Отстояв почти двое суток на якоре под датским берегом, 27 июня «Седов» покинул Балтику. С начала плавания за кормой остались почти две с половиной тысячи миль угрюмой балтийской воды. Лето здесь так и не наступило, даже в солнечные дни холодный ветер отметал всякую мысль расстаться с надоевшими свитерами и куртками. Но самая северная точка кругосветного маршрута над мысом Скаген уже пройдена, и скоро вечное тропическое лето заставит нас ностальгически вспоминать ушедшие зябкие деньки…

Переждав терзавший Северное море жестокий шторм, мы продолжили плавание. Попутный ветер подкинул капитану идею сыграть парусный аврал. Возбужденные курсантские команды рвались в бой. В глазах парней горел молодой азарт очередного сражения с парусами и веревками, они уже знают, что делают, научились отличать брасы от шкотов, а подъем на мачту кажется им лучшим развлечением дня.

Вспоминаются первые мальчишеские опыты покорения седовских мачт. Любимое словечко - «Жесть!». Трясущиеся руки долго не позволяли справиться со страховочным поясом. Привыкание к высоте, понимание своих действий на каждой стадии работы на реях пришли постепенно, и сегодня «Седов» имеет бравую сотню лихих матросов, способных на многое. На их долю пришлось, пожалуй, самое трудное - одеть обнаженный рангоут в белую парусину, часами выстаивая на высоте, не обращая внимания на холод и ветер. Зато сегодня за ними с завистью наблюдают иностранные практиканты, затянутые в суперсовременные высотные «сбруи», но только собирающиеся сделать первые шаги наверх в оплаченном недельном переходе.

Боцмана не нахвалятся на своих подопечных. Любо-дорого смотреть на слаженную работу курсантов на авралах. Жаль, недолго этой обученной команде осталось провести на борту, меньше чем через месяц в Касабланке их сменит новая партия практикантов, и начнется еще один круг волшебного превращения неоперенных птенцов в бывалых матросов.

Потом, в январе, во Владивостоке все повторится еще раз. Полную кругосветку от Петербурга до Петербурга пройдет только основной экипаж «Седова». Мы тут как-то на досуге заспорили - какую точку можно считать завершением полного оборота вокруг земного шара? И обнаружили целых четыре вехи, способных претендовать на итоговый рубеж. Первая, конечно же, это оставленная нами в конце мая Северная столица, куда парусник должен возвратиться 20 июля 2013 года. Вторая случится совсем скоро, в Бремерхафене, где власти и общественность готовят свою церемонию проводов барка. Именно в этот город мы снова придем через год, именно этот порт станет точкой выхода и захода, а потому имеет право претендовать и на пышную встречу.

Симпатичненько выглядит пересечение нулевого меридиана, которое дважды случится за время плавания в проливе Ла-Манш, - тоже вполне завершенный круг. А фактическая точка пока скрывается где-то в тропиках Атлантики, и станет она известна только тогда, когда, обойдя Африку, «Седов» будет возвращаться в Европу, и вахтенный штурман обнаружит пересечение маршрутов.

А они обязательно пересекутся.

Паруса «Седова» притягательны. К нам подворачивают возвращающиеся с промысла рыбачки, меняют курсы капитаны огромных пассажирских лайнеров, стараются поближе пройти обгоняющие нас вечно спешащие танкера и сухогрузы. Если бы просчитать самый фотографируемый в мире объект, «Седов», наверняка, будет на вершине этого хит-парада, суммируя морские встречи и портовые стоянки. И на всех этих снимках - флаг России, страны, сумевшей не только сохранить легендарный винджаммер, но и снарядить его в кругосветное плавание.

Фото:
Марсовый развязывает парус.
Фото:
Пошел все наверх!
Фото:
Юнга из Нефтеюганска Сергей Звездин.
Валерий ВАСИЛЕВСКИЙ, помощник капитана по связям с общественностью, специально для «Мурманского вестника». Барк «Седов», Северное море