Журбы и Леонида Грозы помогло преодолеть непролазную грязь, ухабы, ямы и искореженную временем и машинами бревенчатую гать. Хотя, честно говоря, «Жигули» четвертой модели и микроавтобус «Форд» с их клиренсом меньше всего подходили для ралли по этим дорогам.

Кроме моего постоянного спутника по охоте Евгения Алексеева в этот раз поехали Ленар Закиров, уже бывавший здесь с нами в прошлом году, Денис Масленников, Владимир Зубов и Ильдар Зарипов.

Домик оказался свободным, но он был рассчитан на четырех человек. Пришлось ставить палатку, которая очень пригодилась не только для сна, но и для приема пищи: погода не баловала, были и дождь, и сильный ветер. Сказалось это и на результатах охоты и рыбалки, хотя без дичи ребята домой не вернулись, и ухи с дымком костра мы поели.

У меня в компьютере (наверное, как и у каждого любителя) имеется список всего, что нужно брать с собой на охоту и рыбалку. Но позволю себе дать совет: если вы собрались в лес большой мужской компанией, захватите с собой бируши. Как известно, опыт - лучший учитель. Несколько лет назад довелось ночевать в Москве в военной гостинице «Сокол» в четырехместном номере. Часов в десять вечера в номер зашел старший лейтенант довольно крупного телосложения. Поздоровавшись, он посоветовал нам ложиться спать и ушел. Мы не придали этому значения, продолжив беседу. Вполночь он вошел, разделся, лег и мгновенно заснул. И тут-то мы поняли, что зря не заснули до его прихода: молодой человек издавал невероятный храп. Мы свистели, цокали, толкали его, упрашивали перевернуться на бок - ничего не помогало. Остаток ночи мы провели в креслах фойе.

С тех пор, зная, что придется спать в компании, всегда беру с собой бируши. Взял их и в этот раз. Пять пар. И, как выяснилось, не зря. Первым ушел спать Костя Журба, затем Володя Зубов. Через часик к ним присоединился и я. Но, проснувшись через некоторое время, я не обнаружил на полатях Константина и Владимира. Выйдя на улицу, увидал их грустно сидящими у костра. Как оказалось, им не давал спать мой храп. А я-то никогда не верил жене, которая говорила, что ночью я, мягко говоря, похрапываю. Ребят спасли бируши, которые я им раздал. Остаток ночи они спали спокойно.

Во время лесных трапез мы часто шутили: посмотрели бы наши жены на эту антисанитарию, на закопченные чайник и казан, на варево, которое получалось из вполне приличных продуктов. Ни одна из них, наверное, не притронулась бы к этой еде. Но мужская компания с удовольствием поглощала и уху, и макароны, и рис, и гречневую кашу с тушенкой, нахваливая Ильдара Зарипова, который взял на себя обязанности повара, а напоследок нажарил нам щук.

На этом месте мы пробыли полтора дня. Походы в окрестностях лагеря показали, что с дичью здесь неважно, как и с рыбалкой на озере. Пришлось сниматься, возвращаться назад на несколько десятков километров и вновь разворачивать лагерь на берегу озера.

Место выбрали очень красивое. Денис Масленников развел костер, вспомнил свое вожатское прошлое и затянул «Взвейтесь кострами, синие ночи…», и эта спевка продолжилась пару часов. Пели пионерские и комсомольские песни, а вот современные эстрадные песни даже не шли на память.

Все, кто хотел привезти дичь домой, ее добыли и привезли. Я упоминал, что Константин Журба прекрасный охотник, так вот, хотите верьте, хотите нет, но летящего глухаря он сбил не зарядом дроби, а пулей. Есть свидетели того, как он, дождавшись, что гуси выстроятся в нужную линию, одним выстрелом взял четырех птиц. Впрочем, это неудивительно: на охоту отец брал его еще мальчишкой.

Я вернулся лишь с запасом хороших эмоций, пропахший дымом костров. Как всегда, жена встретила словами: «Только не говори, что ты страшно устал». О дичи она даже не спрашивала. Ее, по уговору, я не приношу домой с охоты уже более 25 лет. Еще во время службы в Беломорске однажды принес с охоты глухаря и зайца. Прибежали маленькие дочки и стали гладить птичку и зайчика. Потом убежали по своим делам в другую комнату, а когда вернулись на кухню, папа разделывал дичь... Было пролито много детских слез, а женою вынесен вердикт: больше дичь не приносить. Что упростило мне процесс поездки на охоту, а вернее, возвращение домой.

Когда мне доведется еще раз испытать счастье общения с природой и друзьями на охоте, не знаю. Нашим мужским коллективом, которым ходим в баню, этот вопрос обсуждается часто, но так же часто от поездок отказываемся, ссылаясь на занятость, работу, проблемы, которые нужно решать дома. А годы летят, мужики...

Фото: Банько Юрий
Денис Масленников.
Фото: Банько Юрий
Когда-то здесь была гать.
Фото: Банько Юрий
Константин Журба.
Юрий БАНЬКО.