- Это карта памяти из маминого компьютера, разрезанная на несколько сегментов, плюс детали механизма наручных часов, - мурманский дизайнер Мария Кабанова поясняет, из чего сделаны необычные серьги в ее импровизированной домашней экспозиции. На миниатюрных подрамниках выставлены десятки вещиц, рассматривать и примерять которые любая особа женского пола способна сутки напролет. Впрочем, как выясняется, среди заказчиков немало мужчин:

- С ними даже проще: юноши обращаются ко мне уже с конкретными, созревшими пожеланиями, подбирая для своих половинок подарки, они продумывают материал, жанр и даже точные габариты изделия, - говорит Мария. - А вот с девочками сложнее. Они подчас ведут со мной в Сети трехчасовые разговоры, только в процессе которых постепенно определяются с пожеланиями. Ну, или у меня дома, когда посмотрят-пощупают каждую бусинку, выберут, из чего же будем творить. Нередко заказывают не себе, а подруге в подарок, тогда я обычно захожу на страничку будущей хозяйки украшений в социальной cети, изучаю ее внешность, манеру одеваться, интересы - и уже потом вместе с заказчицей придумываю образ. Мне, как психологу по образованию, это особенно интересно. Кстати, таким образом «в молоко» еще ни разу не попадала!

Ремеслу ювелира и дизайнера двадцатидвухлетняя Мария не училась, за плечами разве что год «художки» в детстве. Отчего два с лишним года назад увлеклась созданием авторских украшений, сама не знает. Говорит, подсмотрела где-то в Интернете, попробовала - и не смогла остановиться. Теперь Маша владеет множеством техник, дома у нее настоящая мастерская и по совместительству мини-заводик, который помогли оборудовать родители.

- Это паста-машина для раскатки полимерной глины. Вообще-то по происхождению она родом с кухни - делает лапшу, пасту, - поясняет Мария, показывая на блестящий агрегат, закрепленный на ее верстаке. Верстак, как и стеллажи, металлические рейки, на которых с помощью магнитов размещены баночки с разнокалиберными бусинами, и прочие ящички, где строго, как в аптеке, размещены тысячи мелочей, - дело рук папы. А вот кое-что из агрегатов дизайнера - ее собственное ноу-хау.

- Дремель - мини-дрель - я сама собирала по кускам, - улыбается хрупкая девушка. - Иначе под женскую руку ну никак не подходил. Здесь всякие сверла для него, агрегат для выжигания, надфили... А вот паяльничек для миниатюрных работ - от мамы, она у меня занимается ремонтом компьютерной техники.

Семья - первые Машины зрители и помощники. Из совместных путешествий девушка привозит вещицы, которые потом становятся деталями ее произведений. Например, вместе с мамой летом собирает цветы и листья - потом, залитые смолой, они превращаются в необыкновенные серьги или кольца.

- Поначалу не получалось: растения блекли, теряли цвет, мы придумали сушить их в песке, манке, в вакууме, в темных боксах, не пропускающих свет, - вспоминает Маша свои эксперименты...

Молодой дизайнер любит создавать вещи «с биографией» - не просто красивые штучки, а мелочи, каждая из которых способна рассказать целую историю, вызвать ассоциации, воспоминания. Обкатанные волнами морские камешки с побережья Швеции, вделанные в кулон, ей дороже, чем какой-нибудь яркий самоцвет. А вот с драгоценными металлами Кабанова хотела бы поколдовать, но пока останавливает дороговизна процесса: для работы с серебром, к примеру, нужно оборудовать настоящий цех с промышленной вентиляцией. Так что до этого пока далеко.

Перышки, натуральные и сделанные из тончайшей кожи, крошечные птички в клетках и без них... «Птичья» тема Машу не отпускает. А еще - сказочно-книжная. Несколько вещей посвящено кэрроловской Алисе, например, чудесное «Мартовское чаепитие» - колье, в котором соседствуют миниатюрный чайничек и крошечные блюдечки... Ну и, конечно, всегда находится место усатым-полосатым: коты, котята и котищи не только глядят хитрыми глазами да круто выгибают спинки на сережках и кулончиках, но и присутствуют в интерьере мастерской: чего стоит, к примеру, рыжий котофей, отмеряющий время хвостом-маятником! Всякую живность Маша обожает, в ее квартире обитают два обаятельнейших хорька.

- Я люблю все живое и естественное, - говорит художница. - Вот и материалы предпочитаю натуральные, с минимальной обработкой, без лишнего глянца. Ну вот разве что для этих «шестеренок» делаю исключение - речь о «компьютерных» сережках.

Маша признается: все работы у нее - любимые. В том числе и сделанные на заказ. Просто не за всякий заказ девушка возьмется. Говорит, ни за что не импровизирует на темы смерти, не делает мрачноватых «готических» вещей. Если поступает такой заказ, посоветует пойти к другим мастерам - благо их сейчас в Мурманске немало.

Расставаться с произведениями подчас жаль... Впрочем, обычно с клиентами Мария поддерживает отношения и в дальнейшем. И, зайдя на страничку «В контакте», с радостью обнаруживает очередное фото, где заказчики - в ее украшениях! Особенно благодарны ей девчонки, которые не могут носить сережки из-за неправильно проколотых ушек. Для них Мария сама, по индивидуальным размерам, делает облегченную, миниатюрную фурнитуру. А вот сама серьги не носит. Но все прочие украшения, ей, как любой девушке, в радость:

- Знакомая ситуация: купила новое платье, а надеть его не с чем. Бежать в ювелирный магазин? Рыться в маминых шкатулках? А я вот просто беру и делаю себе подходящее колечко. И точно знаю: второго такого ни у кого нет!

Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Татьяна БРИЦКАЯ