Он ведет несколько программ на разных каналах, недавно стал обладателем премии «ТЭФИ» за программу «Дежурный по стране с Михаилом Жванецким», его книжки продаются большими тиражами, спектакли по его пьесам идут в солидных театрах, а он еще и сам театральный режиссер. Андрей Максимов ведет также программу на радио, популярный сайт, преподает тележурналистику в университете.

- Андрей Маркович, сейчас вы работаете над новой ТВ-программой под названием «Библиотерапия»?

- В нашей пилотной программе уже снялся Сергей Вадимович Степашин - председатель Счетной палаты России, президент Российского книжного союза. Программа получается важная, интересная. На самом деле мы все пользуемся библиотерапией. Любой человек берет книжку в определенном состоянии души. Когда вам грустно, берете одну книжку, когда весело - другую. Это такое самолечение книжками. Так вот идея нашего проекта заключается в том, чтобы это самолечение превратить в целенаправленную терапию. Это вообще отдельная и долгая история, но суть в том, что человек сам формирует мир, который его окружает, - мир в глазах смотрящего. Большинству из нас кажется, что мир формирует правительство, СМИ, еще кто-то, а на самом деле мир формируем мы сами. Как мы относимся к миру, так мир относится к нам. А наше отношение к миру определяется тем, какие мы читаем книжки. «Нужные книжки ты в детстве читал» - это очень правильные слова великого русского поэта Владимира Семеновича Высоцкого. Знаете, если при всем моем уважении человек говорит, что его любимый писатель - Сорокин, я не буду иметь с ним дела. Дай бог ему здоровья, но я с ним не буду иметь дела. А если человек говорит, что его любимый писатель Искандер, то продолжаем разговор!

- Неужели все так просто?

- По сути, так и есть. Просто мы сейчас хотим поставить это на некий ТВ-поток. Мечтали, чтобы наша программа, очень нужная и актуальная, появилась на одном из каналов ВГТРК.

- Многим вашим зрителям не меньше хотелось бы, чтобы вернулась на ТВ ваша знаменитая программа «Ночной полет».

- С тех пор как Сергей Леонидович Шумаков занял пост руководителя канала «Культура», отношение ко мне изменилось в лучшую сторону. Появилась программа «Ночь в музее». Мы часто говорим о восстановлении «Ночного полета». Программ, где бы люди просто разговаривали друг с другом, практически нет.

- В эти дни школьники сдают экзамены, а вы известны как один из ярых противников ЕГЭ.

- Я его называю «единой государственной экзекуцией», и считаю, что так оно и есть. Это ужасная вещь, но это все-таки история про то, как оценивать. Не про то, как давать знания, а про то, как оценивать. Пока у нас не поменяется система образования, проблем в стране будет все больше и больше. Никакая модернизация, к которой я отношусь с большим интересом и почтением, не может случиться при такой системе образования, которая есть в стране.

- Вы участвовали в ТВ-программе «Поединок» Владимира Соловьева. Вы тогда выиграли?

- Да, выиграл, но если бы даже не сказал ни слова, победа в том поединке была бы за мной (улыбается). Потому что против меня была дама, которая была за ЕГЭ. А у наших людей, что еще раз показала та телепрограмма, такое отношение к ЕГЭ, что, если бы на моем месте был стол, он бы тоже выиграл. Однако наши власти упрямо стараются не замечать этой ситуации и продолжают тянуть всю эту историю с ЕГЭ.

- Не так давно в московском театре «Модернъ» состоялась премьера спектакля «Любовь в двух действиях», где вы не только автор пьесы, а еще и режиссер-постановщик. Сосредоточили всю власть в своих руках?

- Нет, что вы! Со мной работало столько талантливых людей... Хореографом стал Илья Авербух - совершенно фантастический человек. На мой взгляд, очевидный гений. Это первый спектакль, в котором Любовь Толкалина играет большую, главную роль и делает это просто изумительно. Там замечательно играет и артист Юрий Беляев.

- Вы написали книгу «Интеллигенция и гламур». Интересно, а себя вы считаете интеллигентом?

- Ни один интеллигентный человек не скажет про себя: «Я интеллигентный человек». Это ведь один из признаков интеллигентного человека - не бить себя в грудь, не орать, что он и есть интеллигент, мол, берите с меня пример.

- Что сейчас происходит с нашей интеллигенцией?

- Слово «интеллигент» попало в русский язык из книг писателя с по-своему трагической судьбой по фамилии Боборыкин. Он написал огромную тучу романов, пьес, рассказов, и от всего его наследства осталось одно слово. Он внес в русский язык слово «интеллигент» в том смысле, который мы имеем в виду. И оно с самого начала ассоциировалось с Чеховым. Интеллигенция у нас такая - чеховская. При советской власти государство интеллигенцию гнобило, но сама интеллигенция к самой себе очень хорошо относилась. Окуджава, Высоцкий - они были кумирами.

Сегодня же, на мой взгляд, интеллигенция - это прослойка между гламуром и народом. Они не сливаются окончательно, потому что есть интеллигенция. Она есть, потому что интеллигенция - это не только писатели и поэты. Это же еще врачи, учителя. Но поскольку в России две беды, на мой взгляд, это медицина и образование, они существуют очень тяжело, им не до борьбы.

Учителя, мне кажется, просто святые люди. В ситуации, когда бесконечно происходят реформы образования, которые не меняют ничего, кроме того, что добавляют учителю необходимость заполнять еще 258 бумажек, просто преподавать - это замечательно. Хотя результаты сегодняшнего преподавания порой просто ужасные.

- В рядах интеллигенции принято ругать таких персон, как Ксения Собчак и Тина Канделаки, а вы в своей новой книге даже для этих одиозных фигур находите добрые слова.

- Я просто анализирую ситуацию, причины их подъема, успеха, популярности. Они ведь никого не убивали, не грабили, не делали ничего противозаконного. И добились очень большого жизненного успеха. Хочу ли я с ними дружить? Нет. Хочу ли с ними общаться? Нет. Но я не вижу повода, почему я должен их не уважать.

- Вы ведете программы на ТВ и радио, пишите романы и пьесы, преподаете, ведете мастер-классы. А как себя позиционируете прежде всего?

- Я себя вообще никак не позиционирую. Я просто делаю очень большое количество дел. Некоторые из них у меня получаются лучше, другие - хуже. У меня есть определенная задача - зачем я все это делаю. Но при этом не буду говорить: «Вы знаете, подлинно русский последний интеллигент - это я». Никогда в жизни такого не произнесу!

- Как вы все успеваете? Сколько часов в день спите?

- У меня очень много свободного времени. А ощущение того, что Максимов безумно занят, рождается от того, что я каждый день в телевизоре. Но съемка же отнимает три часа в день... Я много сплю. Ложусь в два-три ночи и встаю в 11-12 дня.

- Есть ли у вас ощущение уверенности в завтрашнем дне?

- Нет такого ощущения. Потому что за будущее отвечает Господь, и никогда не знаешь, что будет завтра. Во-вторых, у человека, который работает на ТВ, не может быть уверенности в завтрашнем дне, потому что в любой момент ваша передача может быть закрыта. Уверенность в завтрашнем дне во многом дают материальные запасы. У меня же таковых нет. Если меня уволят с ТВ, не знаю, что буду делать. Потому что книги дохода не приносят вообще, спектакли - мизерный.

- Интересно, в программе «Дежурный по стране» вы согласовываете со Жванецким вопросы и темы для обсуждения заранее?

- Никогда! Никогда не согласовывал ни со Жванецким, ни с другими героями ни одного вопроса. Наверное, цензура есть! Раз об этом говорят, наверное, она есть. Но я лично на своих передачах ее не ощущал. Может быть, это связано с тем, что я делаю передачи не политические. Хотя «Дежурный по стране» - политическая передача... Но она не режется. Режутся рассказы Жванецкого, потому что Михал Михалыч - человек очень увлеченный, он как начнет читать, так не может остановиться.

Михаил АНТОНОВ