Масло, акварель, вышивка? Да нет, флористика! Природные материалы плюс умение да терпение. А в результате портреты, пейзажи, жанровые сценки - из лепестков, соломки, бересты и прочих живых деталей. И все настолько искусно и тонко выполнено, что неискушенный зритель может принять иную работу за картину маслом или за нежную акварель. Тополиный пух, например, создает полную иллюзию вышивки.

На днях областной клуб флористики - народный самодеятельный коллектив «Белозор» - праздновал пятнадцать лет со дня основания. К этой дате открылась выставка: более 150 работ членов клуба. Каждый из белозоровцев представил здесь лучшее, самое-самое. Всего их сорок человек. «Сорок девочек» - так называет своих подопечных основатель коллектива и бессменный председатель Людмила Кривошеева.

- Мне в жизни повезло, - рассказывает она о том, как сама пристрастилась без кисти и красок создавать художественные полотна, - я выросла в среде народных умельцев, в Минске.

В детстве бабушка-соседка научила ее делать кукол из соломки. Видя сметливость девочки, посоветовала записаться в кружок во Дворце искусств. Школьницей Людмила и в кружки ходила, и у народных мастеров жадно училась всяким премудростям. Увлеклась флористикой, в девятом классе у нее уже были персональные выставки. А в 20 лет сама вела курсы в том же Дворце искусств.

А потом вышла замуж за курсанта мурманской высшей мореходки и оказалась здесь, на Севере. Конечно, стала и здесь учить людей чуду флористики. Сначала вела кружок в Первомайском доме творчества. А в 1989 году организовала работу областного детского клуба «Природа и творчество». Сейчас в него входит 42 детских коллектива, около 2 тысяч детей из различных городов и районов области. Он действует как общественная организация, и до сих пор возглавляет его Людмила Кривошеева. Ну а для взрослых с ее же легкой руки пятнадцать лет назад открыл двери клуб при областном центре ремесел, сейчас «Белозор» - подразделение областного художественного музея.

Коллектив стабильный. Кто пристрастился к этому кропотливому делу, увлечения своего уже не бросает. Лишь год от года оттачивает мастерство. Уходят из клуба, если только приходится уезжать из города, из области. Но связи с «Белозором» не теряют, пишут, звонят, рассказывают о том, как на новом месте… сами открыли кружок флористики. Так появилась в Североморске «Орхидея» - филиал мурманского клуба. Даже в городе на Неве бывшая наша землячка учит желающих искусству создания картин из природных материалов. И нельзя сказать, что до ее приезда в Питере о флористике не слыхали. Но мурманская школа - особенная.

- Это и палитра. У нашей северной бересты, например, особый оттенок, так же как у листьев северных растений. Взять хоть нашу мать-и-мачеху. Нигде таких оттенков больше не найти, - рассказывает Людмила Кривошеева. - Это и техника работы. Мы, например, отдаем предпочтение акварельному стилю. Издали кажется - акварель, приглядишься, лепестки, береста…

Хотя, как правило, мурманские флористы собирают природный материал по всей России. Где отдыхают, оттуда и везут заготовки.

- Это очень тяжелый труд, - поясняет моя собеседница, - мы летом, как пчелки, собираем лепестки, листья, бересту, кожуру плодов, все засушиваем, экспериментируем. У каждого свои секреты и технологии засушивания.

С чем работает флорист, с помощью какого материала создает свои картины, можно увидеть на выставке. Не только визуально оценить (порой и не догадаешься, что быстро бегущая река - это шелуха от чеснока, каменные стены храма - обратная сторона листа тополя серебристого), но и прочитать в подписи к картине, где все скрупулезно перечислено.

Так понимаешь, что из листьев тополя, осины, малины, бодяка и банановой кожуры воздвигнута церковь Спаса на Водах Елены Веллер, листья декоративной капусты, бодяка и чесночная шелуха сотворили пейзаж с горным ручьем Любови Юшко, листья малины, бодяка, цветы мальвы, герани, черемухи создали идиллическую картинку сельской местности с утопающей в зелени хаткой Анастасии Козюберды, листья мать-и-мачехи, крапивы, кукурузы, кора березы, мох, чесночная шелуха помогли Татьяне Куликовой изобразить ручей Долгий в Териберке и так далее.

В ход идет все: кожура грейпфрута, мхи, лишайники, листья капусты... Иногда не просто лист растения, а скелетированный лист. То есть оставлены только прожилочки. С помощью таких «скелетиков» хорошо изображать заснеженные деревья. Даже чесночную шелуху скелетируют. И без того нежная, она добавляет мягкости в пейзаж, который тогда уже точно от акварели не отличишь.

В своих работах мурманские флористы с любовью воспевают природу нашего северного края, изображают городские улицы, отдельные здания. Краеведческий музей, например, из листьев кукурузы и тополя, железнодорожный вокзал из листьев кукурузы и лепестков роз. Но и свою малую родину не забывают: все эти хатки, сады краев поюжнее. Показывают красоты и исторические места нашей родины - Соловки, заповедник Кара-Даг. Даже достопримечательности Иерусалима запечатлены с помощью листьев капусты, лепестков незабудок и других садовых и полевых цветов. В общем, весь мир из нежных лепестков. А из тополиного пуха, особенно если нанести его на черную бархатную бумагу, хорошо получаются портреты, которых также немало на выставке. Романтические такие работы. На портрет Пушкина пошли лепестки роз, листья бодяка и чесночная шелуха. Последняя не иначе как на бакенбарды!

Людмила Кривошеева долго водила меня по выставке, рассказывала о работах, художницах. В клубе одни женщины. Возраст разный. Есть и студентки, и пенсионерки

- Все талантливые, каждая - личность, - так характеризовала она мурманских флористов. - Все такие умелицы. И очень активные. Мы много участвуем в разных городских мероприятиях, акциях, проводим мастер-классы, ездим с выставками по области. Вот и эта экспозиция через месяц отправится в областное турне.

Фото: Ещенко С. П.
«Покорение Арктики». Елена Веллер.
Фото: Ещенко С. П.
«Жили-были». Марина Маторина.
Галина ДВОРЕЦКАЯ