Предприниматель, менеджер и студент - мирские занятия основателей шоу-проекта «Ифрит» весьма далеки от того манящего полуциркового-полутеатрального искусства, коему они посвящают порой по двенадцать часов в сутки. Созданный ими коллектив, за четыре года значительно разросшийся, сейчас один из самый известных среди мурманских файерщиков.

- В Мурманске моде на световые шоу года два-три, - говорит пойстер (артист, крутящий пои - огненные шары) Николай Куликов. - В Россию же она пришла примерно десять лет назад. Сейчас в стране много аналогичных команд, проводятся фестивали и мастер-классы. Самая высокая концентрация - в Питере. Три года подряд свой маленький фестиваль проводили и мы.

Ифрит, давший название коллективу, - это огненный джинн родом из арабской мифологии. Упоминающиеся в Коране и «Тысяче и одной ночи» крылатые демоны огня, проклятые Аллахом, живут под землей, известны силой и мощью. Впрочем, наличие загадочного волшебства и магии в огненном ремесле ребята категорически отрицают. Говорят, оно значительно ближе к спорту и танцам, нежели к чему-то инфернальному. А нечто пылающее и жаркое в руках у артистов - так, аксессуар, который работает на зрителя. «Изнутри» же пламенный реквизит воспринимается вполне обыденно.

- Наши занятия не более травмоопасны, чем шахматы, - улыбается Куликов. - Конечно, цепочка, на которой закреплены пои, нагревается от пламени, поэтому при наматывании на руку может обжечь. Но это - максимальная опасность. К тому же на репетициях мы не занимаемся с огнем, используем тренировочные пои.

Пои - это кевларовый или асбестовый фитиль, вымоченный в горючей жидкости (как правило, в керосине), закрепленный на цепи. Придумали это чудо маори, на их языке пои означает «шар». В Новой Зеландии, если верить Интернету, жонглирование горящими шарами до сих пор является обязательной частью государственных церемоний.

Живьем выступления пойстеров завораживают. Дуги пламени над головой верткого человека, легко укрощающего огонь и держащего его смертоносную и животворящую энергию в руках, фонтаны огня изо рта жонглера... Ей-богу напоминает средневековых плясунов.

- «Плевки огнем» - это файер-бризы, - поясняет Николай. - С них я начинал. Керосин распыляешь изо рта, подносишь факел...

В общем, прием сродни тому, что делали советские женщины, в утюгах которых не было функции «пар». Набирали в рот воды и прыскали на нуждающуюся в глажке ткань. Вот только тут изо рта вырвется сноп пламени.

- Файер-бризам я научился сам, впервые проделал это в одиночестве на стройке, - дома-то с огнем не поиграешь, - вспоминает Куликов. - Стал тренироваться, искать единомышленников. Зрелище красивое, необычное, так что народу много интересовалось. Кто-то приходил посмотреть, кто-то потусоваться, а кто-то и поучиться. Из Североморска ребята приезжали: у них мало кто увлекался огнем в городе, вот и тянулись к нам. Учились друг у друга, соперничали... За пару лет образовался коллектив. Я, правда, пытался поначалу влиться в другую, старейшую в Мурманске группу, но меня не приняли, сказав: «Парень, ты составишь нам конкуренцию». Что ж, мы действительно ее составили.

Заработками «Ифриту» пришлось озаботиться вынужденно: на изготовление костюмов и оборудования нужны деньги, не тратить же на дорогостоящее хобби всю зарплату! Сейчас это самая «дорогая» из семи огненных шоу-групп региона.

- Один костюм для светодиодного шоу - электрический аналог огненных танцев, специально приспособленный для работы в помещениях - стоит около 10 тысяч рублей, - поясняет Николай. - Это еще учитывая, что костюмы для выступлений мы не покупаем, я делаю их сам. На один образ уходит примерно месяц.

Световые шоу на ура идут зимой. Огненные пои - ремесло сезонное, в метель их не покрутишь, да и публике холодновато. Поэтому с первым снегом «Ифрит» переходит на то, что Николай называет «школьный курс физики».

- Да тут же все просто: диод, батарейка, плюс, минус... Человек в костюме - по сути замкнутая электрическая цепь с лампочкой, батарейкой и выключателем. При этом костюмы очень удобные, танцевать в них комфортно.

Когда «Ифрит» состоял из троих человек, один из них отвечал за концепцию каждого номера и выбор музыки, другой - за матчасть, ну а девушка-участница была украшением коллектива - укротительница огня всегда притягивала взоры зрителей. Сейчас коллектив заметно разросся, и столь жесткого «разделения труда» нет, будущие выступления обсуждаются совместно. Кроме того, на разные программы порой приглашаются разные участники, так что ответить, сколько же точно народу в коллективе, Куликов затрудняется - точной цифры нет. А вот стандартные номера, из которых можно составить не одну программу - в достатке. Существуют они как целое с музыкой, но если в каком-нибудь клубе ди-джей перепутает и поставит вместо нужной композиции ту, которую ребята слышат впервые в жизни, они тоже не теряются, импровизируя так, что зрителю и в голову не приходит, что случилась заминка.

Сейчас световые и огненные шоу настолько популярны, что жонглированию можно даже научиться в одной из мурманских школ танцев - преподает там, кстати, один из основателей команды. Впрочем, учиться приходят и в сам «Ифрит» - дважды в неделю ребята тренируются в зале бывшего ДОФа.

Возрастного ценза для учеников нет: однажды к ним попросился... 12-летний мальчик. Правда, к керосину допустили его только с личного разрешения мамы, здраво рассудившей, что лучше уж сын будет учиться у профессионалов, чем предастся рискованному увлечению где-нибудь на пустыре в одиночку. Мальчишка оказался страшно талантлив, элементы, которые профи учили месяцами, схватывал за пару занятий. Правда, и остыл быстро - освоив азы «пламенного ремесла», ушел в танцевальную группу.

Кстати, порой учеников допускают и к участию в полноценных выступлениях: единственный критерий - чистота исполнения и отработанность необходимых элементов. Касается это не только навыков обращения с огнем и электричеством, но и владения собственным телом, пластики. Что до соображений безопасности, мой собеседник уверяет: опасаться на выступлениях нечего, даже если случайно или по недосмотру горящий пои коснется одежды, она не воспламенится, если, конечно, сама изрядно не пропитана керосином.

Достигнув профессионального уровня, файерщики заскучали: учиться не у кого. Поэтому на днях отправляются в Москву к пойстеру международного класса ирландцу Ронану Маклафлину. Записи его выступлений приводят северян в восторг, на мастер-классе они надеются перенять хоть несколько фирменных приемов гуру. А еще мечтают съездить на международный фестиваль в Киев - самое серьезное из «огненных» мероприятий на просторах бывшего Союза, которому значительно уступают российские файер-фесты. Там можно увидеть нечто из ряда вон выходящее - сложные номера, высокотехничные выступления... Впрочем, говоря о сложностях и технике, мурманские пойстеры не перестают утверждать: на самом деле все просто, каждый может научиться, пафос речей о «секретах ремесла» совершенно напрасен. Главный секрет - желание учиться. Тогда и дома заниматься можно!

- Ну возьмите самый простой тренировочный пои - теннисный мячик плюс веревочка с петлей, - улыбается Николай. - Даже из носка можно пои сделать. А еще креативней компьютерную мышь раскручивать!

Фото:
Фото из архива Николая КУЛИКОВА.
Фото:
Фото из архива Николая КУЛИКОВА.
Татьяна БРИЦКАЯ