Как и полагается по всем классическим канонам, на стене висело... нет, не ружье, а копье. Настоящее масайское копье. Устрашающая маска рядом плюс грозный боевой молоток, предназначенный, как можно было не без некоторого трепета догадаться, отнюдь не для забивания гвоздей. А на двух больших экранах - просторы саванны и оазисы заповедника Масаи-Мара, заснеженная вершина Килиманджаро (хоть гора и в Танзании, с границы из Кении ее хорошо видно), хищно оскалившийся гепард.

В общем, все, кто пришел в ресторан отеля «Парк Инн Полярные зори» отведать экзотики в день кенийской кухни, еще при входе настраивались на соответствующий лад. Идея проведения такого дня родилась у заместителя директора отеля Андрея Милохина, недавно побывавшего в Кении и проехавшего по ее дорогам немало миль (в бывшей английской колонии и единицы измерения остались от прежней метрополии).

Как рассказал сам Андрей Николаевич, совсем уж экзотики - вроде слонятины, зебрятины или жирафятины - пробовать ему не приходилось. Разве что мясо крокодила довелось отведать. Оно показалось путешественнику весьма похожим на курицу.

В основном же в ресторанах тамошних отелей подавались блюда из более распространенной дичи - различных пород антилоп и газелей. Очень напоминает говядину. А если учесть, что кенийская кухня немыслима без изрядного количества ароматных трав и острых пряностей, то, может, лукавые рестораторы, сдобрив блюдо отвлекающей «вкусовой завесой», обычную говядину и выдавали за экзотику - поди знай!

Да уж, а многие до сих пор представляют эти места по Чуковскому: «Оседлали носорога, покаталися немного, ну и Африка, вот так Африка!» Младшее поколение владеет парой слов на суахили, почерпнутых из популярного мультика. Например, акуна матата - нет проблем. Или джамбо - привет!

Как бы то ни было, организаторы честно признавались, что блюда, представленные на дне кенийской кухни, никак нельзя назвать аутентичными. Скорее, это кулинарные фантазии «по мотивам», стремление приготовить что-то похожее на настоящую кенийскую, танзанийскую или угандийскую кухню - блюда соседних стран очень схожи. Ну и что? Акуна матата!

Кроме того, никак нельзя сбросить со счетов влияние индийцев, издревле облюбовавших для торговли берега Восточной Африки, и, разумеется, англичан, владычествовавших в Кении около 80 лет.

Теперь, собственно, о блюдах. Мне довелось отведать салат из бананов с ветчиной. К этим ингредиентам добавьте еще очень крупный светлый изюм, заправьте салат майонезом, добавив столько пряностей и в таких пропорциях, как подскажет ваша интуиция - и гости упадут в обморок от ваших познаний в африканской кухне. Вкус и правда получился очень «африканский».

Нет, кроме шуток, вроде бы простой и доступный рецепт, а салат этот очень хорошо настраивает на дальнейшее «кулинарное сафари». Острый овощной салат Кочумбара оказался скорее остро-кислым, но тоже довольно экзотичным. Необычный, тоже кисловатый вкус имели и рулеты из форели.

Нежный, но с остротой где-то на «втором плане» получился салат из водорослей с острой заправкой. А вот салат из птицы с кукурузой на фоне остро-кислой экзотики удивил очень гармоничным спокойным вкусом. Уж не английское ли здесь наследие? Ингредиенты я даже не берусь идентифицировать - все нарезано довольно мелко.

Из двух первых блюд суп-пюре из птицы с зеленым горошком очень понравился. Здорово, когда в пюре, в котором зубу зацепиться не за что, попадаются кругляши зеленого горошка. Кстати, горох один из излюбленных продуктов кенийской кухни наряду с фасолью.

Зато рыбный суп по-занзибарски с томатами просто очаровал. Как и большинство африканских блюд, он довольно острый, но острота его показалась очень выверенной - не вялой, но и не чрезмерной, до перехвата дыхания. Кстати, к супам можно было взять самоса - жареные пирожки с овощной начинкой. Основу ее, как показалось, составляло опять-таки гороховое пюре. Но к рыбному супу, по-моему, больше подходят чапати - тонкие пресные лепешки, тоже жаренные во фритюре, а не печеные. Причем размер их небольшой - по диаметру не лаваш, а скорее ватрушка.

«Эгбрэд» - само название выдает британское колониальное происхождение блюда. Яичный хлеб в переводе с английского. Ну, хлеб не хлеб, а тонкий блин с начинкой из яиц и мясного фарша с пряными травами для аромата. Причем свернутый треугольником и зажаренный до хрустящей корочки. Необычно и вкусно.

Тилапия - рыба, широко распространенная по всей Африке, поэтому немудрено, что она заняла достойное место на столе дня кенийской кухни. Куку - это я не дразнюсь, а называю блюдо из жареной птицы с соусом карри. Где карри, там, само собой, индийская кухня. Получилось сладковато-пряное, очень нежное куриное мясо.

Тушеная говядина с рисом получилась очень «африканской» - терпко-пряной на вкус. А баранина с овощами, острая на вкус, просто таяла во рту.

Гарнир также можно было подобрать по желанию. Кокосовый рис получился ароматным и сладковатым. Но более интересным показалось ирио - смесь картофеля, гороха (куда же без него!), кукурузы, зелени, лука. Все это сдобрено специями.

Перейдем, наконец, к десерту. Как ни покажется странным, но главное в кенийском десерте не всяческие сладости, а именно кофе. Да и как может быть иначе, ведь Африка - родина кофейного дерева!

Впрочем, и без сладкого не обошлось. Мандаази - так называются замечательные плюшки из сладкого теста с корицей. Но все же хочется замкнуть круг африканской трапезы тем же, с чего начал. А начали мы с салата из бананов с ветчиной. Довершали экзотическое африканское путешествие гурмана тоже бананы. Но уже жареные, с шоколадным соусом и кокосовой стружкой.

Тут уж совсем невозможно было удержаться от обжорства - на моей совести три порции бананового чуда, благо порции эти совсем небольшие. А еще настроение повысила кенийская дава - коктейль на основе местного ликера. Крепкий и сладкий, как поцелуй. И так же кружит голову, но, к счастью, ненадолго.

Максим ПОМИДОРОВ