Уже несколько лет Леонид Ярмольник в новогодние каникулы радует зрителей интересными кинопремьерами. Вот и нынче, 5 января, в прокат выходит комедия «Моя безумная семья», главный герой которой нанимает актеров рекламы на роли своей родни, потому что очень боится знакомить невесту и ее родителей со своей настоящей семьей.

- Леонид Исаакович, вы снялись в новогодней комедии «Моя безумная семья». Чем вас привлек этот проект?

- Это - семейное кино. Такие фильмы сейчас принято называть - «для семейного просмотра». Думаю, оно будет интересно и молодежи, и взрослой аудитории. Мне нравится история, которая в этом фильма рассказана. Сюжетная линия интересная. Мне очень нравится, что это - комедия положений.

Я считаю, комедия должна быть элегантной. Во всяком случае, меня так научили Захаров, Данелия, Гайдай, Рязанов. И комедию нужно играть серьезно. Особенно комедию положений. Если человек абсолютно органичен, абсолютно серьезно попадает в странные ситуации, не колется в это время, не подыгрывает и не наигрывает, то тогда зрителю должно быть смешно. Я, во всяком случае, следую этому правилу и пытаюсь провоцировать на это партнеров.

- А чем интересен вам персонаж, которого вы играете в этой комедии положений?

- Режиссер Ренат Давлетьяров предложил мне сыграть папу главной героини. Я с удовольствием это сделал. Во-первых, потому что с Ренатом давно знаком как с талантливым продюсером, а эта картина - его режиссерский дебют, и, конечно, мне хотелось поддержать коллегу-продюсера.

Тема фильма мне эта очень близка, потому что у меня самого дочь. Я играю такого успешного дядьку, не бедного. Он гордится всем, что в жизни сделал. Считает себя безукоризненным, властным, решающим вопросы. Он - истина в последней инстанции. Безусловно, мой персонаж невероятный эгоист. У него есть единственная дочь. Его ненаглядное чадо. Счастье дочери он представляет как свое счастье. В этом и есть ошибка персонажа. У меня есть эпизод, когда говорю: «Ну ты же не смогла найти человека, который нравился бы мне, поэтому будем работать с тем, кого нашла ты». И тут же рассказываю, как я буду менять ее молодого человека. Таких папаш на самом деле немало. В последние годы в новой жизни они заработали денег и считают, что деньги и есть право быть истиной в последней инстанции.

- Но есть ли все-таки что-то, что вам в вашем герое симпатично?

- Очень симпатичный костюм. У меня хорошие пиджаки, туфли, брюки.

- Ваша дочь тоже актриса?

- Я всегда боялся, что дочка захочет стать актрисой. Считаю, наша профессия слишком тяжела для женщин. Но Саша поступила в Строгановскую академию и, думаю, как ее мама, будет талантливым и успешным художником-дизайнером.

- Ваша супруга Оксана не только дизайнер и художник-оформитель многих театральных спектаклей… А теперь она еще и совладелица спа-санатория!

- Это ее любимое детище, а идея возникла пять лет назад. Ее подруга, телепродюсер Марго Кржижевская, никак не могла решить, что делать со своим загородным домом. Тогда здесь были только стены и крыша. Дом оказался слишком велик для семьи из трех человек. Оксана посмотрела на проект - и подумала: прямо санаторий ЦК КПСС! Они с Марго зацепились за эту идею: санаторий - это здорово. Только он должен соответствовать духу времени - чтобы люди приезжали сюда как на дачу. Сначала они задумывали санаторий для женщин, работающих с утра до вечера. Таких, как они сами. Чтобы можно было отдохнуть душой и телом, поддержать здоровье с помощью спа-процедур, массажа… Но скоро мужья клиенток стали спрашивать: «А мы как же? Мы тоже хотим!»

Я тоже приезжаю сюда, если надо привести себя в порядок перед съемками. Тут есть лечебная сауна с травами. Посидишь в бане, давление нормализуется... Хотя, если честно, считаю, что спа-санаторий - место для ленивых. Если сам не в состоянии заняться собой, помогут специалисты. Но я не ленюсь: хожу в спортзал. А за моей диетой следит жена. Главное ведь что? Меньше жрать и больше гонять кровь! Теперь у нас все под рукой, а раньше предпочитали отдыхать за границей. Даже в кризис санаторий продолжает себя окупать. Ведь к нам приезжают целыми семьями.

- Должен ли мужчина вашего возраста, когда ему под шестьдесят, продолжать активные занятия спортом?

- Наше увлечение с Андреем Макаревичем - дайвинг. Благодаря этому мы объездили весь мир! Сейчас многие увлекаются горнолыжным спортом… Но я убежден, что для большинства это не столько спорт, сколько престижное времяпрепровождение… С лыжами мой роман вышел совершенно случайно.

Начал я кататься не за границей, а в Гудаури лет пятнадцать назад. Там как раз только что построили фирменный кресельный подъемник, такой, как в Европе. И хоть гора там не бог весть какая, катание было хорошим. С тех пор я пристрастился… Сейчас езжу в Европу. Катаюсь во Франции, в Швейцарии. В Америку, в Канаду не ездил, это очень далеко, и разница во времени не маленькая, хотя зовут, утверждая, что там совершенно другое катание.

- Знаю, что вы не любите расспросов про фильм Германа «Трудно быть богом», в котором вы снимаетесь в главной роли уже долгие… Но все-таки, когда он выйдет на экраны?

- Но все-таки, это вопрос не к актеру (но и сам режиссер не может дать четкого ответа на этот вопрос. - Прим. авт.).

- В свое время вы были одним из самых популярных и востребованных телеведущих… Почему пропали с телеэкранов?

- Моя ТВ-пауза возникла вовсе не потому, что меня убрали или я самоустранился. Я не веду сейчас ТВ-программы по стечению обстоятельств. Первое и самое главное то, что я снимался в картине Германа «Трудно быть богом» по сценарию братьев Стругацких, где сыграл главную роль. Контракт достаточно большой и очень серьезный. Одно из его условий - мое неучастие в еженедельных телепрограммах. В этом не вижу ничего предосудительного. Всему свое время, и я не исключаю, что вернусь на ТВ. Впрочем, и сейчас регулярно появляюсь на ТВ в КВН, где «работаю» членом жюри. Несмотря на солидный стаж существования КВН, передача вечно молода, и, общаясь с новыми поколениями кавээнщиков, я черпаю энергию, новые эмоции.

- Леонид, вы не только актер и ТВ-ведущий, но еще и активный кинопродюсер… С вашей легкой руки снят мюзикл Валерия Тодоровского «Стиляги», взявший недавно национальную премию «Золотой орел» как лучший российский фильм 2009 года… Вы сами-то из стиляг?

- Стилягой я не был. Но из-за того, что они существовали, в нашей стране потом легко появились хиппи. У меня были туфли на платформе, расклешенные штаны, длинные волосы. Но это все уже глубоко шестидесятые. А стиляги были первыми, кто решил быть не похожим на серую советскую массу. Их били, за ними гонялись, их ненавидели, но они каким-то образом умудрялись выживать…

Картина наша про вечные ценности: любовь, дружба, искренность, честность. Я сомневался: будет ли интересна эта картина молодежи? Да. Пятидесятые годы - только фон, эпоха, а проблемы у молодежи всегда одни и те же. Сегодня что-то рисуют на стене и прокалывают брови. Они не хотят быть похожими на родителей и думают, что у них другая жизнь. И правильно - другая.

Но в наших «Стилягах» самое главное, что ты должен найти в себе способность влюбиться. И картина поможет тем, кто стесняется и не знает, как это сделать. Кино поможет понять, как здорово иметь настоящих друзей. А это главная составляющая жизни, ее счастье. И вы поймете, что такое клятвы юности, которые предают. Потому что жизнь нас гнет. И люди соглашаются. Не соглашается один из тысячи - эти люди и двигают цивилизацию. И знаете, у нас лучше, чем за границей! Мы ярче, интереснее, в хорошем смысле, неадекватнее. И эта неадекватность зажигает кровь.

«Стиляги» - музыкальная комедия. Фильмы этого жанра и такого масштаба в России давно не выходили. Разве что могу сравнить «Стиляг» с «Веселыми ребятами».

- Вы человек с большим чувством юмора. Это сугубо врожденное чувство или вы учились у кого-то этому искусству?

- У кого же, как не у своего педагога Александра Анатольевича Ширвиндта! Он ведь гениально шутит! Помню, в театральном училище имени Щукина в неоконченной пьесе Юрия Олеши «Черный человек», где играл такого странноватого корреспондента Занда, мне надо было взять интервью у почтмейстера. И вот мы сидим за столом с почтмейстером, пьем чай и водку. Пришел Ширвиндт на прогон и в своем стиле мрачновато произнес: «Ну, что же, смешно! Только, Леня, когда тебе наливают в стакан водку, ты попробуй на глазах у всех перелить ее в блюдце, и пей, как чай, с невозмутимым видом, не замечая этого». Так вот, когда я потом играл эту сцену, как советовал Ширвиндт, зрители так хохотали, что некоторым просто плохо становилось.

Михаил АНТОНОВ.